Как оживить девушку с эмалевыми глазами

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Смешной и нелепый чудак-профессор Коппелиус (Виталий Николаев) вызывает добрую улыбку у зрителя.

ФОТО: Сергей Трофимов "День за днем"

«Коппелия» Делиба – это самый лучший балет, на который стоит в первый раз повести ребенка», – считает английский хореограф Рональд Хинд. И, пожалуй, он прав. Во всяком случае, премьера «Коппелии», поставленной им на сцене «Эстонии», стала отличным весенним подарком для любителей классического балета – как взрослых, так и маленьких.

Веселый и добрый, полный юмора и забавных приключений, балет этот смотрится легко и радует глаз – чудесными декорациями и красивыми костюмами (художник – Роберта Гвиди ди Баньо), разнообразными характерными танцами и живой пантомимой, замечательной музыкой Лео Делиба и яркими образами героев в талантливом исполнении Эве Андре (Сванильда), Сергея Упкина (Франц) и Виталия Николаева (Коппелиус).

Лебединая песня мастера иллюзий Сен-Леона

«Коппелию» называют последним французским романтическим балетом, но если «Жизель» признана величайшей трагедией в истории балета, то «Коппелия» – величайшая из хореографических комедий, как справедливо заметил Джордж Баланчин.

Сюжет ее основан на новелле Э.Т.А.Гофмана «Песочный человек» и рассказывает о кукольных дел мастере Коппелиусе, алхимике и чародее, сконструировавшем механическую куклу и одержимом желанием во что бы то ни стало оживить ее. Однако хитроумной Сванильде, приревновавшей своего жениха Франца к красавице с эмалевыми глазами, удается разыграть мастера, притворившись куклой, и вконец разрушить его планы. В отличие от новеллы Гофмана с ее трагическим финалом и атмосферой мрачной фантастики, балет полон комических ситуаций и заканчивается свадьбой Франца с живой красавицей Сванильдой.

Мировая премьера «Коппелии, или Девушки с эмалевыми глазами» («Coppelia ou la Fille aux yeux d´email») состоялась 25 мая 1970 года в Парижской опере и принесла славу ее автору – 34-летнему композитору Лео Делибу. Поставил балет известный французский хореограф, танцовщик и скрипач-виртуоз Артюр Сен-Леон, на протяжении десяти лет занимавший должность главного балетмейстера Петербурга. В 1869 году он, не выдержав конкуренции с Мариусом Петипа, уехал на родину. «Коппелия» стала его лебединой песней – спустя четыре месяца после премьеры Артюр Сен-Леон скончался. Ему было всего 49 лет, и по злой иронии судьбы балет о мастере кукол, фокуснике-иллюзионисте Коппелиусе, который чем-то походил на автора, стал самой крупной его удачей.

Почти полтора столетия этот балет не сходит с театральных подмостков Европы и Америки. Виной тому – чудесная музыка Делиба, которой не уставал восхищаться Чайковский, эффектная хореография, остроумно решенные сцены, милый в своей очаровательной наивности сюжет. В 1882 году датский хореограф Гансен познакомил москвичей с «Девушкой с эмалевыми глазами», а спустя два года Петипа поставил «Коппелию» на сцене Петербургского театра. Версия Петипа, которая дошла до наших дней, послужила основой для многочисленных современных редакций.

Озорная Сванильда и чудак Коппелиус

Известны и абсолютно оригинальные решения «Коппелии» – в 2002 году Мауро Бигонцетти поставил на сцене «Эстонии» на знакомую музыку Делиба фантасмагорическую историю в духе Гофмана, с трагическим финалом и гротесковыми персонажами, решенную в черно-белых красках и средствами неоклассики. Спектакль не один сезон пользовался успехом у публики – и многие его отлично помнят. Но, на мой взгляд, сравнения нынешней, классической «Коппелии» с балетом Бигонцетти неуместны: это разные жанры, разная эстетика.

Идея оживить «Коппелию» на нашей сцене, пригласив для этого английского хореографа Рональда Хинда, принадлежит нынешнему руководителю Эстонского национального балета Тоомасу Эдуру: это был один из первых (и любимых!) балетов, который они с Аге Окс (супругой и партнершей Эдура) танцевали на лондонской сцене, став в 1990 году солистами Английского национального балета. «Коппелия» в версии Рональда Хинда, основанной на хореографии Петипа, пользуется любовью не только англичан – этот спектакль показывали и в других странах, а вместе с художником из Италии Робертой Гвиди ди Баньо Рональд Хинд ставил балет в Берлинской Немецкой опере и Гонконге. Главная прелесть этой постановки – в бережном отношении к классике, стилевом единстве, добром юморе и чувстве меры и вкуса, с каким обыграны многие эпизоды: чего стоит хотя бы сцена с оживлением куклы, когда Коппелиус подсоединяет бедного Франца к кукле электропроводами, дабы вдохнуть в нее жизненную силу и энергию. Очень хороши характерные танцы в первом действии – зажигательные чардаш и мазурка. Абсолютно органична в роли озорной, скорой на выдумку дочери бургомистра Сванильды была Эве Андре, которая порхала по сцене, как бабочка – ее танец, четкий, точный, легкий, радовал глаз, а отличная мимика помогала следить за сюжетом.

Настоящим мастером, виртуозно владеющим техникой и собственным телом, предстал Сергей Упкин в роли Франца, чьи искрометные пируэты и вращения не раз срывали аплодисменты. Полной гармонии было исполнено па-де-де Франца и Сванильды в третьем действии. В очередной раз восхитил Виталий Николаев, чьи роли всегда пластически и актерски убедительны: его Коппелиус – смешной и нелепый чудак-ученый, одержимый бредовой идеей, каждый шаг которого вызывает улыбку.

Вообще «Коппелия» – это спектакль, который невозможно смотреть без улыбки на лице, хотя ряд досадных мелочей порой и может испортить настроение. Например, игра оркестра под управлением Михаила Герца, особенно когда музыка не подкреплена визуальным рядом, как в увертюре, где нечистое звучание духовых и отсутствие должного баланса групп инструментов явно резало слух.

Не все было ладно и с кордебалетом, особенно в третьем действии, которое мне показалось в хореографическом плане слабее первых двух. К тому же сами по себе очень красивые, по-голливудски искрящиеся платья жителей бедной Галиции, празднующих свадьбу влюбленных, несколько диссонировали с взятой вначале верной нотой. Впрочем, как знать – это ведь сказка, не правда ли? А «классический балет – как сказал Иосиф Бродский – есть замок красоты».

НАВЕРХ