Эстонский морпех Клишевич рассказал, как работают в Украине инструкторы из стран НАТО (4)

Дмитрий Мороз
, журналист
Copy

Усилий только лишь учебных центров ВСУ оказалось явно недостаточно для того, чтобы обучить и держать в военном тонусе миллионы людей с оружием. Большая часть западных инструкторов в Украине - это представители армии США, Великобритании, Польши, Германии и Франции - как крупнейших стран-членов Альянса. Но и Эстония в этом смысле также не отстает. В нашей стране украинские бойцы получают бесценный опыт владения оружием западного образца. Есть и самостоятельные инструкторы, которые делятся своими знаниями с бойцами ВСУ.

Один из таких инструкторов, бывший морской пехотинец ВМС Эстонии Алекс Клишевич, согласился дать эксклюзивное интервью для «Украинской студии» на портале Rus.Postimees. Но к нам в студию Алекс пришел не один, а с женой Анной, которая является военнослужащей и инструктором по тактической медицине в Кайтселийте, и тоже помогает своему супругу обучать украинцев сопротивляться российской агрессии. И обоим инструкторам есть чем поделиться, поскольку оба имеют большой опыт в армейской службе.

- Алекс, расскажите о тренингах в Украине. Каким образом получилось, что бывший морпех из Эстонии обучает военному ремеслу украинских бойцов?

- Все это началось со старта полномасштабных действий. И когда потребовалась помощь, мы поехали. Сначала мы отправляли в Украину разные грузы, которые были необходимы бойцам, была такая волонтерская деятельность. Нас пригласили, и мы стали организовывать там разные тренинги. В основном они касались медицины, стрельбы, владения оружием, патрулей, блокпостов, разминирования. Но волонтерская деятельность началась задолго до этого, на самом деле, с 2014 года. Мы помогали реабилитации украинских военных в Эстонии в наших реабилитационных центрах.

- Каких непосредственных знаний не хватало украинским бойцам, когда вы приступили к работе инструктором в 2022 году?

- На момент, когда я приехал, летом 2022-го, не хватало практически всех знаний. Солдаты очень мало стреляли, им не выдавали оружие, были такие, которые ничего на знали о минно-подрывном деле, у многих абсолютно отсутствовало понимание оказания первой помощи согласно стандартам. На блокпостах мы проводили обучение, как досматривать автотранспорт, чтобы находиться в этот момент в безопасности.

Тренинг для солдат ВСУ.
Тренинг для солдат ВСУ. Фото: Личный архив Клишевич

- Да, на блокпостах было допущено много ошибок, насколько мне известно.

- Да, конечно. Один из случаев в Египте был, когда на блокпост подъехали боевики организации «Братья-мусульмане» и расстреляли семерых египетских военных, просто проехав мимо на автомобиле.

- А в чем часто ошибаются военные и гражданские, в том числе, когда возникают конфликты на блокпостах?

- Это рутина, когда солдаты устают, перестают выполнять обязательные требования, начинают вести себя на блокпостах более разболтанно, могут поставить винтовку, пойти посидеть, засыпают на ночных дежурствах.

- А как себя вести гражданским, чтобы избежать конфликтных ситуаций?

- Прежде всего, разговаривать уважительно, не делать резких движений, не бегать, не суетиться, потому что нервная обстановка может и у военных вызвать нервозность, и они начнут реагировать как-то не так, могут заподозрить. Необходимо предъявлять документы по требованию, как положено, согласно распорядку этого пропускного пункта.

Алекс Клишевич на учениях НАТО.
Алекс Клишевич на учениях НАТО. Фото: Личный архив Клишевич

- Анна, я знаю, что вы сопровождали супруга в Украине во время этих тренингов. Вот, например, для сравнения. Что вы видите сейчас, сильно ли изменилась украинская армия за эти годы?

- Если сравнить с 2014 годом, и с тем, что мы видим в 2022 году, изменения очень существенные. Кроме того, мои братья воюют, поэтому у меня есть информация из первых рук. Эта война - полный кошмар, но, с другой стороны, она дала толчок к развитию армии. Были пересмотрены практически все протоколы, документы, по которым украинская армия работала раньше.

Что касается тренировок, что касается питания, которое было у ВСУ в прошлые годы, это уровень, который во многом уже не уступает странам НАТО. Во многом даже лучше выглядит. Форму свою приобрели. В этом же направлении пытается работать территориальная оборона, которая пытается выглядеть хорошо. Они используют отличительные знаки, чтобы все было корректно, и чтобы воспринимали их серьезно. Они пытаются найти лучших инструкторов, тренеров, и уровень уже гораздо выше.

- Алекс, а как вы там оказались?

- Не могу разглашать, кто именно, но да, военное командование нас пригласило.

- В 2014 году некоторые подразделения по личной инициативе приглашали инструкторов из стран НАТО.

- Да, так и есть, многие мои коллеги работали в таком же направлении. Многие мои знакомые помогали мне медицинским снаряжением. Мои друзья из польских сил ССО (силы специальных операций) помогали нам, мы брали у них медицинское снаряжение и везли его в Украину.

- Что вы возили в качестве волонтеров?

Анна: - В основном это была форма, прежде всего, потому что она тогда очень быстро изнашивалась, все одевались, как могли. Ну в основном и везли форму, бронежилеты, очень много медицинского. Сейчас уже такого дефицита нет, наладили свои каналы поставок, наладили производство внутри Украины. Некоторые образцы достаточно неплохого качества.

Военнослужащая Кайтселийта Анна Клишевич на учениях. У нее на груди Серебряный знак Министерства обороны Эстонии, который ей вручили за многолетний вклад в проект реабилитации украинских бойцов.
Военнослужащая Кайтселийта Анна Клишевич на учениях. У нее на груди Серебряный знак Министерства обороны Эстонии, который ей вручили за многолетний вклад в проект реабилитации украинских бойцов. Фото: Личный архив Клишевич

- А насколько легко украинцы воспринимают эти знания, которые вы пытаетесь им передать? Ведь все-таки многие из тех людей, которых вы обучали, уже довольно взрослые люди.

Алекс: - В общем, неплохо. Я бы даже сказал, очень хорошо. Не могу сказать, что у меня какой-то талант к передаче знаний, но, тем не менее, люди достаточно быстро и легко все понимают, если с ними хорошо разговаривать, объяснять им, все показывать на схемах. Они все схватывают на лету. И когда я служил в эстонской армии, мы обучали украинских солдат, которые также достаточно быстро все понимали.

- А где лучше обучать украинцев - за границей, где процесс обучения можно организовать спокойнее, без воздушных тревог, или в самой Украине?

Алекс: - На самом деле, мне в Украине было проще. В Украине люди понимают необходимость в обучении. Они даже переступают через какие-то барьеры, чтобы это только было. Например, на границе нас пропускали без всяких остановок, мы проезжали очень легко.

Мы не стояли в очередях, не было проблем с документами, хотя в то же время там были километровые очереди. Проезжали блокпосты, нас никто не останавливал, даже когда мы ездили ближе к линии фронта, что иногда кажется вообще невозможным технически. У нас были шифры, сопровождающие. Когда я ехал один в машине, меня остановили полицейские, которые проверили меня и пожелали счастливого пути.

- Каких знаний украинцам не хватало больше всего, когда вы приехали их обучать?

- В данном случае не хватало практически всего. Вот мы и сделали такой специальный курс, который включал в себя медицину, потому что некоторые не совсем правильно понимают разные стандарты в тактической медицине, это вид военной медицины для оказания первой помощи раненому на поле боя.

Второй курс - владение оружием, потому что у многих остались еще старые, советские модели обращения с оружием. Иногда им просто мало дают стрелять. Также мы обучали патрулированию территории: это и автопатруль, и пеший патруль. Кроме этого, мы моделировали ситуации на блокпостах, как обнаружить противотанковые или противопехотные мины, самодельные взрывные устройства.

Курсы по тактической медицине в Украине.
Курсы по тактической медицине в Украине. Фото: Личный архив Клишевич

- Многие военные в Украине жалуются, что очень мало времени на обучение выделяется в учебных центрах Министерства обороны. Как вы считаете, сколько необходимо времени, чтобы хорошо обучить гражданского человека?

- Это очень индивидуальный подход. Возможно, я дам неправильный ответ, но к этому невозможно быть готовым. Да, вы имеете много знаний, но понадобятся они вам в нужный момент или нет, очень сложно сказать. Да, конечно, два месяца - это очень немного, учитывая, что простая срочная служба у нас в Эстонии идет одиннадцать месяцев, и я считаю, что эти солдаты еще не готовы к войне, хотя они очень неплохо готовятся у нас в армии. Нужно быть солдатом.

- Хорошо, тогда сузим вопрос: вот вы, Анна, инструктор по тактической медицине. Сколько необходимо времени, чтобы среднестатистического человека обучить знаниям и навыкам боевой медицины?

- Если мы говорим об обычном солдате, а не подготовке для медицинского персонала, то, в принципе, мы можем за неделю или две обучить. Человек будет иметь необходимые знания, как поступить, что у него должно быть с собой, как это применить. Мы демонстрируем все способы на случай, если не будет жгута. Кроме прочего, мы сами собирали информацию у медиков, какие наиболее распространенные травмы могут быть на войне. И мы давали рекомендации, чтобы каждый солдат мог применить эти способы.

Анна Клишевич на учениях где-то в лесах Эстонии.
Анна Клишевич на учениях где-то в лесах Эстонии. Фото: Личный архив Клишевич

- А вот интересно, как вы реагируете на все эти видео с фронтов, когда российские солдаты, оказывается, все еще пользуются советскими жгутами Эсмарха.

- Моя первая реакция на это была, словно я смотрю какое-то немое кино. Но, я так понимаю, что они используют эти средства по причине того, что просто нет ничего лучше.

- Алекс, а каким опытом Украина уже может поделиться с теми же странами НАТО? Ведь все-таки война идет уже десяток лет и какой-то опыт, так или иначе, у украинцев есть.

- Опыта очень много, в самых разных направлениях. Я был сапером в эстонской армии, и ребята из украинской армии мне присылают разные новые виды мин, мины-ловушки, самодельные взрывные устройства, которые они применяют. И в этом направлении для меня и для моих коллег очень много нового, чего ранее мы не видели. С чем мы ранее не сталкивались. Конечно, в разных направлениях, в пехотной тактике, в медицине, во всем этом есть очень большой опыт, украинцам есть чем поделиться.

Алекс Клишевич со своей женой Анной после прыжка с парашютом.
Алекс Клишевич со своей женой Анной после прыжка с парашютом. Фото: Личный архив Клишевич

- А лично для вас что стало неожиданностью в этой войне?

- Само начало было весьма неожиданным. Для меня было удивительным, когда во время первого вторжения в Украину многие российские солдаты имели всего по четыре магазина при себе. Кроме того, почему-то они прихватили с собой парадную форму. Я не представляю, кто в трезвом уме и памяти может кого-то штурмовать с четырьмя магазинами.

- Эстонские политики говорят о возвращении такого явления как гражданская оборона. Как вы считаете, это необходимо в принципе, и как это должно выглядеть?

- Если быть кратким, то фактически у нас уже есть гражданская оборона. В школах проводят уроки Riigikaitse, где детям объясняют, что такое государственная оборона, я сам участвовал в одном из таких проектов: мы устраивали летние лагеря, вывозили детей, они тоже были в форме, ели из котелка, их обучали тактике в игровой форме. Кроме того, у нас есть Кайтселийт. Разве это не гражданская организация? Там находятся гражданские люди, добровольцы, которые по факту не являются военными.

С коллегами на Ближнем Востоке.
С коллегами на Ближнем Востоке. Фото: Личный архив Клишевич

- Может быть, политики считают, что этого недостаточно.

Анна: - С тех пор, как в Украине началась полномасштабная война, Кайтселийт стал весьма популярным, и люди уже сами стали записываться в его ряды, понимая, что может возникнуть такая надобность - защищать родину. Многие ожидают уже довольно длительное время, потому что организация все-таки серьезная и, как ни крути, официальная, они проверяют людей, их бэкграунд, все это происходит на высоком уровне. Сейчас Кайтселийт работает с армией, сотрудничает с НАТО, поэтому возможность научиться чему-то и быть готовым есть у каждого жителя Эстонии.

- Алекс, знаю, что вы открыли охранное агентство. Востребованы ли подобные услуги в среде богатых людей Эстонии, особенно после начала полномасштабного вторжения России в Украину?

- К сожалению, в Эстонии - нет, в основном мы работаем за границей, в странах Африки и Азии, Ближнего Востока. Сейчас мы пытаемся открывать новые направления в Европе, охранять всевозможных лиц, яхты, потому что существует пиратская угроза даже в Средиземном море, в Аденском заливе, у побережья Сомали, где мы очень много работали и продолжаем работать сейчас.

Работа с партнерами в Азии.
Работа с партнерами в Азии. Фото: Личный архив Клишевич

- Как вы познакомились, где вас свела судьба?

Анна: - В Кайтселийте, можно сказать, и познакомились. Мне была интересна эта организация, я хотела туда вступить и заниматься там военным делом. Алекс на тот период времени был там уже с 2010 года. Ему было мало армии, и на выходных он еще и в Кайтселийте мог поучаствовать. Были учения, и мы там познакомились. Я думаю, что мы не единственный пример.

- Анна, расскажите о вашем армейском опыте, насколько легко вам было интегрироваться в военное сообщество?

- Это был бесценный опыт. Можно сказать, это был поворотный момент в моей жизни, разделивший ее на до и после. В начале мне пришлось туговато, поскольку я была из тех людей, которые больше бегали за автобусом, чем занимались спортом. Потом пришлось подтянуться физически. Но внутри системы все настолько хорошо было интегрировано, что не возникало проблем, что у тебя нет времени на тренировку. На самом деле, ничего страшного нет, я могу порекомендовать идти служить всем, вот как, например, делают в Израиле.

Где-то на Ближнем Востоке.
Где-то на Ближнем Востоке. Фото: Личный архив Клишевич

- Алекс, а вы не скучаете по службе в морской пехоте?

- Конечно, в море тянет всегда. На самом деле, это нечто большее, это часть жизни. И с поступлением в эстонский морской флот вся моя жизнь переосмыслилась и изменилась, я как будто вышел оттуда другим человеком. У меня была впечатляющая служба, и мне до сих пор нравится заниматься этим делом. Потому что, как говорят, бывших морпехов не бывает, и я остаюсь им до сих пор.

Полную версию беседы смотрите на видео.

Наверх