Меэлис Атонен: игру диктует Германия

Микк Салу
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Meэлис Атонен уверен, что несмотря ни на что нынешний кризис евро добром не кончится.
Meэлис Атонен уверен, что несмотря ни на что нынешний кризис евро добром не кончится. Фото: Mihkel Maripuu

ЕSM не причина, а последствие, и за сделанные в прошлом ошибки все равно придется платить, считает экс-политик Меэлис Атонен.



В среду Рийгикогу начнет обсуждать присоединение к ESM. Что это принесет Эстонии?

По-моему, обсуждение приняло неправильное направление. Мы обсуждаем, что принесет Эстонии ESM или EFSF (Европейский фонд финансовой стабильности. — Ред.).  На мой взгляд, может, они и не являются самыми верными путями решения проблем, но обязательства вызваны не созданием ESM, а тем, что Европа нарушила правила и попала в долговой кризис.


Если бы сразу было выбрано какое-то другое решение (я считаю, что было бы справедливо, если бы нарушители сами решали свои проблемы), то получилась бы неразбериха. Сейчас уже никто не может сказать, какой вариант нанес бы больший ущерб. Уверен, что нынешняя тактика затягивания в конце концов причинит больший ущерб, хотя может оказаться и наоборот.


В тот момент, когда принимали решение, у всех на памяти был Lehman Brothers. Я представляю себе ход рассуждений: Греция мала, но снежный ком может начать раскручиваться оттуда — от банкротства Греции пострадают немецкие банки, от них следующие, пока не  рухнет вся система в целом...

Может, эта логика и верна. По-моему, дело не в выбранном пути, проблемы лежат гораздо глубже. Ущерб так или иначе придется проплатить, поэтому я и не могу быть так однозначно критичен к тем политикам, которые выбрали ESM.

Приходится учитывать, что Эстония настолько мала, что нашим политикам необходимо искать солидарность, а не оставаться одним. Это чувство находит отражение и на их решениях.

Такой ответ я бы понял, если бы вы были в Рийгикогу, и скрепя сердце, но все же поддержали...

Нет, думаю, что не поддержал бы. Это очень тяжело проецировать, но я бы высказался значительно раньше. Я не могу обвинять Юргена Лиги или кого-то еще, кто принимал решение. Им приходится искать решение проблем, которые возникли намного раньше. Сейчас в Эстонии виноваты те, кто ищет решения.

Несколько дней назад то же самое говорил и президент Финляндии Саули Нийнисте. Цитирую: «Наша дискуссия немного зашла не в ту сторону. Хотя и говорят о важных вещах, но они в общей большой картине маловлиятельны. Это уводит внимание от того, что следует обдумать, чем все это должно закончиться и что следует делать в такой ситуации».

Я бы так интерпретировал: ситуация фатальная, предстоит некая смена валюты, а еврозоне в ее нынешнем виде придет конец. Но он не имел в виду, что это будет вызвано ESM или еще чем-то еще, что является наследием прошлого. Нийнисте не принадлежит к числу истинных финнов (политическая партия «Истинные финны». — Ред.), он не предлагает идти дальше одним, но он предлагает теперь обсудить — с кем и как быть дальше?

Эстония правил не нарушала, но у нас есть другая тема — сколько денег мы получили из различных европейских фондов. Формально эти две вещи не связаны, но сознание того, что получили из Европы так много денег... 

Я думал об этом. Уверен, что это одна из причин того, почему Юрген Лиги и другие политики сейчас говорят, что теперь мы должны помогать. Ошибка здесь вот в чем. Нам помогали из солидарности.

Эстония и вся Восточная Европа не добровольно находились под властью Советов и Европа решила помочь, так сказать, заплатить за сокращение разрыва. Я бы не стал тут чувствовать моральную обязанность. Мы не ходили с протянутой рукой, мол вы должны нам помочь.

Привлечение  солидарности в качестве аргумента присоединения к ESM — от лукавого. Например, если бы Грецию постигло разрушительное землетрясение и Европа создала фонд спасения Греции, и у Эстонии попросили миллиард евро, то естественно, мы помогли бы. Это солидарность. Сейчас речь о солидарности не идет. Более того, сейчас мы говорим об оказании помощи тем, кто нарушил все правила, чем поставил всех под удар.

Вы считаете, что фатальный конец неизбежен?

Да, я считаю так.

Так что если Эстония войдет сейчас в ESM, то в один прекрасный день нам предъявят счет и нам придется  раскошелиться?

Я думаю, что все будет настолько фатально, что даже счетов уже предъявлять не будут. Игру диктует Германия. Если выбрать этот путь, то разумно будет делать все вместе с Германией.
Думаю, что в один прекрасный момент Германия скажет, что ситуация такова, что никто платить не будет, тогда не станем  платить и мы.

Ключевые слова

Наверх