ЭРККИ КООРТ Что известно о скандале в связи с отставкой Кусти Сальма? (2)

Эркки Коорт
, эксперт по безопасности
Copy
Канцлер Министерства обороны Кусти Сальм объявил в среду, 12 июня, что уходит с должности.
Канцлер Министерства обороны Кусти Сальм объявил в среду, 12 июня, что уходит с должности. Фото: Mihkel Maripuu

Канцлер Министерства обороны Кусти Сальм объявил о своей отставке, поскольку, по его мнению, правительство не готово закупить боеприпасы на сумму 1,6 миллиарда евро. О том, что мы знаем и чего не знаем о разразившемся скандале, пишет эксперт по безопасности Postimees и Академии МВД Эркки Коорт.

Перевод: Ева Ойжинская

1. Несомненно, защита Эстонии в интересах как политиков, так и чиновников. В этом есть жизненная необходимость, ведь всем известно, что произошло во время оккупации, начавшейся в 1940 году. По случаю годовщины июньской депортации уместно об этом вспомнить.

2. Мы говорим об экзистенциальных угрозах, которым мы хотим противостоять с помощью комплексной государственной обороны. Безусловно, на это нужны дополнительные средства, но мы не знаем, где их найти.

3. Обществом овладел страх перед экзистенциальной угрозой, что приводит к принятию неадекватных решений. Конечно, к экзистенциальным кризисам нужно готовиться, но важно сохранять ясность ума.

4. Отчасти масла в огонь подлила и фигура премьер-министра Каи Каллас. Спор разворачивается вокруг того, кто и в какой день что отправил и когда кто узнал что-то из СМИ. И все же ни один политик не может сказать, что нужда в дополнительных средствах стала для него сюрпризом.

5. Государственные деятели не уходят в тот момент, когда страна сталкивается с экзистенциальными рисками, а также когда трудно обосновать свою позицию или получить дополнительные средства. Большинство канцлеров в Эстонии могли бы уйти в отставку как минимум три раза за год по той же причине.

6. Мы не знаем, почему на самом деле ушел канцлер Кусти Сальм и где он будет работать. Уход без предложения о работе не кажется правдоподобным. Министерству обороны не привыкать к досрочному уходу канцлеров с 2008 года.

7. Из дискуссии складывается впечатление, что после ухода канцлера Сальма оборона Эстонии рухнет. Канцлер в Министерстве обороны точно не является последней линией обороны или античным героем, с уходом которого исчезает надежда. Канцлер - это чиновник, организующий работу министерства.

8. Уход генерала Херема и канцлера Сальма приходится на одно и то же время. Возможно, причина одинаковая, но генерал объявил о своем уходе еще в январе 2024 года. Известно, что отставки не связаны между собой.

9. Канцлер Сальм признал, что его глубоко задело, что выбор нового руководителя осуществлялся без его участия. Кандидатом Сальма был генерал-майор Вейко-Велло Пальм. Я уверен, что, ровно как и бригадный генерал Андрус Мерило, генерал-майор Вейко-Велло Пальм также мог бы стать достойным главой Сил обороны. Ему ставили в укор жесткость, но генерал не обязательно должен быть дружелюбным и мягким.

Уход генерала Мартина Херема совпадает по времени с отставкой канцлера Кусти Сальма, но генерал объявил о своем решении в январе.
Уход генерала Мартина Херема совпадает по времени с отставкой канцлера Кусти Сальма, но генерал объявил о своем решении в январе. Фото: Михкель Марипуу

10. Однако в демократическом государстве выбор главы Сил обороны все же осуществляется не офицерами.

11. Все стороны говорят о сумме в 1,6 миллиарда евро. Однако мы не знаем, что она в себя включает. Почему не 1,7 или 1,5 миллиарда? Это не просто запятая, разница составляет сто миллионов евро, что почти равно предполагаемому доходу с автомобильного налога.

12. Бюджет Министерства обороны сейчас составляет 1,35 миллиарда евро, то есть дефицит больше бюджета целиком.

13. 1,6 миллиарда - это огромная сумма. Разговоры об этом вскользь, как будто заем на государственную оборону решит все проблемы, безответственны, и это не вся история. Говорить об этом вскользь, как будто получение оборонного кредита решит все проблемы, безответственно и это не так-то просто. Мы знаем, что, безусловно, необходимо инвестировать в защиту от экзистенциальной угрозы, но мы также знаем, что кредиты нужно возвращать.

14. Мы знаем, что 1,6 миллиарда невозможно найти за счет сокращения бюджета. Нужны либо заимствования, либо повышение налогов. Общество призывает к сокращениям в государственном секторе, но мы знаем, что дополнительные 1,6 миллиарда также являются расходами государственного сектора.

15. Вы можете быть уверены, что налоги вырастут. Контекст очень благоприятный, и общество даже начало призывать к введению налога на государственную оборону.

16. Министру финансов придется оправдывать повышение налогов, а это значит, что Март Вырклаэв станет еще более ненавистным министром.

17. Правительство ранее оправдывало многие повышения налогов увеличением расходов на оборону, но при этом эти средства не доходили до оборонного бюджета. Мы знаем, что часть ушла на латание других дыр. Прикрытие всех решений нуждами госбезопасности не служит цели защиты Эстонии.

18. Временное окно войны в Украине закрывается, несмотря на интенсивные боевые действия. Аналогично закрылось окно понимания правительством ситуации с безопасностью в 2014 году после оккупации Крыма и в 2008 году после войны в Грузии. Дискуссия, начатая Сальмом, позволяет держать это окно открытым.

19. Только что мы спорили о том, должна ли военная оборона составлять два процента (ВВП - прим. пер.). Сейчас она составляет 3,4 процента - это самый быстрый рост отраслевого бюджета в Эстонии.

20. Если мы купим боеприпасы на 1,6 миллиарда, у нас несомненно возникнут новые потребности, и не меньшего объема. Мы должны думать о готовности и возможностях для их финансирования уже сегодня.

21. Завтра война все равно не начнется. Хочет ли ее Россия? Конечно, но на данный момент возможности не позволяют, и я напомню вам, что мы являемся членом НАТО. Россия не восстановит свои возможности за пару лет, так как в использовании военной техники она достигла уровня 1950-х годов.

22. Сегодня мы не находимся в той же ситуации, что и в 1939 году. Это сравнение неуместно. Тогда у нас, конечно, были боеспособные силы, но у нас не было союзников. В данный момент нет сторон, подобных участникам пакта Молотова-Риббентропа, которые решали бы нашу судьбу где-то в другом месте.

23. Утверждают, будто 1,6 миллиарда на закупку боеприпасов способны сдержать Россию. Ни 1,6, ни 2,6, ни 3,6 миллиарда на закупку боеприпасов не остановят Россию. Россия не рациональна в своих действиях, и всегда есть возможность просчета, что мы уже видели на примере с Украиной.

Канцлер Министерства обороны Кусти Сальм покинет свой пост в конце лета. Ему придется работать с министром обороны Ханно Певкуром еще почти три месяца. 
Канцлер Министерства обороны Кусти Сальм покинет свой пост в конце лета. Ему придется работать с министром обороны Ханно Певкуром еще почти три месяца. Фото: Теэле Тоова

24. Не обо всем можно говорить публично. В связи со скандалом звучали утверждения, мол, для того, чтобы высказаться в Эстонии, нужно уйти с государственной службы. Это не соответствует действительности.

25. Срок полномочий канцлера заканчивается в конце лета 2024 года. Я не представляю, как министр обороны и канцлер будут продолжать сотрудничество в течение почти трех месяцев в контексте нынешнего скандала.

26. Министерство обороны предложило, чтобы члены группы «Рамштайн» выделяли 0,25 процента ВВП «на победу Украины». Похвальная инициатива. Эстония сделала этот шаг: деньги были выплачены из оборонного бюджета. Канцлера это не устроило, ведь весь оборонный бюджет должен принадлежать лишь Министерству обороны.

27. Проблема Эстонии заключается не в двух или трех процентах, а в 100 процентах. В какой-то момент у нас закончатся резервы, и придется прибегнуть к статье 5. Финляндия и Швеция только недавно вступили в НАТО и, похоже, верят в коллективную оборону. Почему мы не верим?

28. Наша Эстония такая, какая есть. Нет смысла создавать иллюзию о стране с более сильной экономикой и налоговой базой. В стране с более сильной экономикой можно больше инвестировать в государственную оборону.

Наверх