Медработники готовы к компромиссам

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Генеральный секретарь Союза врачей Катрин Рехемаа.
Генеральный секретарь Союза врачей Катрин Рехемаа. Фото: Лийс Трейманн

Медицинские работники договорились,     каким образом во время недельной забастовки людям будет оказываться помощь. Генсек Союза врачей Катрин Рехемаа  сказала, что    забастовка на этот раз будет проходить по-новому.
 

В среду вечером профсоюз работников здравоохранения, Союз врачей и Союз больниц за закрытыми дверями Ляэне-Таллиннской центральной больницы подписали предзабастовочное соглашение, которое определило, каким образом во время забастовки будет обеспечиваться неотложная медицинская помощь.

Генеральный секретарь Союза врачей Катрин Рехемаа объясняет, каким образом с 1 октября будут работать крупные больницы в Таллинне и Тарту.

Кто же тогда в понедельник будет бастовать в больницах Таллинна и Тарту?

Бастовать будут те, кому необходимо бастовать в конкретный момент. Мы спланировали все таким образом, что остановим определенные системы, ограничим доступность врачебной помощи пациентам — это наше средство давления на тех, кто должен принимать решения.

Это не означает, что у нас должны бастовать все одновременно — мы такого вообще не планировали. Наш план забастовки немного не такой, какой до сих пор был в Эстонии. Поэтому нет смысла говорить о числе бастующих, поскольку в данный момент это не показатель. Принцип такой: настолько мало, насколько возможно, и настолько много, насколько это необходимо.

Каким же образом реально будет выглядеть забастовка?

Амбулаторных приемов проводиться не будет, это означает, что врачи бастуют, а медсестры, работающие на приеме, не обязательно должны бастовать.

Ведь члены Союза медсестер не бастуют?

Хотя Союз медсестер и не проводит забастовку, это вовсе не означает, что его члены не могут участвовать в забастовке. Этого не запрещает ни один закон.

В этом случае они не получают и компенсации?

Это так, но деньги имеют для нас не первостепенное значение.

Давайте возьмем, к примеру, врача и медсестру, которые работают как в амбулаторной, так и в стационарной сфере. Как именно будет выглядеть для них день забастовки?

В этот день врач не будет вести прием, но в стационаре он должен лечить своих пациентов, поскольку там лежат больные, которым нужна неотложная помощь, и больные, которые находятся уже на стационарном лечении, и их лечение невозможно прервать.

Значит, врач придет на работу, забастовка начнется в 8 часов утра, и два часа он будет в стационаре, а с десяти часов должен начаться амбулаторный прием. Что же тогда будет? Может ли врач вообще отменить оказание амбулаторной помощи и целый день работать исключительно в стационаре?

В то время, пока ведется амбулаторный прием, врач, как правило, работой не занимается. Рабочий день врача не поделен поминутно на составляющие, мол, только в определенное время он занимается стационарными больными и т.д. Но на самом деле, если у него в кабинете должен начинаться прием, то он не будет работать, а будет бастовать.

Тогда в течение трех часов, которые отведены на прием, он будет бастовать?

Именно так.

Каждый вечер надо будет записывать, сколько часов он работал, и сколько бастовал?

Да, для этого существуют люди, которые все запишут.

А если у врача день проходит в стационаре, то он будет работать там целый день?

Да. По крайней мере, первую неделю. Тогда стационарную помощь будут оказывать как обычно. В стационаре в первую неделю будут принимать также плановых пациентов.

Не будут принимать тех, кто придет на амбулаторный прием, за исключением особых групп — это дети до 18 лет; беременные женщины; пациенты, получающих онкологическое и гематологическое лечение. Разумеется, будут работать и отделения неотложной помощи.

В первую неделю стационарные отделения будут принимать как неотложных, так и плановых пациентов?

Да. Можно сказать, что в наше время жизнь такова, что большинство пациентов поступает в стационар в качестве т.н. неотложных. Плановой работы сейчас и так меньше, и это не зависит от забастовки.

Это, наверное, оттого, что объемы на год заполнены и плановой работы и впрямь меньше?

Именно так, объемы ограничены и таково положение.

Когда бастовали учителя, то в школах никто не работал, и учителя, три дня пробастовавшие, не получили за это денег от школы. В вашем случае можно продолжать работу, но те медики, которые работают не с полной нагрузкой, получат ли компенсацию за этот период из забастовочного фонда Союза врачей?

Есть и такие врачи, которые работают только в поликлинике, и они бастуют. Просто наша система такова, что мы не можем полностью прерывать свою работу. Вы ведь не хотите, чтобы двери больницы полностью закрылись.

Не хотим и, видимо, вы тоже не хотите, чтобы кто-нибудь умер, не получив медицинской помощи!
Поэтому мы так все и спланировали. Это же наша первая реально осуществляемая забастовка, и это сложно. Мы все это поняли.

Сколько врачей заняты только на амбулаторных приемах?

Точно не скажу, но думаю, что цифра трехзначная, если считать врачей из трех больниц.

Как вы решили, какую компенсацию получит участвующий в забастовке врач из забастовочного фонда? 75 процентов или больше?

Мы решили, что неполученная заработная плата будет компенсирована в размере не менее 70-75 процентов от действующей в настоящее время минимальной почасовой оплаты, в любом случае не в объеме полной заработной платы. Возможны исключения, например, в отношении врачей, работающих в поликлинике, у них, скорее всего, будет возможность получить компенсацию в большем размере.

При этом очень многие коллеги сообщают, что готовы отказаться от компенсации в пользу тех, кому она нужна больше. Люди хотят сделать дополнительные пожертвования в забастовочный фонд. Участие в забастовке не зависит от того, сколько денег заплатят, на кону — принципы.


Каков ваш забастовочный фонд?

Это внутренняя информация, и она закрыта.

Насколько мне известно, фонд составляет менее 300 000
евро.


Я не называла вам никакие цифры и не знаю, откуда вы их взяли. Официально эта сумма нигде не приводится, и если кто-то где-то видел какие-то цифры, то они неполные. У нас есть региональные союзы и другие финансовые источники.

Сможете продержаться два месяца, как вы сказали?

По нашим расчетам — да.

Во время забастовки возможны платные приемы?

Нет, ни бесплатных, ни платных приемов, конечно же, не будет.

А как же медсестры и санитарки? Они тоже будут бастовать на следующей неделе?

Медсестры будут бастовать в тех областях, где мы решили, и где необходимо, что бастовать должны именно медсестры. Больше всего это касается приема анализов и обследований, где реально обследование проводит медсестра или сама берет анализы.

Что это значит? Ведь если нельзя прийти на амбулаторный прием, то и обследование назначать нельзя?

Это так, но пациентам назначается время для планового амбулаторного обследования, и они проводиться не будут, за исключением тех групп населения, о которых я сказала. Например, не будут проводиться плановые радиологические обследования.

А как же санитарки? Они ведь тоже сообщили, что присоединяются к забастовке.

С санитарками, действительно, ситуация такая, что они не бастуют. Это солидарное решение врачей и медсестер, поскольку у санитарок самая низкая зарплата и тяжелое финансовое положение, любая потеря зарплаты больно ударит по ним. Мы бастуем за санитарок, но требования, касающиеся зарплаты санитарок и прочих условий их труда, остаются. Санитарки поддерживают забастовку, они вместе с нами.

Как сложится ситуация через неделю?

Мы не хотим пока озвучивать свои планы, хотя они имеются; ситуация может меняться каждый день. Это будет зависеть от того, как будут проходить переговоры.

Какие изменения произойдут в переговорах начиная с понедельника?

До сих пор мы не располагаем официальной информацией, что с нами хотят вновь начать переговоры. По закону в случае забастовки стороны обязаны вновь приступить к переговорам. Мы к этому готовы и давно ждем приглашения, но оно до сих пор не поступило.

Министерство, очевидно, считает, что оно не должно вести с нами переговоры. Мы поддерживаем контакты с Союзом больниц, но официального приглашения на переговоры не получали.

Каким образом оповестят о забастовке пациентов, которые на следующей неделе придут на амбулаторный прием? Они сами должны все узнавать или им позвонят?

Эта информация несколько запоздала, мы хотели, чтобы у нас была скоординированная с руководством больниц информация, чтобы не вводить пациентов в заблуждение. Амбулаторный прием вестись не будет, за некоторыми исключениями.

Если пациенты хотят получить дополнительную информацию, касающуюся конкретной проблемы, то они могут обратиться в больницы. Больницы обязаны оповестить пациентов и назначить новое время приема (оповещать пациентов больницы еще не начинали. — Ред.).

Что заставит вас прекратить забастовку? Я понимаю, что дело не только в деньгах.

Безусловно, это не может быть договоренность только в отношении зарплаты, она должна касаться и других вопросов — нагрузки, системы в целом. Мы готовы к компромиссам.

Комментарии
Copy

Ключевые слова

Наверх