Иван Лаврентьев: Россия и гражданское общество

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Иван Лаврентьев
Иван Лаврентьев Фото: SCANPIX

Госдума РФ одобрила несколько законов, препятствующих развитию гражданского общества. Когда нет госфондов, выделяющих деньги на проекты некоммерческих организаций, сбор средств неравнодушными гражданами — единственный сценарий для поддержки формирующегося в России гражданского общества, пишет сотрудник Союза некоммерческих организаций и фондов Эстонии Иван Лаврентьев.

Британский политолог Найджел Ашфорд написал десять лет назад, что «врагом гражданского общества является не свобода личности, а правительство». Если в контексте Эстонии данное утверждение можно считать, по меньшей мере, спорным, то на нашего восточного соседа оно, увы, распространяется целиком и полностью.

За последние месяцы Госдума РФ одобрила сразу несколько законопроектов, так или иначе ограничивающих возможности людей, желающих менять мир к лучшему с помощью консолидации в некоммерческие организации (НКО), а также привлекая внимание к своей деятельности через публичные акции.

Закон о публичных мероприятиях, вводящий крупные денежные штрафы (при нанесении ущерба здоровью или имуществу в ходе акции — до 300 000 рублей) за нарушения при проведении этих самых мероприятий, вызывает, по меньшей мере, недоумение.

В России и так регулярно безосновательно запрещают митинги и разгоняют с применением силы митинги разрешенные. Теперь, получается, не обязательно тратиться в прежних объемах на дорогостоящий ОМОН, который будет избивать и задерживать зачастую мирных митингующих, можно обойтись лишь свидетелями и потерпевшими, а потом взыскивать штрафы через суд.

Опасным с позиций свободы слова видится и т.н. закон о клевете, возвращающий уголовную ответственность за «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого человека». Учитывая степень независимости российских судов, можно предположить, что привлекаться по данной статье будут неугодные власти политические и общественные деятели, хоть президент Путин и утверждал обратное. В любом случае, учитывая формулировки, многие оппоненты Кремля, очевидно, могут готовить кошельки.

Специальный корреспондент «Коммерсанта» Олег Кашин заявил, что даже хотел бы стать фигурантом такого уголовного дела: «Этот закон — настолько абсурдная история, что я думаю, первый процесс по этой статье будет всемирно резонансным». Все это, кстати, называется Путиным «либерализацией законодательства». Но на этом театр абсурда, увы, не заканчивается.

Депутат-единоросс Александр Сидякин выступил с предложением о создании реестра НКО, финансируемых из-за рубежа 29 июня, законопроект был поспешно принят и подписан президентом 20 июля. По новому закону все некоммерческие организации, участвующие в «политической деятельности» и получающие финансовые средства от иностранных лиц, обретают статус «иностранного агента», о чем должны уведомить государство, подав необходимые документы в соответствующий реестр.

Все бы ничего, внутренняя политика действительно не должна зависеть от влияний извне, однако дефиниция «политической деятельности» дана уж больно расплывчато, а потому практически любая гражданская инициатива может подпадать под это определение.

Вот, например, российский филиал Transparency International, анализирующий коррупцию в органах власти, — определенно агент, так как и финансирование получает из головного офиса в Берлине, и действующую систему критикует. А вот Всемирный фонд природы, деятельность которого квалифицируется как «защита растительного и животного мира», а потому согласно закону политической не является, может выступать против вырубки леса, т.е. идти вразрез с линией местного губернатора, что, вероятно, повлечет за собой последствия известного толка, весьма неблагоприятные для защитников природы.

Видный правозащитник, председатель Московской хельсинкской группы Людмила Алексеева резонно заметила, что ее организация агентом не является, поскольку «все деньги МХГ тратятся на защиту российских граждан, а не иностранных государств». Лев Пономарев, директор общероссийского движения «За права человека» убежден, что правозащитники финансируются преимущественно из-за границы, потому что в России они не могут найти финансирование: «Первый и последний бизнесмен, дававший деньги на правозащитную деятельность,— это Ходорковский. И всем известно, где он сейчас».
21 июля Владимир Путин подписал закон, запрещающий рек­ламу крепкого алкоголя в СМИ и в Интернете. Главное обоснование необходимости подобного закона депутаты Госдумы мотивировали исследованиями, демонстрирующими высокую смертность и распространение алкоголизма в России.

Едва ли среднестатистический читатель журнала GQ — преуспевающий 30-летний москвич, увидев в нем рекламу виски ценой 40 евро за бутылку, сопьется и тем самым поставит под угрозу генофонд нации. Очевидно, что отравится и испортит себе здоровье дешевой, «паленой» водкой житель небольшого города или села, который заплатит за бутылку меньше, чем стоит номер вышеупомянутого глянцевого издания.

Зато, подобный закон лишает рекламных денег нишевые издания и интернет-СМИ, ориентированные на вдумчивого читателя, который зачастую разборчивее обывателя в качественном алкоголе. Что, в свою очередь, неминуемо ведет к уменьшению площадок для общественной дискуссии.

Новый культурно-ориентированный портал colta.ru собрал за несколько дней полмиллиона руб­лей, необходимых для поддержания деятельности на первых порах. Под различные проекты Алексея Навального народные деньги также неоднократно собирались в кратчайшие сроки. Решением проблем, вызванных поправками к законам о НКО и рек­ламе алкоголя, может стать лишь единение граждан, готовых из своего кармана поддержать что-то стоящее.

Если в маленькой Эстонии среди читателей блога memokraat.ee нашлись желающие поддержать поездку Тармо Юристо в США для изучения опыта движения Occupy, то в огромной России определенно должны найтись люди, небезразличные к демократическому развитию своей страны.

Этой весной заработал портал hooandja.ee, помогающий собрать средства для того или иного общественного проекта, нечто подобное могло бы быть экспортировано и за восточную границу. В условиях, когда нет государственных фондов, выделяющих деньги на проекты некоммерческих организаций на тендерной основе, как это происходит в Эстонии, коллективный сбор средств, небольшими суммами и скорее всего через Интернет — единственный сценарий для поддержки формирующегося в России гражданского общества.

Наверх