Семья стала «экстремистским объединением», прокуратура может распустить парламент и шесть лет тюрьмы за спектакль. Обзор событий в России (9)

Сергей Чернышов
, историк, предприниматель
Copy
Фото: Ivan Skrjabin

Семью «иностранного агента» признали целым «экстремистским объединением». Такое даже в России произошло впервые. Томская городская Дума отказалась автоматически лишать мандатов депутатов-«иноагентов». Впервые в России режиссеры получили шесть лет тюрьмы за спектакль. Об этом пишет в обзоре событий за неделю российский историк и журналист Сергей Чернышов.

В России около сотни организаций признаны экстремистскими, среди них как широко известное общественное движение «Штабы Навального», так и несуществующее «Мужское государство» и даже «Международное движение ЛГБТ» (именно так, всё сразу и целиком).

Однако впервые в России официально появилось экстремистское сообщество, состоящее из одной-единственной семьи - Александра и Лидии Невзоровых.

В решении суда в Санкт-Петербурге так и написано: «Запретить на территории РФ деятельность объединения, членами которого являются Невзоров Александр Глебович, Невзорова Лидия Алексеевна, в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

Публицист Александр Невзоров уехал из России сразу после начала полномасштабной российской агрессии в Украине, и с тех пор он в довольно резких выражениях критикует свою родину.

За это он признан «иностранным агентом» и против него возбуждены уголовные дела - всем этим в России давно никого не удивить. Однако, когда прокуратура потребовала признать их семью «экстремистским объединением», это удивило даже тех, кто уже давно ничему не удивляется.

Еще бы, ведь по закону собственность «экстремистского объединения» автоматически переходит государству - в России у Невзоровых оставались земельные участки, автомобиль, дом и доля в коммерческой организации.

Но и это еще полбеды, поскольку отъемом собственности «по беспределу» в России тоже давно никого не удивишь. Интересно другое: как будут исполняться другие обязательные российские требования в отношении «экстремистского объединения».

Например, его деятельность в тот же день запрещается на территории Российской Федерации - что это означает для отдельной семьи? Например, любое участие в деятельности «экстремистского объединения» само по себе является уголовно наказуемым преступлением.

В связи с этим, следует ли считать уголовниками детей Невзоровых или друзей их семьи, зашедших в гости? Наконец, как им даже теоретически прекратить участвовать в деятельности этого «экстремистского объединения», если они захотят деятельно покаяться перед Российской Федерацией - неужели просто развестись?

На эти вопросы нет ответа. Эти вопросы - сами по себе феномен нынешнего времени в современной России.

Хотели бы, да не могут

Не менее эпичное противостояние разворачивается в Томске, где местная городская Дума второй раз не смогла принять поправки в городской устав, которые автоматически лишают мандатов депутатов, признанных «иностранными агентами».

Таково требование Генеральной прокуратуры РФ: городской устав нужно привести в соответствие с федеральным законодательством. Оно изменилось в мае этого года, на фоне кампании по показательному выдвижению в депутаты Московской городской думы полутора десятков действующих «иностранных агентов».

В ответ на эту акцию Госдума в авральном режиме приняла поправки в законы, согласно которым, если депутата признают «иностранным агентом», его должны лишить полномочий в течение максимум 180 дней.

Такие вот внесудебные гражданские казни оппозиционных политиков, а депутатов-«иноагентов» в России даже сейчас, после всех репрессий и высылок, больше десятка.

Дума Томска - уникальный местный парламент. Достаточно сказать, что из 37 кресел депутаты от «Единой России» занимают в ней всего 11, а в 2020 году коалиция Алексея Навального чуть было не получила здесь большинство.

Более того, лидер «Штаба Навального» в Томске Ксения Фадеева тогда же чуть было не стала спикером Думы: за нее проголосовали 15 депутатов, за победившего в итоге «единоросса» - всего на четыре голоса больше.

С началом войны Думу Томска стали громить. Ксения Фадеева, которая не уехала из России несмотря на очевидные угрозы, получила девять лет за участие в деятельности «экстремистского объединения», тех самых «Штабов Навального».

Какие-то ее коллеги уехали из России, кого-то лишили мандата. В результате из 37 мест сегодня пустует четыре, еще четыре места принадлежат либеральной партии «Яблоко», еще три депутата - независимые. Поэтому нужное количество голосов для изменения городского устава собрать никак не удается.

Первый раз пробовали в июне. Второй раз - в начале июля. Оба раза удалось собрать от силы 23 голоса «за» при необходимых 25. Пробовать можно еще сколько угодно раз, но к ноябрю решение нужно принять (городам нужно изменить свои уставы в течение полугода после принятия поправок в федеральное законодательство).

Если и к ноябрю ничего не получится, то прокуратура будет должна распустить городской парламент. Это будет первым таким случаем в России. Тоже довольно неожиданным.

Новое-старое «театральное дело»

Зато довольно ожидаемым (к несчастью!) стал приговор Евгении Беркович и Светлане Петрийчук, о деле которых я уже рассказывал в мае. Чуда не произошло.

Вначале государственное обвинение на закрытом заседании попросило для каждой из авторов известного в России и награжденного престижными наградами спектакля «Финист - Ясный Сокол» по шесть лет тюрьмы. А уже через день суд полностью согласился с доводами обвинения и утвердил приговор.

Напомню, что спектакль «Финист - Ясный Сокол» рассказывает о трагических судьбах женщин, которых обманом и шантажом заставляют вступать в ряды сторонников «Исламского государства».

Беркович и Петрийчук арестовали больше года назад по анонимному доносу, и вначале никто даже не понимал, за что. Затем в деле появился «эксперт» - создатель выдуманной науки «деструктологии» Роман Силантьев.

В деле был только один не анонимный свидетель - некий провинциальный актер, чувства которого были оскорблены. То есть, даже по российским меркам это было совершенно высосанное из пальца дела.

И вот шесть лет тюрьмы за спектакль. Это первый в России случай, когда срок получают именно за спектакль или творческий продукт вообще.

Да, уголовные дела в анамнезе есть у многих известных писателей и режиссеров, но для них обычно изобретали «дискредитацию российской армии» или прочие измены родине. А тут признались, наконец, что именно за спектакль. И что вы нам сделаете?

У российского/советского государства богатый опыт «театральных» и «околотеатральных дел». Это и дело Всеволода Мейерхольда, расстрелянного в 30-е за «госизмену».

Это и дело диссидентов Андрея Синявского и Юлия Даниэля, получивших в 60-е по семь и пять лет соответственно за «антисоветскую агитацию и пропаганду». И многие десятки других менее известных дел в регионах и по «инициативе снизу». Теперь первое дело в «новой России».

Дело, которое лишний раз доказывает, что никакой «новой России» в 1991 году не возникло. Просто Советский Союз немного уменьшили и местами переименовали.

Наверх