О Грузии без обиняков

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Ахто Лобьякас
Ахто Лобьякас Фото: Pm

Колумнист Ахто Лобьякас, во время парламентских выборов в Грузии
находившийся на месте событий, рассуждает о том, на что именно надо бы обратить внимание министра обороны Эстонии, выступившего накануне выборов со статьей, в которой он дал им неверную и предвзятую оценку.  
 

Достаточно скромные в мировом масштабе отголоски парламентских выборов в Грузии, ознаменовавшихся взлетом Бидзины Иванишвили и скорым падением Михаила Саакашвили, обернулись ударом по заданному IRL направлению внешней политики Эстонии, становящейся все более многоплановой.

В августе в Postimees была опубликована статья министра обороны Урмаса Рейнсалу, которая в несколько сокращенном виде позже появилась на страницах Wall Street Journal, а затем вышла и ее франкоязычная версия.

В оригинальном тексте, посвященном преимущественно России, Рейнсалу заранее упрекал движение Иванишвили «Грузинская мечта» в отказе подписать «единый кодекс поведения партий, который предусматривал бы уважение международно признанных стандартов избирательных кампаний».

В международной версии пуб­ликация была дополнена прямыми ссылками на Иванишвили, в планах которого, как писал эстонский министр, «трудно не усмот­реть вторую фазу российских происков против Грузии» после вой­ны 2008 года.

Без упоминания имени Саакашвили в этой версии отмечалось, что «согласно данным исследований, две трети грузинских избирателей убеждены, что Грузия идет по правильному пути, и 55 процентов намерены проголосовать за правящую партию», в то время как «Грузинская мечта», чья победа «у избирательных урн остается недостижимой», планирует беспорядки и готовит российское вторжение.

Существует несколько причин, чтобы подробнее остановится на этих текстах, теперь уже осмеянных самой историей, — они касаются не только Грузии, но и Эстонии.

Прежде всего, это урок для всех, кто пишет на темы крайне полярного свойства: никогда не надо доверять лишь одной из сторон. Очень хотелось бы надеяться, что министр обороны (для которого состоявшийся непосредственно перед самыми выборами визит в Грузию на какое-то время, видимо, будет оставаться последним) теперь пригласит к себе для беседы наблюдателей, которые присутствовали на выборах в Грузии от Эстонии.

Они могут рассказать ему о том, как на самом деле проходили выборы — как многие главы избирательных участков признавались в давлении со стороны правящей партии, которая пыталась прибавить к своим голосам десять процентов.

Можно прочитать рапорт Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) о том, как на каждом десятом проверенном участке были обнаружены протоколы, на которых стояли подписи избирательной комиссии, однако результаты голосования отсутствовали.

Я сам видел один такой пус­той протокол в Хашури, я видел в этом городе также полицейских, которые под покровом ночи забирали такие протоколы с восьми участков для подделки результатов.

Затем министр мог бы побеседовать с теми экспертами по Грузии, которые накануне выборов не считали «абсурдной» саму возможность того, что Иванишвили соберет две трети голосов избирателей.

Кроме того, он мог бы узнать от них, кто такой Темури Аласания (дядя Саакашвили и генерал ФСБ; для фирм, имеющим к нему отношение, были приватизированы стратегические ресурсы Грузии).

Он услышал бы, что Ивани­швили долгие годы являлся крупнейшим спонсором Саакашвили (кроме всего прочего, он выплачивал полицейским зарплаты) и что имущество Иванишвили в России управляется его братом, приближенным к режиму Саакашвили.

Министр обороны мог бы услышать и о том, как Иванишвили в течение восьми лет вплоть до осени прошлого года давал консультации нынешнему премьер-министру Иване Мерабишвили. А также что вокруг Иванишвили сейчас собрались почти все те, кто во время революции роз был с Саакашвили.

Кто-то мог бы в двух словах описать министру грузинские реалии в период пребывания у влас­ти Саакашвили, например, о том, как все властные структуры, сходясь по вертикали, сосредотачивались в руках одного человека. Или что в стране нет ни одного местного самоуправления, которое не находилось бы под началом партии власти.

Что щупальца партии власти простираются в полицию и прокуратуру, суды и даже в домоуправления. Как людей, встававших на пути членов правительства, жестоко избивали, а то и обнаруживали убитыми.

Или хотя бы о том, как бывшему спикеру Нино Бурджанадзе в хорошие времена за символическую сумму был передан комплекс зданий на трех гектарах земли в самом дорогом районе Тбилиси, который в плохие времена был конфискован (еще пару лет назад Саакашвили раздавал государственное имущество публичными указами).

Министру следовало бы непременно рассказать о том, что происходит с телевизионными каналами (все крупнейшие телеканалы находятся под контролем правительства).

Задним числом можно было бы проанализировать и использованное Рейнсалу уничижительное определение «ортодоксально-фундаменталистский», а также и то, какую роль сыграли появившиеся перед избирательными участками ночью 1 октября священнослужители, защищавшие избирательные урны от сил правящей партии. 

В Грузии непростая ситуация, и в этом смысле министра обороны можно понять. Но на кону стоит слишком многое.

Нам остается надеяться, что некомпетентность и предвзятость члена правительства Эстонии, которые в настоящий момент могут быть квалифицированы как косвенное соучастие в фальсификации выборов, не были злонамеренными.

Или (что было бы еще хуже) что речь идет отнюдь не об отдельном эпизоде в глобальной PR-войне между Саакашвили и Иванишвили, на которую обе стороны потратили миллионы евро. И что в это дело не замешан глава национального совета безопасности Саакашвили Гиа Бокерия, финансируемые им предприятия-лоббисты или иные стратегически расставленные посредники.

Кроме всего прочего, остается надеяться также на то, что авторитетные издания Wall Street Journal и Postimees не стали объектами манипуляций.

Если сейчас правительство Эстонии не принесет извинений Иванишвили (чего он уже и потребовал), оно могло бы в будущем хотя бы продемонстрировать искреннее беспокойство по поводу Грузии, что не должно оказаться в тени наших собственных спекуляций, внутренней политики или же политики в отношении России.       
                      
Грузия заслуживает большего, чем взгляд на нее через призму России (к чему и сводятся пуб­ликации Рейнсалу). Мы в долгу перед Грузией и должны быть готовы взглянуть на нее такой, какова она и есть на самом деле — это наш товарищ по исторической судьбе в минувшем столетии и свободолюбивый народ с древней культурой.

То, что произошло в Грузии в прошлый понедельник, стало второй революцией. Долго угнетавшая страну тирания немного ослабла, и Саакашвили может войти в историю как первый глава грузинского государства, который сумел преодолеть жажду власти. 

Грузия пока еще не является демократией, но она движется в этом направлении. Те, кто видел 1 октября избирательные участки в Грузии, могли воочию наблюдать, как творится демократия из элементарных частиц, из самих людей. Это было впечатляющее зрелище. Жаль, что его не видели члены правительства Эстонии.

Конечно, нельзя исключить, что история сделает еще один виток и министр обороны окажется прав в отношении Иванишвили. Возможно, выяснится, что лекарство страшнее самой болезни. Но мы не хотим в это верить. Потому что на весах честь самой Эстонии, ее репутация.

Будущим лидерам Грузии — если они нас вообще услышат — следует говорить то, что честно и правильно. Саакашвили следовало бы научиться тому, что он вроде бы понял на примере более старых и развитых демократий (и, видимо, не без их влияния), — соперники не являются врагами. Говорить что-то иное было бы несправедливо, аморально и глупо, а в конечном счете и опасно для нас же самих.

Ключевые слова

Наверх