Украина: слова и реальность

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Фото: AFP/SCANPIX

Это раньше лозунг «Слава Украине — Героям слава!» можно было услышать лишь на каком-нибудь маргинальном марше украинских националистов или при входе во львовский ресторан «Крыйивка», бережно воспроизводящий атмосферу бандеровского бункера.

В прошлое воскресенье кандидат в президенты Украины Петр Порошенко под объективами сотни телекамер провозгласил «Слава Украине!» и бросил в урну бюллетень. Ответом ему стало оглушительное «Героям слава!» – кричали, кажется, не только находившиеся на участке избиратели, но и пара сотен корреспондентов как украинских, так и зарубежных СМИ. Порошенко перекрестился и в сопровождении семьи и охраны направился к выходу. Все происходило в центре Киева – города толерантного и никогда не героизировавшего Украинскую повстанческую армию. Но за последнее время многое изменилось.

Наименьшее из зол

Новый президент воспринимается подавляющим большинством украинцев как наименьшее из зол. И правда: немного стыдно признаваться себе в том, что в итоге победы Майдана, одним из основных требований которого было отстранение олигархов от власти, президентское кресло займет даже не ставленник одного из олигархических кланов, а его глава. Зато тот факт, что у Порошенко нет своей команды в привычном для украинской политики смысле (то есть группы заинтересованных в разграблении государства лиц), скорее прибавляет ему очков в глазах людей.

Порошенко, по слухам, не нравится, когда его называют «шоколадным королем», однако главным его активом является кондитерский бренд «Рошен», который он создал буквально на пустом месте. Теперь в роскошном кондитерском магазине на Крещатике можно купить не просто очень вкусный, а самый настоящий президентский шоколад. В отличие от банкира Игоря Коломойского или владельца металлургических активов Рината Ахметова, бизнес Петра Порошенко выглядит как-то более человечно. Даже нежно.

Самого Порошенко, тем не менее, нежным никак не назовешь. Во-первых, бизнес в постсоветской Украине – это практически нескончаемая война (и хорошо, если только экономическая). Работая во властных структурах после победы «оранжевой революции», новоизбранный президент стал жертвой амбиций Юлии Тимошенко и был вынужден из власти уйти, затаив на свою соперницу жестокую обиду.

Голоса сердобольных

Собственно, аналогичные чувства к «оранжевой принцессе» испытывал и бывший президент Виктор Янукович. Однако Порошенко будет поумнее своего неудачливого предшественника: давить свою оппонентку он не станет. В ходе всей избирательной кампании он не сказал ни единого плохого слова в ее адрес, но главное — даже не назвал ее по имени, как бы журналисты ни стремились его к этому вынудить. Подобную тактику, кстати, использует в отношении своих оппонентов Владимир Путин – кто-нибудь слышал, чтобы он произнес имя Алексея Навального?

Подобное игнорирование для Тимошенко может оказаться хуже любых репрессий. На избирательных участках сердобольные женщины по-русски и по-украински с жаром объясняли интересовавшимся журналистам, что пришли поддержать «нашу Юлю», после того как «с ней так поступили». Тимошенко в результате получила немногим более 13 процентов голосов: видимо, именно такова сейчас в украинском обществе доля сердобольных людей.

Порошенко к сердобольным отнести нельзя, и в этом смысле он вполне соответствует запросу общества — запроса на войну. Конечно, вслух все говорят о мире, и как только спросишь у политика ли, у простого ли человека, как быть с Донецком и Луганском, то ответом будет нечто вроде «надо вести переговоры», но уже через два слова услышишь «ну о чем с террористами разговаривать?».

Когда политолог Владимир Фесенко объясняет, что страна в ее нынешнем состоянии не может позволить себе войну, с ним нельзя не согласиться. Однако война уже идет, и останавливать ее, кажется, никто не собирается. Напротив, новоизбранный президент в качестве одного из приоритетов называет укрепление армии и говорит, что антитеррористическая операция должна длиться не дни, а часы.

В молниеносный успех верится все же с трудом – достаточно вспомнить, как экс-министр обороны России Павел Грачев собирался взять Грозный с налета одним танковым полком. Жизнь развеяла эти амбициозные планы, и в результате пришлось договариваться как раз с теми, кого когда-то называли террористами, сепаратистами и боевиками. Но украинское общество находится в той стадии процесса, когда война пользуется поддержкой – при условии, что это война победоносная. Дальше встает вопрос: то ли общество устанет от войны и захочет мира на сколько-нибудь сносных условиях, или же вновь затеет смену власти – на этот раз под предлогом неумения последней вести войну.

«Кредитоспособный» Яценюк

Впрочем, смена власти и так в планах нового президента – по его словам, на всех встречах с избирателями люди требовали досрочных парламентских выборов. Новая-старая конституция, существенно ограничившая права главы государства в пользу парламента и кабинета министров, не дает президенту возможность просто так взять и распустить Верховную Раду. Тем более что и правительство останется прежним – под премьера Арсения Яценюка, сумевшего убедить Международный валютный фонд, США и ЕС в необратимости европейского выбора Украины, стране стали выделять кредиты.

Порошенко работу кабинета одобряет, хотя кабинет этот во главе с премьером представляет интересы Тимошенко. С другой стороны, журналисты в Киеве отмечают, что в тени Юлии Владимировны не могла толком сложиться ни одна политическая карьера — и Яценюк, и Турчинов, и Луценко воспринимались долгое время не как самостоятельные политики, а как члены ее команды.

Внеочередные выборы Верховной Рады и правда кажутся необходимыми. Та же Партия Регионов или коммунисты сейчас даже не могут сколько-нибудь уверенно сказать, чьи интересы они представляют. С потерей Крыма страна лишилась примерно трех процентов избирателей, война в Донецкой и Луганской областях отсекла от выборов еще примерно десять процентов. При этом речь идет о регионах, традиционно поддерживавших КПУ и ПР, которые позиционировали себя как условно «пророссийские» партии.

Сегодня в украинской политике ничему пророссийскому места нет, и возникает законный вопрос: а что в таком случае делают в парламенте те же коммунисты, электорат которых с высокой долей вероятности с оружием в руках воюет против тех, кого считает киевской хунтой? Парламентские выборы в этом смысле нужны как момент закрепления новой политической системы – а вот формироваться эта система начинает уже сейчас. Вероятно, многим партийным брендам в ней места уже не найдется, равно как и многим фигурам из прошлой политической эпохи.

Люди и редиски

Одним из новых лиц, пришедших во власть и готовых взять на себя ответственность за непопулярные решения, стал и известный боксер Виталий Кличко. В прошлое воскресенье он был избран на пост мэра Киева – при поддержке того же самого Петра Порошенко. Совместная пресс-конференция обоих победителей сопровождалась как минимум десятком рукопожатий, призванных символизировать единство верховной и столичной властей.

Кличко по понятным причинам не производит впечатления интеллектуала, однако это не помешало ему прекрасно выучить немецкий и построить вполне доходный бизнес в Германии. На украинском он, правда, говорит хуже – что странно для мэра столицы. Зато когда Порошенко и Кличко, стоя рядом, раздают интервью Би-би-си и «Немецкой волне» соответственно по-английски и по-немецки, понимаешь – вот он, идеальный символ европейских устремлений Украины.

Реальность оказывается более грубой. Порошенко предстоит зачищать восток страны от сепаратистов, а Кличко вынужден будет нечто подобное делать с Майданом. И там, и там придется вести переговоры. На Майдане между тем царит тихий мирный хаос, растет укроп, салат и редиска, бессмысленно ездят два броневичка — без пушек, зато раскрашенные в грозный камуфляж с надписями «Правый сектор» на каждом борту. Количество людей в военной форме наводит на мысль о войне.

Непонятно, правда, почему все эти люди толкутся на главной площади столицы, а не отправляются с оружием в руках на настоящую войну. Возможно, потому что им нравится побеждать, а война на востоке победы не сулит, по крайней мере, в ближайшем будущем.

Наверх