Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

ПереКРОССный допрос

Ээрика-Нийлеса Кросса объявили в международный розыск по линии Интерпола. О том, какими доказательствами России удалось убедить независимую полицейскую организацию, пока никто не говорит. В том числе и сама Россия. ФОТО: Тоомас Хуйк

Вопрос о причастности новоиспеченного советника Министра обороны Эстонии Ээрика-Нийлеса Кросса к захвату в 2009 году мальтийского сухогруза Arctic Sea вновь на пике актуальности и даже грозит нам правительственным кризисом. Это заставило редакцию «Дня за Днем» предложить на суд общественности ту информацию, которую мы не публиковали ранее в рамках собственного расследования, поскольку многие из этих фактов невозможно пока подтвердить официально.

Россия добилась объявления эстонского предпринимателя и политика от партии IRL в международный розыск, не дав ни единого комментария ни собственным, ни зарубежным СМИ. Но, очевидно, российские правоохранительные органы смогли представить Интерполу доказательства, которые убедили его изменить свое мнение о том, что Кросса преследуют по политическим мотивам.

За тот год с небольшим, в течение которого наша газета вела собственное расследование истории с пиратами в Балтийском море, у нас накопилось достаточно материала, который мы не спешили публиковать. Была надежда, что нам удастся получить официальные комментарии. Но наше расследование зашло в тупик, а тут еще осужденный за пиратство Игорь Борисов, из всей группы получивший самый большой срок заключения, с конца июня нынешнего года не выходил на связь с газетой. Мы обращались в Следственный комитет Российской Федерации с просьбой дать официальное интервью о деле Arctic Sea, но получили отказ.

Савин так хотел быть другом Кроссу

Начнем с краткой предыстории. О том, что заказчиком захвата судна в Балтийском море стал именно Ээрик-Нийлес Кросс, российским правоохранительным органам сообщил руководитель группы захвата, житель Латвии Дмитрий Савин. Показания Савина были зачитаны в зале суда, когда его дело рассматривалось в рамках отдельного производства. Люди, присутствовавшие в зале суда и общавшиеся с Савиным после, уверяют, что для него публичное оглашение имени Кросса стало неприятным сюрпризом. Можно ли верить этой информации, сказать сложно. Спустя всего несколько месяцев Савин спокойно повторил все слово в слово в фильме канала НТВ «Специальное расследование. Arctic Sea».

Кросс никогда не скрывал того, что был знаком с Савиным. Фирма последнего снимала помещения в здании, принадлежащем Кроссу. «Конечно, мы были знакомы. Поскольку нужно было время от времени решать вопросы, связанные с арендой, у меня был его телефон, а у него – мой», – сказал Кросс в беседе с корреспондентом «ДД».

Однако в остальном Кросс стоит на своем: он не понимает, почему руководитель группы пиратов показал именно на него, хотя и припоминает, что иногда Савин вел себя так, будто пытался навязаться к нему если не в друзья, то в хорошие знакомые. Например, во время войны в Грузии послал Кроссу SMS, в которой намекал, что тому, как и другим иностранным советникам Саакашвили, может грозить опасность со стороны России. Кросс также рассказал, что лично сообщил эстонским правоохранительным органам о своем знакомстве с Савиным, как только стали известны имена задержанных российскими военными захватчиков судна. Тогда его еще никто, в том числе и Савин, не связывал с этим делом.

Но вот в конце 2009-го – начале 2010 года практически одновременно произошли два события. Во-первых, Следственный комитет РФ заменил группу следователей, работавших по делу Arctic Sea. На смену большой бригаде пришло всего несколько человек, которые и довели дело до суда. (Один из этих следователей, кстати, летом нынешнего года сам попал под следствие по подозрению в оказании помощи предпринимателю из Эстонии в незаконном получении вида на жительство в России.) Вторым событием стал приезд в Москву финских следователей, которые привезли некие документы и допросили подследственных. По версии Игоря Борисова, эти документы могли быть распечатками звонков с судовых и мобильных телефонов, при помощи которых Савина загнали в угол, и тот дал новые показания.

Если среди этих звонков были и адресованные Кроссу, об этом должны были бы знать не только российские, но и наши следственные органы, поскольку Эстония вместе с Финляндией входит в Международную следственную группу по делу Arctic Sea. Кстати, Борисов добивался того, чтобы следствие провело детализацию звонков и позиционирование телефонов. По его мнению, это доказало бы, во-первых, что с Кроссом Савин не контактировал, во всяком случае с судна и напрямую. А во-вторых, что звонки с требованиями выкупа поступали не с борта сухогруза. Осужденному на всех уровнях отказали. Но номера телефонов есть у всех заинтересованных сторон, в том числе у эстонской, так что провести детализацию можно в любое время.

Версия первая – охранные фирмы

По официальной российской версии, захват Arctic Sea был организован Кроссом в интересах собственного бизнеса, то есть для того, чтобы заставить владельцев курсирующих по Атлантике судов заказывать услуги охранных фирм. Савин показал, что сначала вся операция должна была произойти в Атлантическом океане, где судоходство весьма активно. Позже он, бывший моряк, критически оценив уровень набранных в его группу людей, от большой воды отказался и получил от заказчика предложение провернуть операцию в Балтийском море.

Наш источник, близкий к компании Tallink, рассказал редакции, что за две недели до захвата Arctic Sea к крупному перевозчику обратились представители некоей охранной фирмы и предложили свои услуги на море, но ушли ни с чем, поскольку предложение охранять суда на спокойной Балтике ничего, кроме смеха, у судовладельца не вызвало. Странное совпадение.

Таким же странным совпадением кажется и тот факт, что буквально через год после истории с Arctic Sea в Эстонии появилось несколько частных охранных фирм, созданных для борьбы с морскими пиратами. Совладельцами одной из них стали Мартин Пласер (его Савин называл на суде в качестве одного из инструкторов, предоставленных Кроссом во время подготовки его группы к операции), бывший военный Рене Тоомсе, попавший в 2009 году на страницы ежегодника КаПо по подозрению в разглашении секретной информации, касавшейся действий союзных войск в Афганистане в 2006 году (позже суд закрыл дело Тоомсе на основании опуртунитета), и экс-руководитель комиссии Рийгикогу по надзору за деятельностью КаПо Яанус Рахумяги.

Наш источник в Tallink убежден, что с должностью в парламентской комиссии Рахумяги попрощался именно из-за истории с Arctic Sea – американские дипломаты намекнули Партии реформ на необходимость убрать Рахумяги с государственной службы, – а скандал с отдыхом депутата на незадекларированной вилле в Греции послужил лишь предлогом. В эту теорию укладывается и то, что в отношении Кросса действует запрет на въезд в США.

И все было бы логично с теорией об охранном бизнесе в нашем море, если бы не одно «но». Консультировавшие редакцию капитаны и бывший командующий эстонскими Силами обороны вице-адмирал Тармо Кыутс в один голос твердят, что Балтийское море – как закрытая коробка. Оно настолько маленькое, а береговые радары настолько мощные, что незамеченной не проскользнет даже рыбацкая лодка. Как же это удалось Arctic Sea?

Этот вопрос к шведским правоохранительным органам, которые официально подтвердили «ДД», что захват судна произошел в территориальных водах королевства. Однако происходящего на судне то ли не поняли, то ли просто закрыли на это глаза. Почему? На этот вопрос проще ответить в рамках других версий захвата.

Версия вторая – правительственный груз

Остальные версии причин захвата судна все как одна основываются на предположении о том, что на борту Arctic Sea перевозили оружие.

По самой нашумевшей версии, на борту Arctic Sea везли российские крылатые ракеты или зенитно-ракетные комплексы. О происходящем узнали израильтяне и сделали все, чтобы по своим каналам пресечь незаконные поставки из России, предположительно, в Иран. Кросс, действующий в интересах Израиля, сколачивает группу «пиратов», которые привлекают к судну всеобщее внимание и срывают операцию. Но Россия перехватила контроль над ситуацией, и план не удался.

Версия третья – оружие для мафии

Есть и другая версия, по которой официальные российские власти к торговле оружием отношения не имеют. Незадолго до случившегося на Балтике в Испании были задержаны члены русской мафии, занимавшиеся нелегальной торговлей оружием. Замешаны были и стремительно взлетевший по криминальной карьерной лестнице Геннадий Петров из Петербурга, и Виктор Бут, и даже отравленный полонием Александр Литвиненко. Широко разветвленная сеть обеспечивала нелегальным оружием не только Иран, но и Сирию, и другие страны.

В таком случае Arctic Sea могли использовать для восстановления разрушенного испанским следствием канала поставок оружия. Об этом намерении узнали, к примеру, те же израильские спецслужбы и сообщили российским коллегам, предоставив тем возможность разобраться самим. Чтобы был предлог задержать Arctic Sea, не называя истинных причин, российские спецслужбы, возможно, в сотрудничестве с европейскими или американскими коллегами, подсаживают на борт группу «пиратов». Тогда становится понятно, почему Европа и Америка спокойно отслеживали маршрут Arctic Sea и не препятствовали тому, чтобы сторожевик «Ладный», в нарушение многочисленных международных законов по морскому и уголовному праву, задержал сухогруз, его команду и пиратов. Никто не возражал и против того, что следствие взяла в свои руки российская сторона.

В эту версию укладывается и рассказ Игоря Борисова о том, что накануне встречи с «Ладным» на борту Arctic Sea шла пьянка, пираты ходили по судну без масок, братались с экипажем, а Савин заверял их, что задание успешно выполнено и скоро все перейдут на российское военное судно и получат заработанные деньги. Борисов в общении с журналистом «ДД» часто повторял: «Как бы там ни было, но свою работу мы выполнили». Что имел в виду отбывающий заключение в российской колонии пират, он не пояснял. А еще Борисов рассказал, что от членов экипажа Arctic Sea он узнал, будто команда сухогруза отправилась в рейс, не зная, что ее ждет после прибытия в порт назначения Беджая (этот город, кстати, является мировыми воротами нелегального оружейного бизнеса). Новых заданий собственник судна им не дал, чего прежде не случалось.

Но при таком раскладе остается совершенно непонятным, при чем тут Кросс, которого и Борисов все время называл человеком, умышленно оговоренным. Разве что экс-разведчик тоже участвовал в российской операции, но тогда зачем Россия обвиняет его в угоне сухогруза и разыскивает через Интерпол?

Версия четвертая – отвлекающий маневр

На эти вопросы проще ответить, если придерживаться четвертой версии, по которой Arctic Sea лишь отвлекал на себя внимание от шедшего следом судна с настоящим грузом. История могла разворачиваться так: некие могущественные силы заказали у неких российских генералов левое оружие. Но еще до отправки контрабанды стало известно, что информация о нелегальном грузе попала к российским или европейским спецслужбам и планируется операция по его задержанию. Тогда на маршрут одновременно с искомым судном выпускают Arctic Sea, на борт которого ночью поднимается группа захватчиков. Непонятное движение вокруг судна должно было отвлечь на себя внимание спецслужб.

Информация о том, что на судне творится что-то странное, постоянно поступает как береговой службе Швеции, так и в офисы владельца и технического оператора сухогруза. Но судно идет заданным курсом, его никто не просит причалить к берегу, никто не пытается подняться на борт с проверкой. Не ищут даже странных шведских полицейских, которые якобы приходили на Arсtic Sea в ночь захвата, избили экипаж, провели обыск на судне и ушли. Логики в поведении шведов не просматривается. Судно словно подталкивают уйти в нейтральные воды, куда уже спешит российский сторожевик. Сразу после инцидента общавшиеся с журналистами на условиях анонимности представители спецслужб России намекали, что в итоге поймали не того. Получается, что настоящий перевозчик оружия спокойно проскочил к месту встречи с покупателем, а Arctic Sea и группа Савина успешно справились с отвлекающим маневром?

В такой версии место для Кросса тоже есть. Правда, уже в роли посредника, поскольку речь идет об играх очень высокого уровня.

Что бы сказал Сердюков?

И последнее из того, о чем хотелось бы сказать. По словам Савина, группу он набирал из кандидатов, предложенных ему Ээриком-Нийлесом Кроссом. Кросс якобы дал Савину паспорта кандидатов, а все встречи с людьми происходили в таллиннском баре Scotland Yard.

Эту информацию опровергают трое из восьми осужденных, указывающие другие места встречи с Савиным и утверждающие, что никому своих паспортов не отдавали, а людей в группу привел Игорь Борисов.

Изначально Борисов преподнес нам историю о том, что прочитал о наборе крепких мужчин с морским образованием для работы на судах в объявлении на столбе в Ласнамяэ. Позже он признался, что объявление выдумал, а предложение ему сделал некий человек, имя которого в рамках всей этой истории еще не звучало. Именно этот человек может знать многое, в том числе и то, есть ли основания обвинять Кросса. Кто это? Нам узнать пока не удалось.

А еще есть мнение, что снятие с должности министра обороны России Анатолия Сердюкова и расследование безобразий в его ведомстве связано не только с коррупцией, но может иметь отношение и к истории с Arctic Sea. Под следствием оказалось несколько генералов, которые могут быть причастными к этому делу.

Такая вот сложная история. Пока выдвинутые против Ээрика-Нийлеса Кросса обвинения не доказаны или не опровергнуты, у российских властей есть возможность влиять на эстонскую политику. То, что розыски Кросса активизируются именно в канун выборов, стало ясно еще до того, как экс-разведчик выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Таллинна. А многие аналитики прочат Кроссу пост лидера Союза Отечества и Республики, на котором он сменит тусклого Урмаса Рейнсалу.

Если Кросс все же окажется причастен к истории с Arctic Sea, то пятно ляжет на всю страну. Возможно, именно поэтому Андрус Ансип, который, будучи премьер-министром и однопартийцем Яануса Рахумяги, может знать об этой истории больше нашего, раскритиковал кинувшихся на защиту Кросса министров обороны и внутренних дел.

P.S.: В ходе подготовки данного материала мы постоянно обращались в Следственный комитет России с просьбой ответить на ряд вопросов, касающихся обвинений против Кросса. Однако, хотя пресс-служба комитета обещала подготовить ответы, за две с половиной недели этого так и не было сделано.

Зато произошло еще одно странное совпадение. Вдруг дал о себе знать Игорь Борисов, не выходивший на связь в течение четырех месяцев. Он утверждает, что с ним все в порядке, ни на какие допросы его не увозили, новых показаний в отношении Кросса он не давал, а все это время мирно отбывал свой срок в архангельской колонии и вел переписку со следственными органами России, Эстонии и Швеции, пытаясь доказать факты подлогов в его собственном уголовном деле.

«Я продолжаю настаивать на том, что Кросса в этой истории не было. Его оговорили. Да, в прошлом году меня заставляли дать показания против этого человека, обещая уменьшить срок, но я категорически отказался, поскольку даже в глаза его никогда не видел. На том и стою сегодня. Но мне стало известно, что Кросса объявили в международный розыск по делу, где он проходит обвиняемым не один. Есть еще человек, Алексей Керцгур (Из показаний Савина, Керцгура, гражданина Израиля, своего приятеля из Латвии, он привлек во время подготовки к захвату судна, поскольку тот умел обращаться с компьютером и мог через обычные сайты следить за движением Arctic Sea в море и передавать информацию Савину. Следователям не удалось найти и допросить Керцгура. Россия также объявила его в международный розыск по линии Интерпола, обвиняя его в пиратстве – прим. И.К.), которого обвиняют в посредничестве и который также не явился в Россию на допросы. Я в этом деле прохожу как свидетель. Это мне сообщил архангельский следователь по особо важным делам. Больше у меня информации нет», – сказал очень кстати объявившийся Борисов.

НАВЕРХ
Back