Влияние ЕС на дела в России мало

ФОТО: Графика: Сильвер Альт

Если 2011 год можно охарактеризовать как год германского вопроса в связи с дебатами о роли Берлина в делах ЕС, то прошлый год стал годом британского вопроса: ЕС преобразовался в трехуровневую структуру, в которой первый уровень — это зона евро, второй — страны, готовящиеся к зоне евро, как, например, Польша, и третий — желающие выйти, как британцы, сообщает аналитический центр Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations — ECFR) в свежем «Оценочном листе европейской внешней политики 2012 года».

ДОСТУПНО ДЛЯ


«Вне зависимости от того, решит ли Объединенное Королевство выйти из ЕС — что, по нашей оценке, является катастрофическим шагом и для самой Великобритании и для ЕС в целом, — возникновение трехуровневой Европы будет иметь огромные последствия для общего рынка и внешней политики Европы», — записано во вступительной части доклада.

Хороший пример России
Анализ подтверждает, что помимо внутренних трудностей, связанных с финансовым кризисом, есть проблемы и с соседями. Это и вероятность того, что Израиль начнет против Ирана военную деятельность, это и акции протеста в Египте, и продолжающиеся беспорядки на Западных Балканах, и напряженность в секторе Газа, и война в Сирии — вокруг Евросоюза царит достаточно сложная ситуация.

Однако после мрачных вступительных слов речь идет о том, что на самом деле в прошлом году ЕС на удивление хорошо справился с рядом вопросов внешней политики. В качестве первого примера аналитический центр приводит отношения с Россией — отношения с Москвой стали напряженнее, однако единогласия в общении с ней стало больше.

Научный сотрудник ECFR Кадри Лийк, которая является одним из авторов оценочного листа и которая наиболее подробно проанализировала в нем тему России, рекомендует обратить внимание на отдельные оценки, данные связям с Москвой.

Из них становится ясно, что если за единогласие, проявленное в общении с Россией, Европа получила пять баллов из пяти, то результат этого общения оценивается гораздо ниже.

«Влияние Европы на положение дел внутри России практически равняется нулю, и желание Москвы сотрудничать тоже очень невелико, — пояснила Лийк. — Зато Европа хорошо, единодушно и мощно выступает в тех сферах, в которых имеет рычаги воздействия и четкую программу действий — это, к примеру, энергетическая политика, торговая политика и в какой-то мере визовый диалог».

«Кончено, что касается последнего, Европа могла бы сделать больше — например, вступить в диалог с российскими свободными объединениями и известить о том, что Россия должна сделать для визовой свободы, — отметила Лийк. — Таким образом россияне сами могли бы оказать воздействие на свое правительство, а сейчас у них нет аргументов».

«Несмотря на то что в 2012 году ситуация с правами человека и политическими свободами в России ухудшилась, и Европа не смогла это остановить, все-таки хорошо, что, по крайней мере, наша оценка ясна и единодушна, больше нет государств, которые пытаются черное представить белым, — подчеркнула Лийк. — И то, что Германия стала больше высказываться по этим вопросам, само по себе является весомым шагом».

Именно новый подход к России является важным фактором, который, по мнению ECFR, в прошлом году сделал Германию ведущей силой ЕС. Франция, второе крупное государство континентальной Европы, вышла на передний план, когда заступивший весной на пост президента Франсуа Олланд в конце года начал искать поддержку для операции в Мали.

Однако во взаимодействии Германии и Франции ECFR отметил и препятствия, о которых было упомянуто во многих анализах, опуб­ликованных на прошлой неделе в связи с 50-й годовщиной Елисейского договора.  

«Внутри Европы на смену братства Меркель и Саркози пришли гораздо более сложные отношения между Олландом и Меркель, — отмечается в докладе. — Вместе с итальянским премьером Марио Монти и испанским Мариано Рахой, Олланд протолкнул больше решений для обуздания кризиса евро. В результате этого в 2012 году Меркель то и дело оказывалась в меньшинстве еврозоны — в 2011 году такого не случалось».

В качестве удивительного парадокса ECFR отмечает происходящее с Великобританией. Если в европейских средствах массовой информации британцы в последнее время отличаются главным образом своими евроскептическими заявлениями и обещанием провести референдум по поводу выхода из ЕС, то в ведении внешней политики ЕС Лондон, по существу, вел себя как примерный партнер, который в нескольких областях даже захватил бразды правления.

Долгий анализ оценок
Составители доклада также предсказывают, что, по крайней мере в ближайшее время, продолжится начавшийся с кризисом евро переход внешней политики обратно в нацио­нальные столицы. Остановка этого процесса зависит от того, насколько окрепнет общая зарубежная служба ЕС.

В этом году ECFR составил годовой оценочный лист ЕС в третий раз. По словам Лийк, цель аналитического центра состоит в рассмотрении внешней политики объединения в тех областях, в которых ЕС имеет амбиции и хочет высказывать свое мнение.

«Мы стараемся сохранять большинство параметров прежними, чтобы выявлять отличия по годам, прогресс и регресс, — пояснила Лийк. — В то же время неизбежно появляются и новые темы. Одни из них вскоре будут внесены в оценочный лист, на другие уйдет время. Мне жаль, что в числе наших категорий нет киберполитики, и Эстония не может получить свои лавры в этой области».

По словам Лийк, процедура оценивания представляет собой длительный процесс.
«Он начинается в сентябре-октябре, когда эксперты составляют первый черновик, в котором записано, что произошло в течение года, — пояснила она. — Потом мы отправляем соответствующие вопросы своим исследователям, которые находятся во всех странах ЕС». После того как вопросники с ответами возвращаются обратно, авторы доклада начинают ставить оценки.

Исследователем ECFR в Эстонии является директор Института внешней политики Андрес Казекамп.

Оценки внешней политики ЕС:

•  Китай — С+

НАВЕРХ