Легенде спорта предложили работу тренера в Эстонии

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Один из лучших гребцов-одиночников за всю историю академической гребли Вячеслав Иванов приехал в Эстонию по приглашению своего друга Юри Яансона и с удовольствием отдыхает сейчас в Пярну.

ФОТО: Урмас Луйк/Pärnu Postimees

В эти дни в Пярну гостит человек, чьи имя вписано в историю мирового спорта — трехкратный олимпийский чемпион и первый чемпион мира по академической гребле Вячеслав Иванов.
 

Вячеслав Николаевич, в связи с чем вас пригласили в Эстонию?

Нас с супругой пригласил Юри Яансон, прекрасный гребец и мой старый приятель. Посмотреть соревнования на Кубок Эстонии в Пярну, ну и отдохнуть немного в одном из местных санаториев.

До этого мы два дня провели в Таллинне. Для нас организовали прием в Российском посольстве, в Олимпийском комитете. В общем, встретили очень хорошо. Правда, неожиданно Юри сразу же предложил поработать в Эстонии с одной перспективной одиночницей. Сказал, что сам не может — политикой занят или что-то в этом роде. Давай, говорит, сразу договор подпишем.

Очевидно, речь о Кайсе Паюсалу, которой немного не хватило для того, чтобы пробиться на лондонскую Олимпиаду. И что вы ответили?

Дело в том, что она совсем не говорит по-русски. Как общаться-то? Переводчика с собой таскать? Дороговато будет, да и неудобно. И потом, честно говоря, со здоровьем есть у меня некоторые проблемы. Подлечиться бы для начала надо.

Вам самому не доводилось выступать в Эстонии?

С Пярну у меня связаны приятные воспоминания. В 1959 году здесь проводился первый Кубок СССР по академической гребле, и я, соответственно, стал первым победителем этих соревнований. Доводилось тренироваться и в Тарту.

Нормальные были условия, только речка узковата. А последний раз в Эстонии я был в 1988 году. Закупал в Таллинне четыре яхты «Кадет». Тогда я работал в МВТУ им. Баумана и занимался со студентами греблей, плаванием, а также парусом.

Вы — трехкратный олимпийский чемпион. Вспоминаете ли эти победы? Какая из них наиболее памятна?

Самая памятная, конечно, первая, в 1956 году в Мельбурне. Мне ведь было всего 18 лет, мальчишка. Ни до, ни после этого никто не выигрывал олимпийскую одиночку в таком возрасте… На родном озере мечтал победить австралиец Стюарт Маккензи.

Перед стартом я попросил соперников по финалу расписаться на открытке с видом Женевского озера. Стюарт против своего автографа вывел жирную единицу. Действительно,
после первой половины дистанции он здорово оторвался. Но мне удалось взвинтить темп и обогнать Стюарта.

Правда, финишировал я практически без сознания… Через четыре года в Риме Маккензи не выступал, а других соперников у меня не было — выиграл без борьбы. А вот в 1964 году в Токио опять пришлось из последних сил догонять и обгонять. На этот раз — немца из ГДР.

Между Римом и Токио, в 1962 году, вы стали еще и чемпионом мира.

Там мы тоже рубились с Маккензи. Это был первый мировой чемпионат. А вторым и последним советским чемпионом мира в одиночке только в 1990 году оказался Юри Яансон.

Ваш товарищ по сборной Союза, двукратный олимпийский чемпион Юрий Тюкалов отчасти дал объяснение феномену ваших побед. В своей книге «От одного до восьми» он писал, что не встречал более одаренного от природы гребца, чем Вячеслав Иванов.

Насчет одаренности — не мне судить. В любом случае надо было много тренироваться. Садился, помню, в лодку в Химках, шел по каналу до деревни Аксаково и обратно — это 72 километра. Конечно, не каждый день. В олимпийские сезоны больше упирал на скоростные тренировки. Сейчас столько не гребут, от силы30 км.

Насколько известно, начинали вы вовсе не с гребли?

Со спортом я дружил с десяти лет. Много чего перепробовал. Коньки и лыжи, футбол и хоккей, легкую атлетику, боксом серьезно занимался. И только потом увлекся греблей, приятель уговорил.

Первый мой старт состоялся за три года до Олимпиады в Мельбурне. Нелегко было, потому что рано закончилось мое детство. Отец и старший брат погибли на войне, а когда маму положили в больницу, я остался с бабушкой, в 16 лет пошел работать на завод помощником токаря.

Ваши главные победы одержаны в одиночной гребле. А в команде вам приходилось грести?

Да, и в двойке, и в четверке, и в восьмерке, но в основном на второстепенных соревнованиях. В одиночке мне было удобнее — там я отвечал сам за себя. А в экипаже надо подстраиваться под других.

Если был загребным, то стоило мне увеличить частоту гребков до 52-54 в минуту, и команда разваливалась — никто не мог так часто грести. Да и сейчас мало кто может, хотя современные весла в три раза легче, чем те, что были у нас, и лопатка жестче.

К Олимпиаде 1968 года вам было всего 30. Казалось бы, пора расцвета для гребца, но регата в Мехико прошла без вашего участия.

Тренер одного молодого гребца убедил руководство, что его воспитанник принесет нам золотую медаль. Хотя за 10 дней до Олимпиады прикидочные соревнования выиграл я. Персональное приглашение от МОК тоже не помогло. Тогда я напился коньяка и вскоре ушел из спорта. А гребец тот молодой в Мехико даже в финал не попал.

Что труднее — три раза стать олимпийским чемпионом в классе одиночек или пять раз, но в составе двоек и четверок, как британец Стив Редгрейв?

Одиночнику труднее. Стив сам это признал. Кстати, он наш хороший друг. По его приглашению мы с женой едем на Олимпиаду. Прокачусь на мет­ро, сойду на станции имени Иванова. На время Олимпиады станции лондонского
метро получат имена спорт­сменов прошлых лет, в том числе вашего покорного слуги. Скоро выйдет в переводе на английский и моя книжка «Ветры олимпийских озер».

А с другими бывшими соперниками вы поддерживаете отношения?

Мы долгие годы дружим с тем же Маккензи. Он и на свадьбу меня приглашал, и машину хотел подарить. Но ни поехать на свадьбу, ни принять подарок мне не позволило руководство Спорткомитета. Последний раз со Стюартом мы виделись в позапрошлом году в Англии, где он сейчас в основном живет.

Чем вы занимались по окончании карьеры спортсмена?

Незадолго до этого греблю перевели в ведение Центрального спортклуба ВМФ, где я как бы служил. Вот и продолжал ее — начальником физподготовки матросов и офицеров. Довелось даже в автономные походы ходить на Северном флоте.

Демобилизовавшись, некоторое время работал тренером, потом, как уже говорил, преподавал в Бауманском училище.

Чем объяснить удручающие результаты российских гребцов-академиков в последние годы? На Олимпиаду, кажется, пробились только женщина-одиночница и мужская парная четверка.

Да. Это из 14 видов программы… Проблем с финансированием вроде бы нет, народу гребет много — от Калининграда до Владивостока. Гребут на севере, в Сибири, на юге… А толку — чуть, из одиночников даже на отбор послать некого. Тренеры только накачивают нагрузкой, а технике, тактике научить не могут. Я смотрел чемпионат России — техника нулевая. Пытался подсказывать — не слушают.

Эстонскую академическую греблю в Лондоне представят тоже два экипажа.

Мы тут это уже обсудили. Так как лицензии получили ваши двойка и четверка, то, получается, что от Эстонии на Олимпиаде будет 6 гребцов, а от России — только 5.

Генеральный секретарь Эстонского союза гребного спорта Яан Тульп сказал, что купил для вас местного пива по вашей просьбе. Понравилось?

Одну бутылку еле осилил. Вторую отвезу в Москву кому-нибудь из сыновей. Вот они действительно любители пива. А мы с женой лучше за бокалом нашего любимого красного вина будем вспоминать поездку в Эстонию.

Вячеслав Иванов
• Родился 30 июля 1938 года в Москве.
• Окончил Волгоградский институт физкультуры.
• Олимпийский чемпион — 1956, 1960, 1964 гг.
• Чемпион мира — 1962 г.
• Чемпион Европы — 1956, 1959, 1961, 1964 гг.
• Заслуженный мастер спорта — 1956 г.
• Государственные награды — орден Трудового Красного Знамени, два ордена Знак Почета.

    НАВЕРХ