Оюланд: дело Гудкова – удар по парламентаризму
Интервью

Кристийна Оюланд

ФОТО: Mihkel Maripuu

Предлагаем вашему вниманию интервью с депутатом Европарламента Кристийной Оюланд, посвященное опальному депутату от партии «Справедливая Россия» Геннадию Гудкову.

- Депутат Геннадий Гудков в понедельник, 3 сентября, вылетает в Брюссель для проведения встреч с европарламентариями. Имеет ли Европарламент рычаги для того, чтобы защитить его от произвола «Единой России»? Будете ли вы бороться, также как и лидер партии «Справедливая Россия» Миронов, чтобы у Гудкова не отняли мандат?

- Мандат депутата Гудкова был получен от народа, поэтому лишение его мандата через простое голосование политическими оппонентами в Думе – грубейшее нарушение самой основы демократии – принципа парламентаризма. Безусловно, и мои коллеги-депутаты из других политических партий, и я были очень обеспокоены таким поворотом дела, так как уважение парламентаризма – универсальный принцип. Поэтому все фракции Европарламента, несмотря на политические различия, будут защищать демократический принцип, то есть будут отстаивать соблюдение конституционных норм, которые на стороне депутата Гудкова.

- Традиционно социалисты в Европарламенте, если не поддерживали Кремль открыто, то смягчали критику, пытались «сгладить острые углы». Вы думаете, что на этот раз они поведут себя иначе?

- На этот раз дело касается их политической семьи: «Справедливая Россия», членом которой является Гудков, входит в Европейское объединение социалистических партий. Поэтому было бы странно, если бы они остались равнодушными к судьбе своего товарища. Ханнес Свобода – руководитель фракции социалистов в Европарламенте, - пригласил Гудкова для консультаций в Брюссель, что свидетельствует об обеспокоенности социалистов.

- До рокового заседания в Думе по лишению мандата народного депутат Геннадия Гудкова времени очень мало. Говорят, что оно состоится 12 сентября. Вы думаете, что Европарламент может обсудить и огласить политическую позицию в такой короткий срок?

- Безусловно! Для срочных случаев предусмотрены специальные процедуры, которые позволяют быстро отреагировать на ситуацию. В данном случае могут быть задействованы эти механизмы, с тем чтобы вовремя направить политический сигнал нарушителям.

- Вы предполагаете, что «Единую Россию» можно остановить словом? Они могут отказаться от задуманной расправы над политическим оппонентом?

- Это вопрос к аналитикам и комментаторам. Я как политик и депутат обязана сделать все возможное в защиту демократии.

- Что может изменить в судьбе Гудкова еще одна резолюция о «глубокой озабоченности» в Брюсселе?

- Слова значат! Вспомните значение словосочетания «империя Зла» для крушения коммунизма. Тем не менее я прекрасно понимаю ваш намек на то, что слова должны подкрепляться делами, и разделяю эту точку зрения. Именно поэтому я думаю,что «закон Магнитского» так нужен ЕС. Нарушители демократии должны знать, что будут наказаны не только словом, но и делом: заморозки активов, отказ от визы — все это может заставить задуматься и изменить поведение. Но в отсутствие «закона Магнитского» Европарламент мобилизует политический потенциал: Россия – стратегический партнер ЕС, поэтому депутатам в Думе небезразличны оценки европейских политиков.

НАВЕРХ