Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4: самая ме-е-едленная страна в Европе

«Тартуский мирный договор не продается!»: с 2005 года лозунги противников договора о границе в его нынешнем виде не изменились. ФОТО: Ове Майдла

На этой неделе эстонские СМИ возмущались предательством интересов ЭР, нехорошим развитием нашего потенциала, а также инфраструктурой и альтернативно одаренными политиками.

Все-таки у Эстонии и России немало общего. В Eesti Päevaleht известный писатель Индрек Харгла жалуется: «Когда едешь по улицам Таллинна, ощущение такое, что ты попал в постапокалиптический мир, где цивилизация давно исчезла и вместо дорог – зияющие овраги. Недавно в Испании у меня возникло желание опуститься на колени и целовать проезжую часть...» Странное, если не сказать больше, желание возникло у Харгла оттого, что «для эстонца хорошая дорога – небесное откровение, нечто такое, чего в нашей вселенной просто не бывает».

Казалось бы, тут можно вновь оттоптаться на столичной мэрии – недаром Эдгар Сависаар, защищаясь от нападок, опубликовал на этой неделе на портале Delfi статью с говорящим названием «Почему к Таллинну все время придираются?». Но Харгла неожиданно идет другим путем: «Вопрос не в каком-то конкретном самоуправлении. Все эстонские дороги напоминают о советской провинции 1970-х», – в то время как вся Восточная Европа давно обзавелась автобанами, причем за европейские деньги.

Писатель отмечает, что Эстония сегодня – самое медленное государство в Европе, и речь не об анекдотах про горячих эстонских парней, но о статистическом факте: чтобы одолеть некое расстояние – на машине ли, на автобусе ли, на поезде ли, – у нас требуется столько времени, что прочий ЕС нас обгоняет. Особо негодует Харгла по поводу шоссе Таллинн – Тарту, построенного «для нетребовательных советских людей, ездивших на машинах со скоростью максимум 80 километров в час». Перекресток в Мяо он называет просто идиотическим. Да, все как в России: дураки и дороги.

На алтаре ЕС под ножом Кремля

Но Россия все равно не друг, а в лучшем случае «так». СМИ не по нраву то, как наш МИД торопится с подписанием российско-эстонского договора о границе. У редакторов Õhtuleht подозрение вызывает именно то, что обычно с Россией все сложно и долго, а тут процесс пошел «за считанные месяцы, как по маслу». Из минусов договора газета называет сданные нами в одностороннем порядке «территории на море и на суше», оставшееся за границей эстонское имущество, за которое мы не получим теперь компенсации, проблемы с Нарвским водохранилищем, столь важным для наших электростанций, а также с посещением могил родственников.

«Может быть, с подписанием договора нас торопят деловые интересы газовой компании восточного соседа, желающей проложить более короткий газопровод по измененной морской границе и сэкономить деньги, – прагматично заключает Õhtuleht. – Другая сторона получит деньги, а что в итоге получит Эстония? Вот и задание нашим политикам. Перед подписанием договора нужно сделать его съедобным для местной публики. На вопросы следует ответить честно и точно, а не создавать питательную среду для уже прозвучавших обвинений в предательстве».

На Delfi консультант по коммуникациям Юри Эстам протестует против того, чтобы рассматривать договор о границе лишь с «технической» точки зрения. Для Эстама этот договор – оправдание сталинской агрессии. Отчего же наши политики предают интересы Эстонии? И ладно бы одни реформисты – от них Эстам ничего, кроме экономических телодвижений, не ждет. Но как же патриоты из IRL? «Теорий на этот счет много... Наши интересы приносятся на алтарь ЕС, или кто-то на нас давит – либо бизнес-круги, либо третье крупное правительство, – или Кремль вертит нами, как хочет, прямо или косвенно». Как там у Высоцкого: «Говорил, будто все меня продали...»

Наши бронепоезда и их танки

Между тем надобно «семь раз отмерить и один отрезать, потому как что у волка в пасти, то у волка в животе. Ну то есть: надо ждать лучших времен, ведь неурегулированная граница – это пряник, за который в будущем можно будет у Москвы что-нибудь выторговать». Чтобы кто чего невзначай не подумал, Эстам подчеркивает, что дело не в жадности: «Были бы мы жадинами – нам бы принадлежали ныне Вынну и Северная Латвия! Наши бронепоезда дошли до Риги...»

Воистину, все смешалось в голове у Эстама: «Наши СМИ гонят волну, возмущаясь тем, что налогоплательщиков вынуждают оплачивать наряды первой леди, но неужели мы не считаем, что наши политики, уступая России часть эстонских земель, увековечивают тем самым несправедливость? Или у нас нет веры в то, что русские смогут создать более справедливую и демократическую Россию (с которой можно было бы вести переговоры)? И разве не ощущаем мы солидарность с более прогрессивной и искренней частью русского общества, в последние годы не раз выходившей на улицы и баррикады?» Это смотря где и когда русские выходили, господин Эстам. Если в Москве – может, вы и ощущаете с ними солидарность. А в Таллинне в мае 2007-го – явно нет. Впрочем, о чем это я?..

Очень странным текстом о границе разразился в Eesti Päevaleht Иван Орав (загробное альтер-эго писателя Андруса Кивиряхка). Мертвец вспоминает о том, какая российско-эстонская граница была раньше, в 1930-е, – с резными лебедями, вишневыми деревьями, органной музыкой, чудо, а не граница! «Конечно же, от нее потом камня на камне не оставили. Тибла красоту не ценит. Он умеет только разрушать. В 1940 году нашу границу переехали танками, вишни и лебедей втоптали в грязь кирзовыми сапогами, органчики искололи штыками...»

Идейно богаче, материально беднее

От внешних сношений – к делам внутренним. С предсказуемым волнением СМИ обсуждали опубликованный 15 мая доклад о развитии человеческого потенциала. Эстония в этом докладе сравнивалась с другими странами ЕС. «Мы на первых местах в том, что касается идейных ценностей, – пишет Postimees. – У нас свободнее СМИ, Интернет, экономика. Но если говорить о повседневной жизни, мы в нижней половине списка. В Эстонии скуднее зарплата, довольство жизнью, терпимость».

Можно сказать, пишет газета, что мы бедные, но свободные, и пришла пора заняться благосостоянием. Можно посмотреть и по-другому, тогда Эстония предстает страной сплошных перекосов: заработок женщин тут в полтора раза меньше, чем у мужчин (первое место в Европе по неравенству), при этом среди людей с высшим образованием нигде в ЕС нет столько женщин, сколько у нас, и при этом 60 процентов детей в Эстонии рождаются вне брака. То есть Эстония – это страна «весьма образованных, но бедных женщин и не очень образованных, но сравнительно успешных мужчин». Ну и матерей-одиночек, чего уж.

«Не Скандинавия, но жить можно», – иронически отзывается о данных отчета Õhtuleht. В самом деле: вдобавок к упомянутым показателям в Эстонии меньше, чем в среднем по ЕС, ожидаемая продолжительность жизни вообще и здоровой в частности, производительность труда. В ЕС 20 процентов работников с дипломами занимаются неквалифицированным трудом, в Эстонии – аж каждый третий. В плане коррупции мы опустились за шесть лет на восемь мест.

А еще социолог Марью Лауристин, один из авторов отчета, написала, что надо бы как-то уменьшить неравенство и напряжение, возникающее по причине «национальной гетерогенности» (читай: между эстонцами и неэстонцами). Но мы ведь все понимаем, что неравенство женщин и мужчин куда тревожнее, чем национальная вот эта... гетерогенность. Многие местные мужчины, особенно политики, и слов-то таких не знают. Они же у нас не очень образованные, хотя и весьма успешные.

НАВЕРХ
Back