Тридцать с гаком лет спустя

rus.postimees.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Новый д’Артаньян в блестящем исполнении Риналя Мухаметова.
Новый д’Артаньян в блестящем исполнении Риналя Мухаметова. Фото: Фото: wikimedia.com

На прошлой неделе завершился показ телеверсии фильма «Три мушкетера», не слишком обласканного критикой. Господа, но на фоне советского киномюзикла это просто шедевр! «Не знаю, что плохого сделал Александр Тома-Александрович Дюма предкам Георгия Эмильевича Юнгвальд-Хилькевича, – пишет журналист еженедельника «День за Днем», – но месть последнего была страшной. Рискую навлечь на себя гнев поклонников этой поделки, но это не “Три мушкетера”.

Роман Дюма – произведение романтическое, а не юмористическое, продолжает журналист. Написано оно было всерьез; всерьез и читалось. Советские школьники, которых пытались воспитывать на примере Павлика Морозова, инстинктивно искали для себя иные нравственные ориентиры, и книга «Три мушкетера» была для них своеобразным кодексом чести. Только истинно верующий христианин, на глазах которого осквернили Библию, или ярый коммунист, при котором надругались над уставом КПСС, мог испытать чувства, которые обуревали меня, когда я 34 года назад смотрела фильмец «Д’Артаньян и три мушкетера».

Да, артисты хорошие, и плохо играть они просто не умели: тем более что к тому моменту были уже весьма зрелыми людьми. Например, исполнителю заглавной роли Михаилу Боярскому было 30 лет (д’Артаньяну в романе – 17-18), Маргарите Тереховой – 37 (Миледи в романе – 25-26), а Алисе Фрейндлих – аж 45 (Анне Австрийской в книге – 26-27), с остальными – приблизительно такая же картина. И если дама между тридцатью и сорока вполне может прикинуться лет на десять моложе, то даме за сорок выглядеть моложе на двадцать – весьма затруднительно, а мужчине в самом расцвете сил никакой грим не поможет изобразить из себя юношу, по сути подростка.

Но дело даже не в этом, а в том, что красивую романтическую историю превратили в кастрированный фарс с кривляньями, песнями и плясками, который многим детям начисто отбил охоту читать книгу: «Ну, я потом пытался, но у Дюма все сложно, длинно и не так весело». Но это уже последствия, а в 1979 году возмущал сам факт. Как можно поднять руку на святое?

В начале 1980-х неприятелей мюзикла поддержала тяжелая артиллерия: вышла в свет сатирическая повесть Никиты Богословского «Интересное кино», в которой автор рассказал о фильме «Три стрельца» с главными героями Атоськой, Портоськой, Арамиськой и дворянином-армянином Дартаняном, влюбленным в дочь кабатчика Людмилу Бонасенко. Теперь понятно, что чувства Богословского и многих простых смертных разделяет и Сергей Жигунов.

Новый фильм ругают, в частности, за отступления от романа Дюма. Но язык литературы и язык кинематографа суть разные языки, и не всегда описанное словами выигрышно смотрится в кадре, не говоря уже о том, что приходится сокращать, а для этого – и что-то переделывать. А часто придирки выглядят и вовсе глупо.

Вот, дескать, в фильме д’Артаньян – девственник. Но разве это противоречит тексту? У Дюма об этом ни слова, но, скорее всего, юный гасконец действительно был невинным. Еще: Фельтон – любовник Миледи и отец Мордаунта. Но процесс обольщения Фельтона длится на протяжении нескольких глав романа. Это могло бы стать сюжетом для отдельного фильма, но невозможно показать по-быстрому, как честного офицера, пуританина, постепенно превращают в убийцу. А старая связь как раз является психологически обоснованием для убийства. И насчет Мордаунта: большой вопрос, он ли имеется в виду, Фельтона ли это сын, да и вообще – «был ли мальчик»?

Подробнее о новых «Трех мушкетерах» читайте в еженедельнике «День за Днем» от 17 января. Подписаться на газету можно по телефону 666 2503 или при помощи кнопки «Закажи газету» в верхнем правом углу сайта www.dzd.ee.

Наверх