Могильщикам требуется выносливость

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

На просьбу Postimees поговорить об этой нелегкой профессии откликнулись лишь Юрьо (с лопатой), Сильвер (стоит) и Мадис, но свои фамилии они не хотели бы видеть на страницах газеты — не та профессия, чтобы ею кичиться. Не попавший в кадр Айво сказал, что его и без того весь Тарту знает в лицо.

ФОТО: Маргус Ансу

Нелегкая профессия. Казалось бы, труд могильщика будет нужен всегда, однако сейчас все чаще
земле предают не гроб с телом, а урну с прахом, что часто делают сами родственники покойных.


Когда Айво (47) пришел работать на кладбище Раади в середине восьмидесятых, то за первые десять лет выкопал примерно 3000 могил. Теперь же он берет лопату в руки лишь пару раз в неделю.

Из всех тартуских могильщиков Айво имеет самый большой стаж.
«Поначалу это было возможностью подработать, но пос­ле армии стало основной работой», — рассказывает Айво, который по молодости учился на повара, однако его отношение к работе на кладбище уходит в прошлое на несколько поколений. Его мать 40 лет работала на кладбище мастером, а ее приемные родители — сторожами.

Мадис (51) с кладбища Пау­лузе и Юрьо (41) с кладбища Пуйэстеэ пришли работать могильщиками в 1991 году.

«Прочел в газете, что требуются землекопы. А лопатой я умею орудовать с детства», — говорит по образованию агроном Мадис.

На месте выяснилось, что придется копать могилы, но его это не испугало.
«Это была первая работа в моей жизни, куда я всегда приходил с удовольствием», — признает Мадис.

От щедрот господних
«Могил бывает столько, сколько бог даст, — уточняет рабочую нагрузку их коллега, уроженец Одессы, Олег (46), который работает на Раади уже 21 год. — Попал на эту работу случайно, по знакомству. Пришел сюда, получил лопату, начертили на земле линии и сказали: копай».
Свою первую могилу он копал с утра до вечера и уже почти отчаялся.

«Могила находилась меж четырех деревьев, я целый день копал и думал, когда же это закончится, и зачем мне все это», — вспоминает, улыбаясь, Олег, пересыпая речь непечатными словечками.

Однако пианист Олег остался работать на кладбище, поскольку приличная зарплата могильщика перекрыла все минусы.

Сейчас за выкапывание одной могилы платят 150 евро, но хорошим заработком это назвать нельзя. Во-первых, никогда не знаешь, сколько выкопаешь могил в месяц, а во-вторых, рабочую нагрузку распределить нельзя.

«На эту работу надо идти в любую погоду, как бы этого не хотелось — если предстоят похороны, то могила должна быть готова вовремя», — поясняет почти двадцать лет занимающийся этой работой Сильвер (40), который работает на кладбище Туйго.

«И копать надо ровно столько, сколько надо», — добавляет Айво, которому как-то пришлось выкопать три могилы за один день, да еще в 30-градусный мороз. Копать промерзшую землю очень тяжело, и одной лопатой тут не управишься, а лом весит почти все двадцать килограммов.

Представление о физических нагрузках, которые испытывают могильщики, дает обычное приветственное сильное рукопожатие — руки у них мускулистые.

Между прочим, Айво — 28-кратный чемпион Эстонии по поднятию тяжестей.
«Мое спортивное долголетие, безусловно, связано с работой, хотя она же мешала мое­му спортивному развитию», — замечает Айво, добавляя, что на самом деле ему и его коллегам больше нужна выносливость, чем сила.

Экстремальные условия
Тяжесть работы могильщика во многом зависит от почвы, хотя и это относительно, поскольку, например, в песке копать легко, но он постоянно осыпается.

«Хорошая для нас почва такая, которую можно копать в любое время года. Когда почва промерзнет, то можешь два дня проваландаться. Земля — просто как бетон. Сначала ломом отбиваешь куски, а потом выгребаешь их лопатой», — говорит Олег.

Трудности возникают и тогда, когда могилу требуется выкопать срочно. Айво вспоминает случай, когда могилу выкопали не там, где надо.

«Нам показали неправильное место на кладбище. Пришла процессия с гробом, а могилы нет. Пришлось срочно выкопать другую могилу», — рассказывает он.

В тот раз доставать из могилы промерзшие куски земли помогали пришедшие на похороны в костюмах мужчины. Вдвоем копать плохо получается — двоим в могиле не поместиться. По словам Сильвера, вдвоем можно копать до глубины примерно 70 сантиметров, потом два человека начинают мешать друг другу.

«Из-за этого страдает и форма могилы. А если она получается неправильной формы, то это просто яма в земле, такого допускать нельзя», — объясняет Сильвер, уточняя, что если копать неумело, то могила просто осыплется.

Согласно ныне действующим правилам, глубина могилы должна быть 1,5–2 метра, а ширина и длина — в зависимости от размеров гроба.

Невероятные истории
За свою долгую работу практически каждый из могильщиков может припомнить истории, которые в тот момент, когда они случались, смеха не вызывали, но сейчас вспоминаются с усмешкой.

«Весной самые низкие мес­та на кладбище затопляет вода, и нет ничего хуже, когда могилу приходится рыть в низине, — говорит Мадис. — Разбиваешь лед, а под ним сантиметров двадцать воды».

Как-то воды было так много, что пришлось вызвать машину для откачки. Но вместе с водой, которую спускали по улице Выру, откачали и значительную часть грунта, в результате не из чего было насыпать могильный холм.

Как только не пытаются могильщики решать проблему с водой. Были случаи, когда, копая могилу, они даже делали насыпь, чтобы вода не мешала им копать.

«Начинаешь закапывать могилу, и вода льется прямо на гроб. Мне говорят, сделайте что-нибудь, а то вода льется прямо на мою мать», — вспоминает Мадис, замечая, что в таких случаях они бессильны что-либо сделать.

Бывает, что на месте, предназначенном для захоронения, работники кладбища обнаруживают какие-то давние постройки.

«Только начал копать, как из земли показалось сложенное из камней сооружение, ударил пару раз ломом, и камни провалились вниз, — вспоминает Юрьо. — Пришлось звонить и выяснять, как быть, могилу вырыть можно, только засыпать будет нечем».

В тот раз землю пришлось привозить специально, а в каменный склеп гроб вошел идеально, ни миллиметра лишнего не осталось.

Поменяли гробы
Еще более невероятная история как-то случилась с Юрьо, когда он всего второй год работал на кладбище.

«Дело было осенью. Люди хоронили коллегу по работе. Сами все организовали, сами вырыли могилу, — рассказывает Юрье. — Получили гроб в морге, но его не открывали. А через два часа должны были состояться следующие похороны. Дочь хотела похоронить мать, но не могла понять, куда подевался гроб с ее телом».

Ситуация сложилась из ряда вон выходящая — пропал гроб с покойницей. Наконец, Юрьо сообразил, что коллеги по работе закопали, очевидно, чужой гроб. Пришлось вызывать полицию и говорить о своих подозрениях. Однако полиция заявила, что для того, чтобы выкопать гроб, необходимо разрешение прокурора.

Когда стражи порядка удалились, Юрьо решил взять всю ответственность на себя. При свете автомобильных фар они раскопали первую могилу, поменяли гробы, и тем же вечером старушку еще раз предали земле.

Трагикомическая ситуация случилось с Юрьо и как-то зимой, когда он ломом разбивал замерзшую землю, чтобы выкопать могилу.

«Я выбрасывал лопатой смерзшиеся куски земли, а один кусок ударился о крест и отскочил, ударив меня прямо по голове. Пошла кровь, но я не придал этому особого значения, не подумав, что ее может быть так много.

В какой-то момент я поднял голову, мимо как раз проходила пожилая супружеская пара. Увидев меня, они развернулись и бросились бежать. Только потом я увидел, что все лицо у меня залито кровью», — усмехается могильщик.

Хоронят урны
Однажды Сильвер стал свидетелем того, как пожилая женщина упала на кладбище в обморок при его виде.

«Хотя температура стояла минусовая, я разделся до пояса, поскольку от работы жарко стало. Представьте себе картину: сумерки, а из-под земли появляется полуголый человек, от которого пар валит, вот женщина и не выдержала, — поясняет Сильвер, добавляя, что за все время работы на кладбище никаких духов встречать не приходилось. — В нашей работе самое главное — относиться ко всему с уважением, в том числе к кос­тям, которые, случается, приходится выкапывать».

Казалось бы, труд могильщика будет нужен всегда, однако мои собеседники не столь категоричны.

«При таком объеме нет смысла заниматься этой работой», — полагает Айво, уточняя, что сейчас все чаще земле предают не гроб с телом, а урну с прахом.

Юрьо и Сильвер все же считают, что полностью профессия могильщика не исчезнет, поскольку не всем вера позволяет кремировать покойников. Да и для урны тоже надо вырыть могилку, хотя все чаще это делают сами родственники покойных.

    НАВЕРХ