Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Ольга Лепешинская: Счастье — быть нужным

Евгений Миронов, один из интереснейших российских актеров, признается, что полностью подчинил свою жизнь профессии актера, которая позволяет охватить все многообразие мира, постигнуть различные человеческие характеры, открыть самого себя. ФОТО: Архив Павла Макарова

Народная артистка СССР, балерина Большого театра, член КПСС с 1942 года, лауреат Сталинских премий. Ее биография вполне могла бы стать сюжетом для кино, а назывался бы этот фильм «Ольга Лепешинская». Недавно Великой балерине исполнилось 90 лет.

Она родилась 28 сентября 1916 года. Родители ждали мальчика — Алексея, но на свет появилась девочка. Ее назвали Ольгой, а дома продолжали звать Лешкой. Задиристая, со взрывным темпераментом, пламенная комсомолка, великая балерина. Прошла всю Отечественную войну, выступая во фронтовых бригадах. Любила и была любимой. Теряла близких. Оказалась невостребованной в собственном театре как педагог. Но научила танцевать многих, и не только в России.

Вы с детства мечтали стать балериной?

Нет, я хотела стать строителем мостов, как мой папа, Василий Васильевич Лепешинский. Отец работал в Гос­плане СССР на довольно ответственной должности, был знающим инженером, работал на КВЖД, строил мосты и даже сам испытывал их, проезжая по ним на паровозе.

Ваш отец был против того, чтобы вы стали балериной?

Знаете, есть поговорка: «Было у отца две дочери: одна умная, а другая — балерина». Узнав, что мне нравится танцевать, папа, не колеблясь, посоветовал выбрать другую профессию. Он считал, что человек должен быть прежде всего образованным: грамотно говорить по-русски, знать языки.

Отец сам был энциклопедически образованным человеком. Его эрудиция поражала многих. Помню, как-то у нас в гостях был Сергей Эйзенштейн, мы разгадывали кроссворды, и на многие вопросы, кроме папы, никто ответить не мог.

Родители уделяли большое внимание вашему образованию?

Конечно. К четырем годам я научилась читать, причем читала все подряд, запоем. Можно сказать, что я выросла на Пушкине. Цитировала его наизусть, особенно любила «Евгения Онегина». В пять лет водила кота вокруг дерева, с бантом вместо «цепи златой», и «русалкой» восседала на рояле.

Интересовались ли вы когда-нибудь своим происхождением?

К сожалению, я плохо знаю свою родословную. Мы происходим из старинной польской дворянской семьи. Я всегда гордилась своим прадедом, который был вольнодумцем, построил школу для крестьянских детей в своем имении. Когда мне об этом рассказали, это подняло его в моих глазах на небывалую высоту.

Понимаю, что своим княжеским происхождением вы не кичитесь.

При мне о моих предках, о княжеских корнях никто не имел права заговаривать, поскольку я была истинной комсомолкой и участия в разговорах на эти темы не принимала. Когда моя мама вынимала из заветного ларца кружевной воротничок, чтобы украсить мою форму, я отказывалась его надевать, считая, что этот воротник принадлежал классу угнетателей.

Это про таких говорили — истинный ленинец?

Да, да. Будучи пионеркой, я опекала октябрят, а когда стала комсомолкой, занималась воспитанием пионеров. Яростно была влюблена в комсомолию и жила, в основном, только этими идеями. Как и моя сестра, я была правоверным советским человеком. Комсомол во времена моей юности испытывал необычайный подъем. В наши дни в комсомол вступали во имя идеи! Весь будущий цвет Большого театра, вся его молодежь были комсомольцами.

Когда вы впервые вышли на сцену?

В десять лет. В прологе оперы «Снегурочка» мы, ученицы, исполняли роли пичужек, вестниц весны. Мой первый «взрослый» выход на сцену Большого состоялся в 1932 году. Я танцевала вальс Штрауса, а некоторое время спустя, в том же году, к выпускному поставили «Щелкунчика», в котором мы танцевали с моей подружкой Галей Петровой (она потом стала хорошим педагогом), я исполняла роль феи Драже.

Почему советское правительство уделяло балету такое большое внимание?

Потому что в Большой театр приходил Сталин. Когда у него было свободное время, он всегда приезжал, садился в свою ложу, и мы знали, что Сталин в театре. За кулисами появлялось много молодых, хорошо одетых мужчин. Сталин очень любил балет «Пламя Парижа», который и для нас был святым. Он часто приходил только на один акт, в котором происходило взятие Тюильри. Сталин сделал очень много для Большого театра, при нем театр превратился в единое целое. Появились первоклассные музыканты, а сам оркестр стал таким же цехом, как балет и опера.

Есть такое расхожее мнение, что Большой театр — кладбище неудавшихся судеб. Известными здесь становятся единицы. Вы согласны с тем, что в Большом театре умерло много талантов?

Лишь отчасти. Если посмотрите последний акт «Баядерки» или «Лебединое озеро», вы поймете, что кордебалет — это те отличники, которые пришли из балетной школы. И каждый представляет собой личность. В трудные времена, когда зарплата была четыреста рублей, кордебалетная танцовщица уезжала в другое государство и тут же становилась солисткой. Так что все относительно. Но все, кто работает в Большом театре, — артисты только высокого класса.

Вы как балерина были счастливы в Большом?

Единственное, чем я могу похвастаться, — для меня специально делались программы. У меня были две полные программы разных номеров. Для меня балетмейстеры ставили спектакли, что бывает, к сожалению, очень редко. Между тем это величайшее счастье для балерины, когда для нее делают спектакли, исходя из ее творческих возможностей.

И ни чем не жертвовали ради творчества?

Ну разве что сладостей ела меньше, чем хотелось бы. Когда я кончила школу, папа повел меня в кафе, и я съела четырнадцать пирожных. Можете себе представить? Правда, они были небольшие, но все равно это было очень забавно. А когда я получила первую корзину цветов от папы с мамой, то нашла там записку: «В здоровом теле — здоровый дух, не ешь пирожных больше двух». Они очень хорошо знали, что я сладкоежка. А знаете, как хотелось сладкого на войне!

Ольга Васильевна, вы балерина, обласканная властью. На ваших глазах прошел XX век. Кто вам запомнился из сильных мира сего?

После окончания балетной школы я танцевала на всех приемах в Кремле. На всех до единого. Я видела всех вождей — наших и иностранных: мы же с войсками шли по Европе. Румынский король Михаил даже наградил меня орденом. Я никогда в жизни его не надевала, носила только наши. Особенно дорог мне орден Ленина. Это была высшая награда, и я всегда ею гордилась.

Как бы вы могли кратко охарактеризовать себя?

Независтливая и независимая.

Как вы думаете, для чего дана человеку жизнь?

Искренне считаю, что только для того, чтобы приносить пользу обществу. Если ты, например, кого-то воспитываешь, то в дальнейшем он продолжит начатое тобой дело. И так из века в век...

3 МЫСЛИ

• Чтобы поддерживать хорошее настроение, я рассматриваю книги по искусству, и на душе сразу становится теплее.

• Счастье — это быть нужным людям.

• Говорят, что Господь Бог раз в сто лет посылает на землю людей, которых можно считать гениями. Вот я и считаю, что Уланова — гений.

МНЕНИЕ

Сергей Михалков, писатель

Лепешинская — это символ русского балета. Дай Бог ей здоровья, сил, бодрости духа и хорошего настроения — ведь она всегда отличалась именно этими качествами.

Александр Калягин, артист

Театральная эпоха ХХ века, выделяет в балете всего несколько имен, и среди них есть имя Лепешинской. Глядя на стойкий характер Ольги Васильевны, всегда хочеться равняться на таких людей, как она.

НАВЕРХ
Back