Студия Postimees: если Белый дом будет видеть в Эстонии часть общего с Польшей региона, нам это может быть даже выгодно (3)

Павел Соболев
, журналист
Copy

Cтраны-участницы НАТО на саммите альянса в Вашингтоне пообещали выделить Украине в следующем году не менее 40 млрд евро в качестве военной помощи, также в декларации саммита подтверждается, что интеграция Украины в НАТО является необратимой. О том, как итоги саммита НАТО могут повлиять и на ход войны, и на европейскую безопасность в целом, а также обо многом другом в студии Postimees порассуждал эксперт по вопросам безопасности Дмитрий Теперик.

Выдержки из беседы:

- Наряду с обнадеживающими для Украины вещами в декларации саммита НАТО также говорится, что страны НАТО не стремятся к конфронтации и не представляют угрозы для России, готовы поддерживать каналы связи с Москвой, чтобы снизить риск и предотвратить эскалацию. Не несет ли этот раздел документа разочаровывающего сигнала для Киева? Или это нормальный дипломатический язык?

- Да, это нормальный дипломатический язык, но с другой стороны, нотки разочарования в этом документе есть не только для Украины, но и для многих ее союзников в составе НАТО. Начнем с обещанной Украине сумме в 40 млрд долларов. Это сумма, которую нужно будет повышать, потому что для того, чтобы победить агрессивный российский режим, Украине требуется сумма в три, а то и в четыре раза больше.

Нужно от 120 до 160 млрд долларов. 40 млрд - это лучше, чем ничего, но этого недостаточно. Конечно, там в формулировке говорится, что это минимум, который нужно будет повышать. Многие ждут уже двусторонних или многосторонних соглашений с разными странами, которые могут добавить свои ресурсы.

Очень многое будет зависеть от результатов президентских выборов в США осенью. От того, кто возглавит главного союзника в составе НАТО, и как альянс будет свои обещания сдерживать. Пока я бы относился с аккуратным оптимизмом к данным дипломатическим обещаниям.

Что касается избежания эскалации, то да, это то, что многие внутри альянса стараются донести до Кремля. То, что НАТО не представляет угрозу для Российской Федерации, то, что с Кремлем готовы вести переговоры, но, конечно, на условиях, которую будут приемлемы для Украины.

- СМИ писали перед саммитом, что об уместности использования в декларации формулировки «необратимость вступления Украины в НАТО» между союзниками велись споры. Эта формулировка в документе появилась. Что это значит для Украины уже сейчас, должно ли это сразу оказать сдерживающий эффект на Россию? Может ли это влечь более высокий уровень ответственности НАТО за Украину? Например, снятие ограничений на использование поставляемого Киеву западного оружия для ударов по территории России?

- Что касается ограничений, то тут решает не сам альянс, а каждая страна по отдельности. И я думаю, что парад снятий этих ограничений будет усиливаться.

Что касается этой формулировки, то, мне кажется, это был больше сигнал самой Украине. Обществу Украины, которое так или иначе устает от продолжительной войны. От постоянных бомбардировок, от совершаемых Россией террористических актов против Украины. В том числе и от бомбардировок гражданских объектов. И в этом смысле это более сильный сигнал именно для Украины, сигнал о том, что ее союзники видят ее в будущем полноправным членом альянса.

Россию же это особенно не пугает и не останавливает. Тот агрессивный режим, который есть сейчас в России, понимает политику только силы, а не слов. Это все должно выражаться в количестве войск и их оснащении, их обмундировании, их вооружении. Как в самой Украине, так и в других странах, которые с Россией граничат. Чтобы эти страны видели, что НАТО готово защищать их территорию. Это тот язык, которые в Кремле более-менее понимают.

Эта формулировка, к сожалению, не является юридически связывающей. Это декларация о намерениях. Сильная декларация, но при этом в мире нет какого-то вселенского судьи, к которому можно будет обратиться, если вдруг эти намерения не будут воплощены…

- Это немного напоминает Будапештский меморандум?

- Да, но важно понимать, что тут гораздо больше стран, которые с этим согласились. И это хорошо, что они согласились, в том числе и Венгрия, и Турция. Шли очень интенсивные переговоры внутри альянса по поводу формулировок в этом коммюнике. Но эта формулировка на данный момент, повторюсь, отнюдь не гарантирует стопроцентного вступления Украины в НАТО в будущем.

Надо будет сделать еще очень много шагов, политических, дипломатических, а также многое на операционно-тактическом уровне, что позволит Украине вступить в НАТО. Данная формулировка - это хорошо, но далеко не все.

- Высказывались предположения, что как раз саммит НАТО покажет, были ли неудачные для Джо Байдена дебаты с Трампом случайным разовым инцидентом, или же неубедительность Байдена станет новой печальной нормой. То, что мы видели на саммите НАТО в Вашингтоне, это свидетельство скорее хорошей или плохой формы Байдена? Байден успокоил встревоженных его состоянием союзников, или их беспокойство будет только усиливаться?

- К сожалению, оно усиливается. Нет, если оценивать, как Байден «отработал» на саммите НАТО, то ему можно поставить твердую четверку. Даже четверку с плюсом. Но надо понимать, что в США внешнеполитическая повестка - это только одна часть политической борьбы, и там в действительности скопилось и очень много внутриполитических проблем, которые республиканцы, в данном случае Трамп, могут использовать против демократов.

Тот, как Трамп сможет со своей риторикой мобилизовать те или иные группы населения голосовать за него, отнюдь не связано только с темой войны России против Украины или с какой-то другой внешнеполитической повесткой. Куда в большей степени это связано именно с внутренними проблемами.

Поэтому у Джо Байдена остается еще немало возможностей проявить себя с лучшей стороны, показать свою энергию. По самым разным вопросам.

Что касается саммита НАТО, то те заявления, которые США могли сделать в установленных рамках, они были сделаны правильно. Обещания были даны верные. Но по-прежнему видно, что обеспокоенность есть у союзников, и она есть и у Украины.

Украина, как мы слышали, хочет провести еще один саммит мира до президентских выборов в США. Насколько эти амбиции реализуются, пока оценивать, конечно, рано. Поскольку тут многое будет зависеть от того, кто конкретно будет приглашен на этот саммит мира.

Если ясно, что Россия там не будет присутствовать, тогда там должен быть кто-то, насчет кого будет ясно, что он представляет интересы России. Кто-то, кто имеет на нее влияние. Ясно, что речь идет о Китае. Без участия России и Китая этот саммит, скорее всего, не будет успешным.

- В среду на саммите НАТО стало известно, что США впервые со времен холодной войны разместят в Германии ракеты дальностью до 2500 км ради сдерживания России. Эти ракеты несопоставимы по дальности с ныне размещенным в Европе оружием и продемонстрируют намерение НАТО вооружаться против России. Таким образом, уже сейчас можно сказать, что возможное новое президентство Дональда Трампа не оставит Европу с Россией один на один?

- В случае победы Дональда Трампа очень важно, как он и команда советников, которую он соберет, будет видеть разные регионы Европы. Германия - это одна категория, а вот поддержка Украины, к сожалению, может быть совсем другой категорией…

- А поддержка стран Балтии может оказаться где-то посередине?

- Да, это может быть что-то где-то посередине, в зависимости от того, как они видят наш регион. Они могут видеть нас как часть общего региона с Польшей, и это нам может быть даже выгодно. Или видеть наш регион как часть Северной Европы, в которой, как мы знаем, Швеция и Финляндия теперь тоже вступили в НАТО.

Но этот новый шаг с такими ракетами очень эффективен для сдерживания России в среднесрочной перспективе. Вряд ли США отменят эти планы, ведь все-таки эти ракеты будут базироваться в Германии. Учитывая все связи между США и Германией, я думаю, что это решение в любом случае останется в силе. Вне зависимости от того, кто возглавит Белый дом в следующем году.

Смотрите в записи полную версию беседы!

Наверх