Возделывать свой сад

Маркус (Эльмо Нюганен, слева) и Иво (Лембит Ульфсак) – чужаки на чужой войне.Кадр из фильма "Мандарины".

ФОТО: wikimedia.com

Фильм «Мандарины», премьера которого состоялась в конце октября, обречен войти в историю эстонского кино.

Обречен по ряду причин, и первая из них – беспрецедентное киносотрудничество: выросшие из идеи продюсера Артура Вебера и режиссера Зазы Урушадзе «Мандарины» – первая совместная эстонско-грузинская (или грузинско-эстонская) лента. По сюжету представители двух народов встречаются на территории Абхазии в 1992 году, во время грузинско-абхазской войны. Впрочем, это описание – не совсем верное. «Мандарины» как раз о том, что национальность не важна, а важно нечто другое. Как у Киплинга: «Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род, / Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?»

В неназванном эстонском поселении в Абхазии (эстонцы селились там еще в XIX веке) после начала войны осталось два человека: Маркус (Эльмо Нюганен), лелеющий мандариновый сад, и Иво (Лембит Ульфсак), помогающий ему собирать урожай. Остальные уехали в Эстонию, благо, та как раз обрела независимость. Правда, неподалеку живет врач Юхан (Райво Трасс), но и он вот-вот уедет на родину. А Иво и Маркус остаются. Маркус не думает ни о чем, кроме мандаринов; Иво держит в Абхазии что-то еще, о чем он не любит говорить.

Однажды возле дома Маркуса происходит стычка между грузинскими солдатами и воюющими за абхазов чеченскими наемниками. В коротком бою выживают двое – грузин Ника (Михаил Месхи) и чеченец Ахмед (Георгий Накашидзе). Оба тяжело ранены, обоих Иво решает выходить. Он укладывает Ахмеда и Нику в соседних комнатах, зная, что по законам кавказской войны они враги и постараются убить один другого, как только окрепнут. Попытка научить и убедить заклятых врагов возлюбить друг друга – единственное, что старик-эстонец может противопоставить чужой войне.

История эта достаточно проста, чтобы не уводить в дебри, и достаточно сильна, чтобы не прискучить. Нюганен и Ульфсак играют, может быть, не слишком абхазских эстонцев – но играют, тем не менее, прекрасно. Нюганен исполняет роль Маркуса просто на грани гениальности, каждой клеточкой тела перевоплощаясь в «простого» человека с такой же – «от сохи» – твердой моралью.

Антинационалистический, общечеловеческий посыл фильма прекрасен. «Национальные элиты» ныне уверены, что общечеловек – ругательство, однако «Мандарины» расставляют все точки над «i»: нигде пагубность национализма не очевидна так, как на бессмысленной войне за клочок земли.

Ленту не портит даже то обстоятельство, что окончательно примиряет грузина и чеченца общий враг в лице – нетрудно догадаться – русских. Если точнее, то русских, которые воюют на абхазской стороне (в фильме, финансируемом Грузией, иначе и быть не могло). В конце концов, на месте русских могли быть и абхазцы, и грузины – финал был бы почти тем же. Интересно другое: между героями фильма и русскими Эстонии можно провести параллель: на войне националистов жертвами становятся ни в чем не повинные люди, которые всего-то и хотят, что возделывать свой сад – в прямом и переносном смысле слова. Если эта нехитрая мысль посетит хотя бы одного зрителя, «Мандарины» свою задачу выполнят.

НАВЕРХ