«Главная проблема в школьной программе»: как приучить молодежь к чтению? (1)

Анастасия Тидо
, журналист
Copy

Кажется, что гаджеты заняли все внимание школьников и места для книг в детском мире не осталось. Правда ли это, как подобрать удачные книги для детей всех возрастов и что делать, чтобы ребенок читал? Эти вопросы ведущая передачи Rus.Postimees «На кухне» Анастасия Тидо обсудила с учителем Таллиннской Тынисмяэской реальной школы Игорем Калакаускасом и редактором Rus.postimees, матерью двух подростков Инной Мельниковой.

Выдержки из беседы:

- Анастасия Тидо: Давайте напомним, что школа закончилась, но, наверное, очень многие дети получат на лето списки обязательной внеклассной литературы, и во многих семьях встанет остро вопрос, как сделать так, чтобы ребенок хоть что-то прочел из этого списка.

Я думаю, никто не будет спорить с тем, что современные дети читают значительно меньше, чем, скажем, наше поколение, потому что у нас особо не было других развлечений. Если у тебя по телевизору какая-нибудь производственная драма, то Фенимор Купер вполне себе альтернатива. Но как вы считаете, почему должен хотеть читать человек, у которого есть мобильные игры PlayStation, YouTube, TikTok?

- Инна Мельникова: Я бы, наверное, вообще не подходила позиции, что кто-то «должен». На самом деле никто никому ничего не должен. Это либо есть, либо нет. Я могу сравнивать, допустим, опыт своей собственной семьи: меня и сестру. Я читала абсолютно запойно. Меня, по-моему, без книги вообще было не видно никогда и нигде. Сестра читала поменьше.

То же самое я наблюдаю по своим двум. Дочери 18 лет, она просто запойно читает все подряд. Сына на аркане к книгам не затащишь. У него был какой-то период, наверное, классе в пятом, когда он запойно перечитал всю полку своей мальчишеской литературы. В общем, на этом всплеск закончился.

- А. Т.: А какие у вас наблюдения на этот счет?

- Игорь Калакаускас: Если говорить о школьниках, то с книгами я их редко вижу. Собственно говоря, где вы видели людей с книгами в большом количестве?

- А. Т.: В метро 20 лет назад...

- И. К.: Да. Я действительно не знаю, что с этим нужно делать, потому что я как учитель и человек понимаю, что читать нужно. Это необходимо для интеллектуального развития, но как убедить в этом молодежь, я, честно говоря, не очень понимаю.

- А. Т.: Вот, кстати, как вы считаете, почему необходимо? То есть всегда были аргументы, что это развивает речь письменную и устную, это развивает воображение. Сейчас есть какие-то другие носители информации. Они не заменяют?

- И. М.: На мой взгляд, нет. Потому что, опять же, сравнивая своих двух детей, я вижу, что если человек читает, у него зрительная память формирует навык письма. Это то, что называется врожденной грамотностью. Человек автоматически пишет грамотно. Если человек не читает, у него этот момент восприятия зрительного информации и правильного написания испаряется. Поэтому бывает корова через «а» и всякие другие ситуации.

Плюс это действительно очень хорошо формирует речь и, мне кажется, еще формирует правильное изложение мыслей. То есть нет, в голове каши, оно как-то упорядочивает это, но при условии, если литература хорошая.

- И. К.: Я тоже согласен с тем, что действительно это формирует речь. Это действительно формирует и мировоззрение.

У меня в детстве были, мне кажется, правильные книги, которые в значительной степени меня сформировали как личность, как человека. И если говорить о нынешней молодежи, то я не знаю, что они читают. У меня немножко не тот предмет, но я вижу, что они формулировать свои мысли могут с каждым годом все меньше и меньше.

Это клиповое мышление. Это какое-то очень поверхностное отношение ко всему. Это очень четко видно. А сейчас, с появлением искусственного интеллекта, наверное, высший пик этого интереса к нему. Я время от времени даю своим ученикам задания написать какие-то статьи для школьной газеты. Я уже 20 лет занимаюсь школьной газетой, и мне периодически присылают тексты, написанные искусственным интеллектом. Я его сразу определяю.

- А. Т.: Как?

- И. К.: В искусственном интеллекте нет души. То есть в этом тексте написано много, красиво и ни о чем. Ученики сейчас пока еще сознаются в этом, не отпираются. И когда я показываю ученикам, просто выставляю на экран и говорю: «Посмотрите, почитайте этот текст. Неужели вы не понимаете, что я понимаю, что это совершенно ни о чем». Но, видимо, этим должны мы переболеть все вместе. Только вот когда же переболеем?

Мне иногда становится если не страшно, то, по крайней мере, как-то беспросветно. Мне кажется, господи, мы сдали и эту крепость - крепость, которая называется «Литературное чтение».

- А. Т.: У вас возникает когда-нибудь в классе или дома дискуссии, что, возможно, и не нужна сейчас, скажем так, грамотность в голове. Если учесть, что есть все эти спеллчекеры, Т9 и прочее. Допустим, нас когда-то учили каллиграфическому письму. Приучали, чтобы буквы были ровненькие. Может с грамотностью то же самое? Компьютер все проверит.

- И. К.: Я, честно говоря, не знаю.

- И. М.: Мне кажется, главная проблема в школьной программе. Это тоже очень мое больное место. И это моя любимая история про «Бородино», которую я писала у себя в ленте, наверное, лет пять назад, когда начала наблюдать закономерность.

Приходит моя дочь из школы и говорит: «Мама, нам задали выучить «Бородино». Я аж подпрыгнула. Я, если честно, думала, что уже сто лет назад отошли от этого. Потом начала просто сопоставлять. То есть получается так, что мои бабушки-дедушки, мои родители, я и все мои родственники учили это несчастное «Бородино».

Эта драма развивалась у нас с моими детьми. Когда я открыла учебники, я охнула: невозможно учиться по этой программе! Она отшибает интерес намертво.

Я, в принципе, подумала, что если бы не Революция 1917 года, когда в том числе было реформировано и образование и отказались от латыни, от уроков Закона Божьего, мы бы продолжали ехать по этим дрожжам.

Мне кажется, программу надо очень здорово менять, потому что, на самом деле, есть очень много современной шикарной детской литературы. Необязательно это «Гарри Поттер», есть Наринэ Абгарян с «Манюней». Это то, что на поверхности. И когда детей увлекаешь этим, это как-то побуждает их двигаться дальше. Но когда они читают «Скажи ка, дядя…», у меня, например, кроме уныния это не вызывает ничего.

- А. Т.: Я в каком-то смысле согласна. Я видела несколько разных школьных списков литературы и у меня были к ним вопросы. Даже тут дело не в том, что, скажем, мне не нравится конкретный писатель или произведение, а в том, чтотам много не лучших образцов советской литературы. А сегодня, когда детям доступно уже вообще все, то, наверное, эти списки надо составлять как-то тщательнее.

- И. М.: Дети не знают этого. Я, кстати, видела списки литературы на лето, они у нас довольно неплохие и интересные. Но опять же, если у ребенка со школы в этой программе не заложена привычка к чтению, его никто летом не заставит выйти из компьютера и сесть за этот список. А из-под палки заставлять ребенка читать, когда родители работают, это нереально.

Наверх