Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Персона. Борщ от Бурды и Бурда об украинской политике

В Таллинне знаток был замечен и на Днях Старого города в компании мэра Эдгара Сависаара и его советника Юри Куускемаа. ФОТО: Сергей Трофимов

Первая кулинарная книга Бориса Бурды вышла именно в Таллинне в 1999 году. Она называлась «Угощает Борис Бурда». С тех пор прошло десять лет. За это время Борис прибавил в весе, преуспел в кулинарии, освоил профессию телеведущего и во много раз преумножил свою популярность.

На встречу с ним в арт-кафе GrаО я шла, предвкушая много интересных и вкусных рассказов. Всего не пересказать,  поэтому ограничусь двумя темами: кулинарной и политической.

До борща

Как принято в каждой приличной семье, гостей сначала угощают. И кулинар-Бурда удивил всех, приготовив... борщ. Пока зал ждал, истекая слюной, Борис делился секретами своего рецепта, а заодно и посвящал нас в историю кулинарии. Слушаешь Бурду, удивляешься энциклопедичности  знаний  и не знаешь, рецепт это или миниатюра в духе его земляка Жванецкого:

«Борщей в мире не перечесть, – начинает Бурда. –В любой мало-мальски приличной кулинарной книге найдете десяток-полтора. Борщ можно готовить по-разному. Сразу варим мясо. Моем, режем на такие куски, чтоб вареными торчали из любой глубокой тарелки над уровнем борща, как айсберги, бросаем в воду, пока еще холодная, чтоб понаваристей вышло. Можно и без мяса, особенно по нынешним временам. Но с мясом вкуснее. Но без мяса дешевле.

Тем временем чистим и режем соломкой свеклу. Не вздумайте бросать ее в воду просто так! Потушите ее сначала в казанке на сале и не забудьте добавить пол-ложечки уксуса, иначе настоящего красного цвета у борща не будет. На большую кастрюлю, как и все в дальнейшем,одна свекла, чуть побольше средней.

Пока тушится, режем половинку среднего кочана капусты, чистим и режем пять средних картошек и ничего с ними пока не делаем. Успеется. Три морковочки, две луковицы и два корешка петрушки мелко шинкуем и обжариваем на сковородке. Все рекомендуют насливочном масле, а у меня и напостном выходит нормально. Я, бывает, даже свеклу на постном масле тушу, и вот живой пока.

Как только мясо сварилось,бросаем в кастрюлю картошкуи капусту. Еще минут через пять-десять – тушенуюсвеклу, морковку, лук и коренья. Ну и пусть покипит минут десять. А вы тем временем приступаете к заключительному этапу. Отрезаете кусок салаграммчиков эдак на сто. Соленого, а не копченого. Я не знаю, есть ли в Таллинне сало, но то, что продается в вашем центре «Виру», это не сало. Режете его кубиками, чистите чеснок, или можно так, давилкой, где-то полголовки, туда же можете нарезать и зелени, и это все потолочь в ступке в кашицу такую, как раз будет время, пока остальное кипит.

Столовая ложкатоматной пастыс горбом, тут слово „не переборщить” как-то особенно кстати. Бросить, размешать, подождать, пока вскипит, и выключить газ, пока это не сделало домоуправление. Если вышло сильно кисло – добавьте сахарку. И вот тогда уже добавим в кастрюлю толченого сала с чесноком и зеленью, закрываем крышкой, и ждем минут десять, даже если живот совсем подвело.

Подать борщ на стол – это отдельная песня. Сметана строго обязательна, без нее я бы просто не решился ложку борща ко рту поднести. Стручок горького перца – желателен и вполне возможен, только в комплекте с ним необходима и голова, которая подскажет рукам, что пора вытаскивать его из тарелки, чтоб суметь проглотить хоть капельку и не сидеть потом полчаса с открытым ртом. Можно еще чесночку, вприкуску или хлебную корочку натереть. А пампушки вы же все равно не испечете.

С чем еще надо есть борщ? С семьей, разумеется. В домашних тапочках. Из любимой тарелки. Можно выпить маленькую рюмку холодненькой беленькой очищенной. А после борща – еще одну.  Но с ней осторожнее –  это не напиток и не еда, просто кулинарный акцент к холодному закусочному столу и густым супам».

После борща

После борща Борис продолжал свой рассказ, и его мысль переносилась от ацтеков к Екатерине II, от тюркского сингармонизма гласных к пользе помидорных шкурок для мужской потенции. Затем он задавал  залу каверзные вопросы  в духе «Что? Где? Когда?» и отвечал на вопросы сам. Приведу только один вопрос и один ответ Бурды, который характеризует его не только как знатока редких фактов, но и как человека, имеющего свои воззрения и на политику, и на экономику.

Вопрос из зала: Попала ли Украина под влияние России после  смены правительства?

Борис Бурда: «Предположения, что такая большая страна может попасть под чье-либо влияние, кажутся мне  детскими и механистическими. Все очень просто. Украина в свое время обрела режим, главным стержнем которого был осужденный  Нюрнбергом агрессивный национализм. Дело даже не в том, что это нехорошее качество проявлялось. Дело в том, что ради него забывалось все, что угодно, от экономики до приличий. Они пришли к власти на обещании  покончить с коррупцией, что всех бы обрадовало. Но в момент прихода к власти оранжевого правительства  вдруг остановились все стройки, их признали незаконными и вскоре за возобновление строительства потребовали взятки, превышающие те взятки, которые были до этого, примерно вчетверо. Я пока ничего не могу сказать о новой власти, кроме того, что это не будет пророссийская власть и не будет проевропейская. Она будет, как это ни странно, проукраинской. Извините, пожалуйста, но мы должны думать не о выгоде России или Запада, а о своей выгоде.

Никаких гонений на украинский язык не будет. Но и запрета показывать кино на русском языке больше не будет. Это уже было – и нам надоело. Экономически Украина во время премьерства  г-на Януковича себя чувствовала гораздо лучше, чем во время премьерства г-жи Тимошенко, троечницы по природе. Она свое  первое премьерство начала с того, что в ручном режиме, угрожая производителям,  начала регулировать цены на бензин, распугав инвесторов на долгие годы. Теперь их придется приманивать, не знаю какими посулами. У нас много достаточно привлекательных вещей, но нас  боятся, и я понимаю, почему. Прежняя  власть умудрялась по три раза продать один и тот же завод и, отменяя продажу, не вернуть уже заплаченные деньги, то есть недостатков у свергнутой власти всегда много. Буду ли я хвалить нынешнюю власть и говорить, что она все исправит? Пока поберегусь».

На десерт

Но Бурда не был бы Бурдой, если бы не научил зал играть в свои любимые интеллектуальные игры, главная из которых, будучи изложена без абзацев, напоминает то ли сборник скороговорок, то ли абсурдистскую прозу. Но играть в эту игру, я не сомневаюсь, будут теперь в семьях всех присутствовавших в тот вечер в арт-салоне GraO. Вот вам на прощание текстик:

«Осёл. Два дикобраза. Три тщеславных тарантула. Четыре чертенка чертили чертеж. Пять пеночек пели, плотно пообедав. Шесть шелудивых шакалов швыряли широкополые шляпы. Семь советских служащих составляли сметы социального страхования. Восемь воинственных волоколамских воробьев весело воровали вишневое варенье. Девять добродушных драконов дубасили деревянными дубинками дядю, добавляя: дай денег, добрый дядя».

Внимательные читатели наверняка заметили, что в предложениях текста столько слов, сколько их «заявляет» числительное, и начинаются они на ту же букву, что и оно. Ведущий говорит первое слово – на букву «о», которую нам диктует числительное «один»: допустим, это «окорок». За ним слово поочередно повторяют игроки. Ведущий говорит уже два слова – на букву «д», предположим, «две дыни», игроки говорят «окорок, две дыни». И так далее, по нарастающей. Сбившийся выбывает. 

НАВЕРХ
Back