От политолога Как живется украинцам в Эстонии? Данные социологических опросов (1)

Copy
Дмитро Хуткий.
Дмитро Хуткий. Фото: личный архив

После полномасштабного вторжения России в Украину в Эстонию хлынул поток вынужденных украинских мигрантов. Официально они находятся под временной защитой, при этом их обычно называют беженцами. Как же они сами себя чувствуют? Этот вопрос разбирает социолог и политолог Дмитро Хуткий.

Данный материал подготовлен в сотрудничестве Института Шютте Тартуского университета и Rus.Postimees.

Всего с 24 февраля 2022 года в Эстонию прибыло и осталось более 90 000 украинцев. Со временем это число уменьшилось: некоторые переехали в другие страны, а некоторые вернулась в Украину. В частности, по состоянию на 9 мая 2024 года действующий вид на жительство на основании временной защиты имели более 30 000 украинцев.

Как же украинцам живется в новой стране? Многие жители Эстонии непосредственно сталкивались с украинцами и вполне закономерно делали свои выводы. Однако, когда речь идет о десятках тысяч человек, живущих в разных уездах Эстонии, обычному человеку составить точную картину из личного опыта общения просто невозможно.

К счастью, тут на помощь приходит социология. На основании статистических закономерностей и методологических экспериментов было определено, что, если опрашивать людей в разных частях страны, отбирая их по определенной методике (например, случайным образом по списку или идя по маршруту среди рандомно отобранных населенных пунктов и улиц), можно получить довольно точные результаты. В частности, для Эстонии с ее населением в 1 366 491 человек (по состоянию на 1 января 2024 года), достаточно опросить правильно отобранных 400 человек (так называемую репрезентативную выборку), чтобы получить ответы на вопросы с максимальной погрешностью всего лишь плюс-минус 4,91%.

И в Эстонии как раз проводились социологические опросы, которые освещают жизнь украинцев в стране.

Уже в июне-июле 2022 года команда исследователей Тартуского университета и университета Турку провела и проанализировала анонимный опрос 527 украинцев, которые прибыли в Эстонию, стремясь избежать войны в Украине. Из них 500 имели статус временной защиты, а 27 или находились в процессе ее оформления или пребывали в другом статусе. В следующих абзацах представлены результаты этого опроса.

Несмотря на кажущуюся легкость найти и оплатить жилье, условия проживания новоприбывших украинцев не всегда были комфортными.

Так, для 60% опрошенных было «скорее легко» или «очень легко» (соответственно, 40% было «скорее сложно» или «очень сложно») найти жилье в Эстонии. 52% респондентов оплачивали жилье или сами или вместе с родственниками или друзьями, тогда как 48% оплачивали жилье полностью или частично за счет компенсации эстонского правительства или из других источников. При этом, 62% участников опроса проживали в одной квартире с 2 и более (иногда 6 и более) другими жильцами. В 90% случаев они жили с другими украинцами. 62% респондентов (не обязательно те же самые, что и упомянутые ранее) жили в однокомнатных квартирах.

В целом, новоприбывшие украинцы чувствовали себя в относительной безопасности и в дружелюбном окружении.

На вопрос, что больше всего нравится в Эстонии, 56% опрошенных назвали ощущение безопасности и мира для себя и своих детей. Более того, 92% респондентов отметили, что с ними обходятся хорошо. Однако для полноценной жизни просто доброжелательного отношения недостаточно. Поэтому, среди опрошенных, 66% дружили с другими украинцами, 33% – с эстонцами, 4% – с русскими и 1% – с другими национальностями (можно было назвать несколько национальностей, поэтому сумма ответов превышает 100%).

Каждому четвертому новоприбывшему украинцу было сложно найти друзей в Эстонии.

Однако, 25% респондентов не имели в Эстонии друзей вообще. Сложнее подружиться с местными было новоприбывшим, старшему поколению и мужчинам. Стоит учитывать, что в июне-июле 2022 года 88% прибывших из Украины вообще не владели эстонским, а 32% – даже английским, что могло создавать трудности в общении. Поэтому, 14% отметили языковой барьер и трудности в адаптации, а 15% чувствовали одиночество и тоску по Родине. Неудивительно, что 98% опрошенных регулярно общались с людьми из Украины, причем 73% респондентов общались с близкими людьми, живущими в Украине, каждый день или даже несколько раз в день.

Многие из новоприбывших украинцев были открыты к новым возможностям.

На вопрос, чему полезному научились в Эстонии, 17% ответили, что получили новый опыт, в том числе нового языка. Характерно, что процент тех, кто научился чему-то новому, был выше среди тех, кто овладел хотя бы азами эстонского языка. Также 15% отметили, что им открылись новые образовательные возможности для себя и своих детей. Хотя 31% опрошенных родителей продолжали обучать детей в украинской школе (онлайн), 29% отправили детей в эстонскую школу, а 23% – и в эстонскую, и в украинскую. Среди украинцев с детьми, 73% отметили, что им было легко найти место для детей в садики и 84% – в школе (сложнее всего было в Таллинне).

Уже в первые месяцы жизни в Эстонии многие украинцы начали работать.

Целых 26% новоприбывших уже через четыре-пять месяцев после приезда в Эстонии работали полный рабочий день, еще 8% работали или неполный рабочий день или были самозаняты, и еще 48% активно искали работу. 84% искали работу через Кассу по безработице, 75% – в социальных сетях, 46% – среди друзей и знакомых, 35% – среди новых людей, встреченных в Эстонии. Примечательно, что неформальные каналы помогали найти работу лучше, чем официальные: 38% нашли работу благодаря друзьям и знакомым, 32% – через социальные сети, 28% – от новых людей в Эстонии, и только 28% – через Кассу по безработице.

Многим новоприбывшим украинцам нравилась работа в Эстонии.

Среди тех, кто видел на работе позитив, 36% отметили, что им нравится рабочая атмосфера, отношение и коллеги, еще 14% сказали, что работают по профессии и им нравится то, чем они занимаются, еще 14% ценят гибкий график и возможность работать дистанционно. Конечно, не всякая работа прекрасна. 15% опрошенных сетовали на слишком тяжелую работу в большом объема, и еще 8% – на неудобный график и слишком долгий рабочий день. Характерно, что на работе 92% общались на русском языке, 39% – на английском, 31% – на украинском, 22% – на эстонском, и еще 2% – на других языках (можно было назвать несколько языков общения, поэтому сумма ответов превышает 100%).

Несмотря на в целом хорошие условия жизни, большинство новоприбывших украинцев хотели вернуться на родину.

Целых 90% признались, что скучают по родному краю. При определенных условиях, 66% опрошенных были настроены вернуться в Украину. В частности, 2% – намеревались уже в следующем месяце, 32% – когда будет безопасно, 32% – после окончания войны. Еще 24% сказали, что не определились, и только 10% были уверены, что останутся в Эстонии.

Несмотря ни на что, три четверти новоприбывших украинцев смотрели в будущее оптимистично.

Через полтора года, в сентябре-октябре 2023 года уже другие организации (Эстонский совет помощи беженцам, Международная организация миграции, Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев) провели и проанализировали нерепрезентативный опрос 564 домохозяйств беженцев в Эстонии, из которых 99,5% были гражданами Украины, преимущественно живущих в больших городах. Результаты этого более нового опроса (приведенные далее) показали уже заметно другую картину.

За полтора года, почти все оставшиеся украинские беженцы интегрировались в правовую и образовательную системы Эстонии.

97% опрошенных имели вид на жительство в Эстонии на основании временной защиты. 93% детей школьного возраста ходили в эстонскую школу.

Через полтора года жизни в Эстонии, около двух третей беженцев-украинцев хорошо адаптировались к эстонским условиям проживания и здравоохранения.

68% не видели трудностей в жилищных условиях. А среди тех, кто отметил трудности, больше всего, 42%, сетовали на слишком высокую арендную плату. 63% не видели трудностей в доступе к здравоохранению. Но среди тех, кто замечал сложности в медицине, больше всего, 66% обращали внимание на слишком долгое время ожидания приема врача.

За полтора года действия временной защиты более половины трудоспособных украинских беженцев трудоустроились в Эстонии.

Среди респондентов работоспособного возраста, 52% имели работу в Эстонии (еще 8% учились, 5% занимались домохозяйством, и только 26% не работали). 32% опрошенных не видели существенных препятствий для поиска работы. Среди остальных, основными препятствиями в поиске работы 80% назвали недостаточное знание эстонского языка, 35% – отсутствие достойных вариантов работы, 21% – непризнанные дипломы или навыки (можно было назвать несколько сложностей, поэтому сумма ответов превышает 100%).

По прошествии полтора года полномасштабной войны, две трети украинских беженцев (но далеко не все) отмечали позитивное отношение со стороны жителей Эстонии.

65% респондентов-украинских беженцев, живущих в Эстонии, не замечали трений с местными жителями. Однако, 35% опрошенных беженцев заявили о том, что они подвергались враждебному поведению со стороны местного населения. В частности, среди заявивших о таких проблемах, 64% подвергались словесной агрессии, 35% – агрессивным комментариям в социальных сетях, 29% – дискриминации при поиске работы или жилья, 16% – агрессивным комментариям на новостных форумах, и 7% – физическому нападению (можно было выбрать несколько вариантов проблем, поэтому сумма ответов превышает 100%). Более того, хотя 58% опрошенных не переживали за мальчиков и 68% – за девочек, все же 42% респондентов беспокоились об опасностях для мальчиков и 32% – за девочек (таких, как отсутствие ухода и заботы о детях, психологическое насилие, онлайн-насилие, ухудшение ментального здоровья и психосоциального благополучия).

Воодушевленные дни закончились, начались суровые будни.

В целом, можно отметить некую динамику самочувствия украинских беженцев в Эстонии. В первые месяцы полномасштабной войны и вынужденной миграции, они сталкивались с большим количеством материальных трудностей и огромного эмоционального напряжения. Но они справлялись с этим, благодаря помощи эстонского государства и Европейского Союза, опираясь на поддержку близких из Украины и гостеприимство жителей Эстонии. По прошествии полтора года, украинские беженцы более основательно интегрировались в правовое, трудовое, и бытовое поле Эстонии. Однако, они начали сталкиваться с ощутимыми сложностями в поиске работы из-за недостаточного владения эстонским языком и в ощущении небезопасности себя и своих детей из-за враждебности некоторых местных жителей. Рассмотренные вопросы требуют решения со стороны эстонских государственных служб и общественных организаций.

Наверх