Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4: предчувствие «бронзовой ночи»

Нас ждет безденежное лето – спасибо Юргену за это! ФОТО: Михкель Марипуу

На этой неделе эстонские СМИ обзирали пограничный договор с РФ, утекающие с Кипра финансы и наши низкие зарплаты, а также предстоящую центристско-реформистскую схватку.

Социологи утверждают, что за полгода реформисты потеряли в Таллинне больше трети избирателей – поддержка партии Ансипа снизилась с 30 до 18 процентов. В статье Кярт Анвельт в Eesti Päevaleht среди объяснений этого странного (правда же?) феномена указан и «национальный конфликт». Индрек Саар, главный секретарь соцдемов, хвастается тем, что его партия смогла наладить контакт как с эстонцами, так и с неэстонцами: «Не заметно, чтобы реформисты пытались говорить с неэстонцами». К слову, в выброске редакция переправила слово на «инородцы».

Саар надеется, что реформисты не станут искусственно разжигать на этих выборах конфликт между общинами. А вот Маргус Цахкна, зампредседателя IRL (партнера реформистов по коалиции), считает, что повторение «бронзовой ночи» – это голубая мечта Сависаара: «Ни одна другая партия этого не хочет. И таллиннцы этого не хотят...» Реформист Вальдо Рандпере с Цахкна полностью согласен: «Этот конфликт сейчас пытаются раздуть. Я не думаю, что, например, статьи Яны Тоом появились просто так».

Так нам готовиться к новым «бронзовым ночам» или нет? Вы, господа политики, скажите. Уже ведь и апрель на носу.

Сегрегация или ассимиляция?

Русская тема на этой неделе всплывала с пугающей частотой. В том числе и благодаря отдельным русским. Член объединения «Свободный гражданин отечества» Евгений Криштафович на Delfi высмеял журналиста EPL Рейна Сикка, который ходил на языковой экзамен (на категорию С1) и ругался по этому поводу в прессе. Эстонцу Сикку экзамен показался неподъемным. Криштафович его не понимает: «В любой нормальной стране есть языковые требования, а у нас их по-прежнему считают дискриминационными... Это как с экзаменом на вождение: инструктор все время твердит, как испорченный патефон: поворачивай налево, поворачивай налево. Черт, у нас все государство скоро повернет налево, ты, мужик, видишь, что творится вообще, а?! Если налево поверну еще и я, свободный гражданин отечества, что станет с Эстонией? Клянусь: скорее уж Яну Тоом выберут президентом, чем я поверну налево! А этот инструктор, придира и латентный социалист, говорит, что если налево не поворачивать, водительские права в Эстонии тебе не светят. Что-то с этой системой не так...» Ясно, что это иносказание, но как же все смешалось в голове Криштафовича!

В Eesti Päevaleht тартуский студент Сергей Метлев продолжает сражаться со школьным русскоязычным образованием. В советской Эстонии, пишет Метлев, были созданы две отдельные системы образования – эстонская и русская. Это плохо, потому что, сами понимаете, сегрегация. (Заметим, что советское всегда плохо. Создали бы одну систему – была бы ассимиляция. Создали две – налицо сегрегация!) Перевод русских гимназий на эстонский язык в объеме 60 процентов – хорошо. Но мало. Метлев знает, как надо: «Идеальная модель для будущего – это гимназия, где школьники учатся вместе независимо от национальной принадлежности. Говорят же, что корень многих интеграционных проблем – в недостатке контактов. Почему их мало? Потому что русские и эстонцы учатся 12 лет в разных школах». И никакой сегрегации. Ассимиляция, говорите вы? Полноте: об этом у Метлева ни слова.

Лица против задниц

Происшествие в Таллиннской мэрии, работников которой принялись увольнять, потому что те не вносили малую лепту в центристскую кассу, взбудоражило общественность не на шутку. Особенно возмутил прессу тот факт, что предложение уволить неплательщиков исходило от главного секретаря партии Прийта Тообала. «Такой шизы, как освобождение от должности главы столичного департамента окружающей среды Отто Попеля, я и не помню», – признается Марго Паюсте в Õhtuleht. «Тообал что, руководит городом? – пишет портал Delfi. – Если у него есть претензии к наполнению партийной кассы, пусть угрожает тем, кто не платит, изгнанием из партии. Вместо этого он управляет городом, а мэр Эдгар Сависаар его оправдывает, что лишний раз подтверждает: в финансах партии и города сам черт ногу сломит – никто даже не притворяется, что это два разных кошелька».

Андрус Кивиряхк в Eesti Päevaleht раздал всем сестрам по серьгам: «Происходящее в Таллиннском горсобрании – хрестоматийный пример того, что случается, когда люди, которые должны бы пойти под суд, почему-то под него не пошли и остаются на свободе... Никакой идиллии нет и в IRL. Там имела место удивительная и невиданная мистерия – впервые в многострадальной истории нашей страны в политику вмешались рыбы! Из чернильно-черных глубин Чудского озера всплыл ужасный Царь рыб – и пристроил в правление партии и в парламент своих людей... А реформисты? Об этом огорчительном явлении я писал целый год. Репка по-прежнему глубоко в земле, и всем лень ее тянуть. Сама репка, конечно, балдеет от радости – гляди-ка, я всех перехитрила! – и потихоньку загнивает. Рядом со всей этой порнухой и развратом сидят в скромной комнатке активисты Народного собрания – и читают в Интернете предложения, как нам развить демократию».

Обдав всех подряд мощной струей скепсиса, Кивиряхк подытоживает: «Президент Ильвес подчеркнул, что нет „нас” и „их”, есть один народ. В принципе я согласен. Лицо и задница – тоже части тела одного человека. Но все-таки противоположные – и по доброй воле они не соприкасаются».

Куда уходят деньги?

Из истории с Кипром каждый делает свои выводы. Сандер Сильм в Õhtuleht вспоминает о том, как 23 января 1991 года власти СССР, «идя навстречу пожеланиям народа», заставили всех поменять банкноты в 50 и 100 рублей. К чему тут эта история? К тому, пишет Сильм, что «в сегодняшнем мире нет ничего прочного». Вот обанкротятся завтра два кипрских банка – и прощайте, денежки.

Журналист Лаур Уудам в той же газете иронически хвалит власти: «Нам (конечно, тем, кто хранит деньги в банках) нужно быть сердечно благодарными Андрусу Ансипу, Юргену Лиги и его предшественнику Ивари Падару. И в кризис власти мохнатая рука правительства не залезала в наш карман, наоборот – нам дали гарантию, что вклады сохранятся. Теперь мы видим, что гарантия вкладов не означает их сохранности. Если надо, государство конфискует ваши деньги... То, что сегодня тестируют на Кипре, завтра может стать нашей реальностью». Между тем редакторы Postimees защищают ЕС: вряд ли лидеры Союза настолько глупы, что не ведают, что творят, и если предлагается обложить налогом вклады, значит, другого выхода у Кипра точно нет.

Eesti Päevaleht задается вопросом: «Куда потекут российские деньги, считавшие Кипр своим домом? Местные банкиры тоже могут лелеять какие-то надежды, но сначала им надо ответить на вопрос, почему в Эстонии, тоже стране-члене ЕС, россияне могут не бояться конфискации... Но печальный опыт Кипра, Ирландии, Исландии и Латвии показывает, что эстонцам не стоит предпринимать усилий для привлечения сюда этих капиталов. Лучше пусть банковский сектор маленькой страны развивается умеренно».

Печально и другое: Кипр, оказывается, занимает четвертое место среди стран-инвесторов в экономику Эстонии, и речь, скорее всего, идет о российских деньгах. Если проблемы коснутся России, Эстонии тоже придется несладко. «Мы все теперь киприоты, – заключает газета, – ведь неудачное решение тамошних проблем может привести нас к куда более глубокому кризису». Кипру вроде как поможет Россия. А нам?

НАВЕРХ
Back