Наследство от Тармо Рюйтли

На торжественном закрытии футбольного сезона у Тармо Рюйтли, несмотря на полученную награду, не было настроения долго оставаться в центре внимания.

ФОТО: Пеэтер Ланговитс

На прошлой неделе президент Эстонского футбольного союза Айвар Похлак объявил, что договор с главным тренером национальной сборной Тармо Рюйтли продлен не будет. Имя его приемника пока неизвестно. Но ясно, что в эстонском футболе завершилась целая эпоха.

Самый успешный эстонский тренер в воскресенье был отмечен высшей наградой ЭФС – «золотым знаком». На торжественной церемонии в театре «Эстония» зал встретил его стоя и бурными овациями. «У меня был серебряный знак Эстонского футбольного союза, но его украли. Теперь я получил золотой. Это не только моя заслуга, это заслуга всей команды. Спасибо вам», – сказал Рюйтли на сцене, после чего поспешил удалиться.

«Я почувствовал себя неудобно, миллион раз давал интервью, но это совсем другой случай. Я не хотел быть в центре внимания, это не тот повод», – объяснил тренер свой побег, предваряя интервью нашему еженедельнику.

– Для многих футбольных специалистов новость о том, что с Тармо Рюйтли не будет продлен договор, стала неприятным сюрпризом. Как сам главный тренер отнесся к этому решению?

– Я знал, что у меня контракт до конца года. Но весной, после выездной игры с Голландией, Айвар Похлак обнадежил – возможно, договор будет продлен. Летом этот разговор повторился, а затем наступила тишина. Я не волновался, концентрировался на матчах и хотел как можно лучше закончить свою работу. Но перед последними товарищескими играми пресса стала задавать вопросы, и я не знал что отвечать. Из-за этого мне было как-то неловко, я не понимал, как себя вести с игроками.

– Этот отборочный цикл получился неудачным. Это могло повлиять на решение не продлевать договор?

– Вполне возможно. Конечно, если бы опять были чудеса, как в прошлом цикле, то тогда было бы очень трудно найти причину, чтобы поменять тренера…

– Ты считаешь, что два года назад, когда Эстония вышла в стыковые игры чемпионата Европы – это было чудо?

– Для такой команды, как наша, такое достижение всегда будет считаться невероятным. Нужно поймать такой момент, когда можешь сыграть выше своего реального уровня. Это в спорте всегда очень важно. Если быть объективным, то два года назад так и получилось. Да, мы многое сделали сами, проявили характер, но чтобы обыграть более сильного соперника этого недостаточно, нужно чтобы пришла удача. Как в футболе бывает: игрок делает дальний удар – мяч летит 20-30 метров и попадает в штангу, а от штанги может влететь в сетку, а может полететь мимо. В этих миллиметрах и заключается удача. В этот раз у нас в группе были Венгрия, Румыния, Турция, Голландия – все объективно сильнее нас. Мы сыграли с ними на своем уровне, и этого оказалось мало.

– Но дома с голландцами мы смогли сыграть вничью – 2:2. Эта игра стала лучшей в минувшем году?

– Да, это была особенная игра, такая, как нам нужна. Но для этого нам пришлось вытерпеть неприятные минуты на старте, когда пропустили гол. Мы справились с давлением, очень хорошо испортили игру противнику, навязали свой темп и Васильев забил два красивых гола. Но все равно я не могу назвать эту игру отличной, так как в конце фортуна от нас отвернулась. Все-таки в футболе есть моменты, когда находишься под большим напряжением, и тогда возможны ошибки, в том числе и судейские. Мы могли выиграть матч у голландцев, но судьи ошиблись и назначили пенальти.

– О каком матче ты можешь сказать, что это была тренерская победа? Скажем, в последних победных играх с Азербайджаном и Лихтенштейном были удачные замены.

– И таких игр тоже было много. Возьмем, к примеру, товарищескую игру на выезде против Омана. Там была сумасшедшая жара под 40 градусов, люди умирали на поле. При этом у нас не вышли ведущие игроки, было много новичков, и мы проигрывали – 0:1. Но за десять последних минут смогли превратить 0:1 в победу – 2:1. Я вынужден был пойти ва-банк и защитника Ряхна отправил в атаку выигрывать мячи в воздухе. И это сыграло, мы начали «грузить» на него, а вышедшие на замену Камс и Аниер забили два гола. Очень сладкая победа, так как по всем условиям мы должны были проиграть.

– Этот цикл во многом ушел на перестройку команды и смену поколений. Только две-три позиции еще нуждаются в усилении. Не обидно оставлять готовую команду своему приемнику?

– Нет. Я же знал, что у меня закончится контракт. Я еще год назад сказал, что буду привлекать в команду молодежь, и не хочу, чтобы после меня осталась выжженная земля. Я сделал нужные ходы, искал новых игроков, старался давать им шанс. В этом плане я делал то, что должен был делать.

– Как ты можешь оценить перспективы сборной Эстонии?

– Я вижу, что команда в этом составе может достойно играть еще как минимум один отборочный цикл. Опер, Пийроя, Ряхн, наверное, уйдут, у них пошли травмы. Васильев, Дмитриев, Круглов – это очень важная группа. Они могут вести всю команду, им уже около 30, но я не вижу проблем в их игре и возрасте. Яэгер, Линдпере еще тянут, Клаван в полном порядке. В атаке очень хороший выбор, да и Парейко держит свой уровень. За ним есть тоже несколько хороших вратарей. В защите есть проблемы, но выбор игроков тоже есть.

– Кто-то из Эстонского футбольного союза или тренерского штаба пытался повлиять на состав команды или приглашения в сборную?

– Абсолютно все решения я принимал сам. Если хотел, то мог поинтересоваться мнением помощников, но последнее слово всегда было за мной. Потому что с меня потом спросят – и только мне надо отвечать за результат. И если кто-то думает, что Похлак влиял на мои решения, то я скажу, что у него таких возможностей не было. У нас были разные разговоры, но все решения я принимал так, как считал нужным.

– Многие игроки, с которыми удалось побеседовать, отмечают, что в командах Тармо Рюйтли всегда отличная атмосфера, благодаря которой коллектив сплачивается и добивается результата.

– Не знаю, что ответить. Я сам был игроком и отлично помню отношения между игроками и тренерами. Я такие вещи пропускаю через себя. Иногда меня спрашивают, как удается объединить игроков с разными характерами, темпераментами и разных национальностей. Сейчас я понимаю, что сборная Эстонии очень похожа на нашу команду из Пярну, с которой мы стали чемпионами ЭССР в 1985 году. Там тоже были русские ребята, хотя команда была, в основном, эстонская и рабочий язык был эстонский. У нас был отличный коллектив, и мы до сих пор поддерживаем дружеские отношения. Та обстановка, которая была в Пярну, в какой-то степени помогла мне принимать правильные решения в сборной.

– Как ты стал тренером? Март Поом говорил, что ты начал как тренер вратарей и много времени занимался с ним персонально?

– Да, это были времена «Флоры», начало 90-х. Когда Похлак сам был тренером команды, он пригласил меня и Теэта Аниера, отца нынешнего нападающего сборной, помогать ему.

– Кто из тренеров, с которыми ты работал, оказал на тебя большее влияние?

– Трудно кого-то выделить, но все-таки я назову Тейтура Тордарссона, потому что, когда он появился в 1996-м, то многое изменил в эстонском футболе. Мы в тот момент были в какой-то степени дикарями, которые думали, что все знаем об игре. Он дал теоретические основы, тактические. Как педагог и вежливый человек, он умел находить общий язык с игроками, я это старался перенять у него, его стиль подошел моему характеру.

– Тренером сборной ты стал после того, как успешно работал в клубах. Какой из них тебе запомнился больше всего?

– Самый интересный период был, наверное, в «Тулевике». Это было сплошное творчество, а мы – свободные художники, во всех смыслах. Было время, когда почти год не видели зарплаты и футболисты собирали картошку. Когда стало совсем трудно, Март Поом одолжил мне 5000 крон. Но даже тогда мы тренировались по два раза в день, вышли в финал Кубка Эстонии, а потом заняли второе место в чемпионате, обойдя «Флору». В «Левадии» я добился всего, чего мог, там были все возможные победы и удачи. Там был совсем другой уровень и игроков, и финансов.

– Как ты проведешь ближайшие дни? Эстонский футбольный союз объявил, что предоставит тебе работу в техническом комитете.

– Есть такая договоренность. На самом деле, я надеюсь, что смогу еще практиковать как действующий тренер. Две недели буду отдыхать, а потом я открыт для любых предложений.

НАВЕРХ