Наше с тобой совместно нажитое – это учебный кредит

Скованные финансовыми обязательствами и наученные опытом. По мнению банков, сегодняшние студенты относятся к деньгам с меньшим легкомыслием, чем студенты десятилетней давности.

ФОТО: Станислав Мошков

Банк не будет искать должника по учебному кредиту. Он сразу примется за поручителя, если он оказался в пределах его досягаемости.

Рассказывает один из поручителей. Вы получили извещение: с вашего счета снята сумма X в счет погашения учебного кредита за номером ZZZ мадам Y. Сумма-то вроде небольшая, но вопрос напрашивается гигантский: какого черта? А ведь годами – исправно, как швейцарские часы – банк рассылал вам письма: долг такой-то за мадам такую-то. Вы помните, что вы поручитель? Заплатите. Но чужие долги платить не хотелось, и письма игнорировались. Правда, с мадам вы пытались связаться, она уверяла, что заплатит, и даже что-то там символическое платила, а потом исчезала. И снова начинали приходить раздражающие письма. А кого, спрашивается винить? Только собственную правую руку, поставившую подпись на договоре.

В бытность мою абитуриентом такая радость студента, как учебный кредит, только появилась. Но это счастье не было доступно всем подряд: надо было искать двух поручителей со стабильной зарплатой и – что на тот момент являлось несколько проблематичным – с синим паспортом. В далеком 1996-м поручителями, как правило, становились родители, если у них были и зарплаты, и нужные паспорта. Поручались нехотя, под нажимом студента... А сумму банки выдавали по нынешним временам смешную – 2,5 тысячи крон в семестр. Но тогда это были ого-го какие деньги.

Тогда они бузили

Помню, как провозгласили студенческую вольницу. В 1997 году приняли поправку к закону. Теперь поручителю не надо было иметь стабильный доход, нужен был только синий паспорт, подтверждавший совершеннолетие поручителя. А денег давали уже целых десять тысяч на год. И студенты, подбрасывая в воздух чепчики, ринулись получать бабло, выступая поручителями друг друга. В октябре ликовали магазины и увеселительные заведения: студенты, не державшие прежде таких денег в руках, радовались жизни, как в последний раз. И умудрялись гулять на эти десять тысяч чуть ли не до самого Рождества. Банки быстро смекнули, что такой подход пахнет нестабильным возвратом одолженных средств. И пункт о регулярной зарплате для поручителей поспешили вернуть обратно.

Год от года сумма кредита, которую был согласен давать банк, росла и сегодня докатилась уже до 30 тысяч крон, то есть 1917,35 евро. Нетрудно подсчитать: если брать его пять лет, общая сумма с процентами набежит такая, что можно на нее и скромную квартирку купить. Плата за обучение росла пропорционально выдаваемым суммам. И сегодня можно только догадываться, что в этой связке было первичным, а что вторичным.

История с мадам Y закончилась вполне благополучно: она чудом была найдена через общих знакомых. Ее действительно не было в Эстонии, в круговерти заграничных событий тема непогашенного учебного кредита была ею задвинута в дальний угол сознания. Но деньги поручителям она вернула и пообещала в качестве компенсации вычеркнуть их из поручителей вообще.
Однако, что характерно, банковские клерки по выбиванию долгов не сильно утруждаются поиском собственно должника. Уехал за границу – и ладно. Задача банка – получить деньги. И он их получит наиболее доступными способами. И работы на этом поприще у клерков вполне хватает. Когда наш незадачливый поручитель вел переписку с банковским специалистом по взысканию долгов, тот благодарил поручителя за быстроту реакции, но имя искомого должника в ответном письме перепутал несколько раз.

Как ни крути, пик долгов по кредитам приходится на пик кризиса. Что сами банки думают об учебных кредитах и долгах по ним? Комментирует глава подразделения политики финансового сектора Банка Эстонии Яана Каск: «В целом, если говорить о тренде, то заметно, что пик выдачи учебных кредитов пришелся на осень 2008 года и в последующие годы в сезон кредитов (сентябрь и октябрь) наблюдалось последовательное снижение интереса к ним».

По сравнению с другими кредитными продуктами, доля и объем проблемных займов, выплаты по которым просрочены на 60 и более дней, мала. В последние годы доля задержек в считанные месяцы превышала 0,6% от всех учебных кредитов. По состоянию на апрель – 0,2% или 0,4 млн евро всего. А что касается выплат с задержкой более 60 дней, так они в то же время составляли 7,6 млн евро, то есть 3,7% от общего объема.

Менеджер по коммуникации Союза банков Эстонии Катрин Талихярм также подтвердила, что последние пару лет наблюдается падение спроса на учебные кредиты. Она сообщила, что по состоянию на конец апреля 2012 года действовало 96 680 договоров на общую сумму 204,4 млн евро.

Учащиеся стали более ответственно подходить к финансовым обязательствам и необдуманно кредит не берут. Да и поручители подходят к делу серьезнее, и найти их становится все сложнее.

Число задолженностей росло в 2009-2010 годы, но с прошлого года число их начало уменьшаться. К поручителям же, как правило, обращаются тогда, когда клиент даже не пытается платить либо когда платежи становятся редкими.

Теперь они считают

Конечно же, поручителей осведомляют о задержке платежей, поскольку у них есть право знать о ходе выплаты займа. Но число хронических неплательщиков все-таки невелико, и, как правило, они улаживают проблемы самостоятельно.

Если говорить о потенциале учебных кредитов, то инициатива банков в развитии этого продукта ограничена законодательными актами. Банки могут развивать технические стороны сервиса, например, доступность информации, упростить подачу ходатайств, но в том, что касается прав на заем, его максимальной суммы и условий возврата, то здесь правила диктует государство.

В свете уже принятого Закона в высшем образовании, отдельным пунктом которого проходит помощь талантливым, но неимущим студентам, правительство также подготовило и подало в конце мая на рассмотрение в Рийгикогу поправки к Закону об учебных пособиях и учебном кредите. Банки уже запросили уточнения на этот счет. Центробанк ответил, что пока от комментариев воздерживается: до тех пор, пока не будет ясности на этот счет. Но если поправки будут приняты, то, по мнению Талихярм, это снизило бы интерес к учебным кредитам, поскольку студенты будут рассчитывать получить образование за госсчет. Как заметила руководитель дивизиона по развитию обслуживания частных лиц банка SEB Трийн Мессимас, пока у них нет оснований полагать, что система учебных пособий сможет полностью заменить собой систему учебных кредитов. Но если нужда в услуге учебных кредитов за гарантией государства сохранится, то банк готов ее предлагать в сотрудничестве с ним и впредь.

Ну а в качестве сомнительного утешения поручителям можно лишь напомнить, что в случае смерти или 80-100% инвалидности того, за кого вы поручились, учебный кредит погасит государство, а с вас как с поручителя обязательства будут сняты. Только надо не забыть вовремя подать соответствующее заявление.

НАВЕРХ
Back