Эстонский солдат вернулся в Ирак, чтобы поставить точку (10)

Георгий Белтадзе
Copy
По словам фельдфебеля Андрея Левченко, ему больно слышать комментарии о том, что эстонские военнослужащие, участвующие в зарубежных операциях, являются оккупантами.
По словам фельдфебеля Андрея Левченко, ему больно слышать комментарии о том, что эстонские военнослужащие, участвующие в зарубежных операциях, являются оккупантами. Фото: Kaitsevägi

Военнослужащий Сил обороны Эстонии фельдфебель Андрей Левченко, который за свою карьеру участвовал в семи зарубежных операциях, вновь оказался в Ираке, чтобы вспомнить свою предыдущую миссию и закрыть эту главу.

Перевод: Ева Ойжинская

Начав свой путь в Силах обороны в 1996 году в качестве призывника в Калевском пехотном батальоне, Андрей позже служил на различных должностях в Центре миротворческих операций и в Скаутском батальоне. За эти годы он участвовал в зарубежных операциях в Боснии и Герцеговине, Косово, Ираке и Афганистане. По словам Левченко, он никогда не мечтал о карьере военного и подписал контракт с Балтийским батальоном в Палдиски по одной простой причине - он жил в Палдиски, и в 1990-е годы было не так много возможностей найти хоть немного подходящую и хорошо оплачиваемую работу. «Но форма была отличная, оружие - отличное, несколько знакомых уже были там, и я пошел», - вспоминает Андрей.

Эстонское государство было еще молодым, и местным военнослужащим еще только предстояло участие в зарубежных операциях в Ираке, Афганистане или даже Мали. Впервые Левченко служил в качестве так называемого солдата-миссионера в составе эстонского контингента в Ираке в 2004 году. В этом году он отправился туда во второй раз.

Концерт «Песни солдату»

Благотворительный концерт «Песни солдату» Фонда Каролин Иллензеер, созданного для поддержки детей погибших и пострадавших при исполнении служебных обязанностей военных, состоялся в этом году на территории штаба Сил обороны Эстонии в Таллинне и был организован совместно с Kanal 2 и Postimees. Концерт транслировался на Kanal 2 вчера, 17 июня, а его запись будет доступна для просмотра 23 июня в 11:55, на сайте Postimees его можно будет посмотреть еще 14 дней.

Фонд Каролин Иллензеер призывает людей поддержать детей, позвонив на горячие линии фонда для пожертвований. Фонд поддерживает детей пособиями по случаю начала учебного года, выделяет пособие на занятия по интересам, а также университетские стипендии.

Номера для пожертвований уже открыты: позвонив по номеру 900 6705, вы пожертвуете пять евро, по номеру 900 6715 - 20 евро, а по номеру 900 6735 - 50 евро.

Каролин Иллензеер, в честь которой назван фонд, является дочерью старшего фельдфебеля Арре Иллензеера, погибшего в ходе операции «Иракская свобода» в 2004 году.

Невозможно быть готовым

Можно ли сравнивать эти две операции - с точки зрения общества, подготовки солдат, психического здоровья и безопасности? Левченко говорит, что различий много. «Тогда мы были в Багдаде, в арабском регионе, сейчас мы в Курдистане, где уже много лет нет активных боевых действий, - объясняет он. - Нашу безопасность 20 лет назад и сейчас невозможно сравнивать. Тогда мы знали, что нас могут атаковать из любого окна, из-за угла, издалека с помощью ракет и снарядов. До нашего прибытия погиб старший фельдфебель Арре Иллензеер, служивший в Estpla-9. В Курдистане наша задача - обеспечить безопасность советников, у нашего потенциального противника здесь не так много сторонников».

Левченко признает, что с человеческой точки зрения не был полностью готов к операции в Ираке в 2004 году. Как солдат - да, подготовка была на высшем уровне, при тренировках учитывался опыт предыдущих ротаций. «К ситуации, которая нас ждала тогда в Ираке, невозможно быть полностью готовым, только побывавший в зоне боевых действий солдат знает, как он на такое отреагирует, - отмечает Левченко. - Сейчас я вернулся, чтобы предаться воспоминаниям и поставить точку».

Когда Андрей только начинал служить за границей, как его собственная семья, так и близкие сослуживцев волновались гораздо больше, чем сейчас. Возможно, потому, что сперва не было возможности поддерживать связь. Компьютеры находились в большом ангаре базы, где нужно было регистрироваться, чтобы полчаса пользоваться Интернетом, а затем обмениваться электронными письмами с людьми дома. О видеозвонках никто и не мечтал.

Левченко вспоминает, как отправился в свою первую зарубежную операцию, которая оказалась настоящим приключением. «Мы долго летели, а когда приземлились, увидели вокруг себя высокие холмы. Командир куда-то ушел, вернулся и спросил, знаем ли мы, где находимся. Мы сказали, что в Боснии, но оказалось, что мы в Германии. Во время полета самолет сломался, и нам пришлось совершить экстренную посадку. Самолет починили только на следующий день. Это казалось забавным и захватывающим приключением, но позже мы поняли, что нам очень повезло. Во время зарубежных операций всегда было много опасных ситуаций, но неважно... Большинство интересных историй, так сказать, для внутреннего пользования, и мы обычно вспоминаем их на встречах со старыми товарищами».

Как вернуться невредимым?

Вопрос, который часто возникает в связи с зарубежными операциями, - как вернуться физически и психически невредимым. Левченко служил в том числе и в Estcoy-8, из которого три бойца не вернулись в Эстонию, а некоторые впоследствии покончили жизнь самоубийством. По словам Андрея, у каждого своя стратегия преодоления, и она зависит как от самого человека, так и от его близких. «Когда погибает боевой товарищ, это очень тяжело морально, - говорит он. - Но и я, и другие, отправляясь на миссию, знали, что не все могут вернуться. Каждый военнослужащий перед отправкой на задание пишет свое "завещание", надеясь, что никому не придется вскрывать конверт, и это не станет его последним волеизъявлением».

Левченко дважды пытался вернуться к гражданской жизни: в 2006 году он ушел в сферу строительства, а в 2012 - в судовую охранную компанию. Но оба раза он довольно быстро возвращался в ряды военнослужащих.

Жить нужно сегодняшним днем. Нет смысла тосковать по прошлому, размышляя, можно ли было поступить иначе

Военнослужащий Сил обороны фельдфебель Андрей Левченко

На вопрос, достаточно ли эстонское общество ценит тех, кто участвовал в зарубежных операциях, он отвечает, что еще есть куда стремиться, но политика в отношении ветеранов постепенно развивается. «Возможно, общество постепенно придет к пониманию, чем пожертвовали ради Эстонии те, кто служил в военных операциях, и чем готовы жертвовать дальше. Такие высказывания, мол, мы являемся оккупантами, причиняют солдатам боль. Когда во время службы в Estcoy-8 у меня впервые произошел боевой контакт с противником, первой мыслью после этого было: "Как хорошо, что я жив!". В тот момент что-то в моих ценностях и отношении изменилось. Жить нужно сегодняшним днем. Нет смысла тосковать по прошлому, размышляя, можно ли было поступить иначе. Будущее невозможно предугадать. Нужно строить планы и мечтать, но проживать нужно каждый миг. Ведь никто не знает, сколько нам отведено».

Все зависит от того, что произойдет в Израиле

По словам майора Эдгара Пау, командира роты Estcoy-20, еще шесть месяцев назад ситуация для эстонских военнослужащих в Ираке была очень опасной: предыдущая ротация вынуждена была несколько раз в день бежать в укрытия.
По словам майора Эдгара Пау, командира роты Estcoy-20, еще шесть месяцев назад ситуация для эстонских военнослужащих в Ираке была очень опасной: предыдущая ротация вынуждена была несколько раз в день бежать в укрытия. Фото: Силы обороны

Майор Эдгар Пау, командир пехотной роты C Скаутского батальона, дважды участвовал в зарубежных операциях в Афганистане, один раз в Мали, а в этом году командовал ротой Estcoy-20 в Ираке.

Говоря о текущем положении эстонского контингента, Пау отмечает, что шесть месяцев назад оно было очень опасным, так что предыдущая ротация вынуждена была несколько раз в день бежать в укрытия. «В основном на коалиционные войска на базе нападали с помощью дронов и ракет, - рассказывает он. - Сейчас наблюдается спад, и, по моему мнению, это связано с общей политической ситуацией в регионе. Внимание проиранских группировок сейчас сосредоточено на Израиле и событиях вокруг него. Я считаю, что пока ситуация в Израиле остается относительно напряженной, риск нападения на коалиционные силы здесь будет оставаться довольно низким. Однако, несмотря на то, что ДАИШ (также известная как ИГИЛ или Исламское государство Ирака и Леванта - прим. Г.Б.)  уже не так активна в регионе, как несколько лет назад, перемещения происходят то тут, то там, и угроза применения самодельных взрывных устройств также возрастает. Все зависит от того, что произойдет с конфликтом между Израилем и Газой, и когда внимание вновь обратится к Западу: "как вытеснить из региона все, что с ним связано"».

Наверх