Сосед гостеприимный, друзья шумные

Петро настолько гостеприимен, что вконец измучил своих соседей.

ФОТО: Тоомас Татар

У квартирных товариществ есть средство против буйных жильцов, но пользоваться им практически никто не решается.

Получив очередное письмо из квартирного товарищества, жалующегося на шумного соседа, с которым невозможно договориться ни миром, ни угрозами, «ДД» решил не только изучить ситуацию на месте, поговорив с самим дебоширом, но и составить четкий план действий по борьбе с шумом в домах. Выезд на место оказался веселым, но составление плана – продуктивным. Мы узнали от специалистов, что можно и нужно делать, и готовы поделиться своими знаниями со всеми, кто устал от одного хулигана, отравляющего жизнь целому дому.

Следы ведут на последний этаж

Интересующий нас жилой микрорайон Пыхья-Таллинна расположен на некотором отдалении от основных дорог. Дом на Ангерья, 7 находим не сразу, поскольку он расположен в самом центре квартала и окружен своими братьями-близнецами. Типовая четырехэтажка. Два подъезда, около тридцати квартир. Место тихое и вполне себе зеленое. Жильцы знают друг друга на протяжении многих лет, а потому живут мирно и даже дружно.

Председатель товарищества KÜ Angerja 7 Любовь Саарму выходит нам навстречу и начинает свой рассказ. По ее словам, события начали разворачиваться лет девять назад: примерно столько же она является председателем КТ, которое утомилось от постоянных гостей одного из жильцов.

Петро живет на четвертом этаже в первом подъезде. Как таковая семья у него есть, но старость он встречает в одиночестве, поскольку никто из родственников с ним не живет. Зато к нему периодически наведываются друзья: с целью выпить. «Беда в том, что все они, как правило, асоциалы, бомжи, – говорит председатель. – Они кричат, дерутся, волокут с собой свои пакеты с мусором, который собирают по помойкам. И ладно бы на первый этаж, но они же проходят через всю лестничную клетку, которую превращаются в выгребную яму».

Любовь открывает дверь подъезда. Внутри сделан хороший ремонт: потолки побелены, стены покрашены, ступеньки и лестничные площадки выложены серой плиткой: «Когда мы делали ремонт, каждый ряд непосредственно перед ступенями выложили из плиток с шершавой поверхностью, чтобы люди не поскальзывались, но я никак не могла предположить, что нашим подъездом будут пользоваться бомжи. Как только они пройдутся со своими пакетами, на полах остаются жуткие вонючие пятна, а с шершавой плитки их никак не отмыть. Сначала уборщица пыталась скоблить, но когда они начали еще и гадить по углам, отказалась здесь убирать. Пришлось взять эту обязанность на себя».

Гостеприимный друг Петро пускает к себе всех, и вскоре для его ближайших соседей начинается кошмар: телевизор может орать всю ночь, беготня по подъезду не прекращается до утра. Соседям снизу везет еще больше, поскольку дружбаны Петра не только забывают закрывать краны, но и выбрасывают мусор в унитаз, из-за чего тот засоряется и проливает содержимое труб (в том числе и фекальные воды) на головы жильцов третьего этажа.

«Мы боролись все эти годы. Пытались с ними говорить – ругаются, чуть не в драку лезут. Вызывали полицию – никакого эффекта. На какое-то время все успокаивается, но потом начинается снова. Обращались в социальную службу района, которая грозила Петру, что отправит его в социальный дом. Без толку», – жалуется Саарму. Официально собственницей этой квартиры является жена Петра, но она живет в другом месте. Председатель пыталась говорить с супругой, но та только вздыхает и отмахивается: «Она сказала, что мы можем делать с ним все, что хотим. У нее больше нет сил».

В гостях у Петра

Разговоров мало, решаем подняться в квартиру к Петру и поговорить с ним. Стучим, еще стучим, еще... Через несколько минут после громкоголосого «кто?» дверь открывается и…

Петро – мужчина лет 70 (может, меньше, может, больше, точно определить на глаз не удалось). В квартире скромно, но чисто, специфического бомжиного запаха не ощущается. Сам Петро на забулдыгу и асоциала не похож.

У него явные проблемы с ногами: общаясь с нами, он опирается на костыль,  но из вежливости долго не соглашается присесть, раз не стали садиться мы. Он вообще проявляет чудеса вежливости и скромности: матом не ругается, голоса не повышает, в квартиру пустил без каких-либо пререканий – сам пригласил. «Я уже давно никого постороннего сюда не пускаю. Тогда просто приходили друзья, живущие в Копли, домой было ехать поздно, вот я и разрешил им остаться», – тараторит Петро и наскоро рассказывает основные этапы своей жизни.

О том, что отставной офицер, что была семья и двое детей. Что большую часть жизни прожил в Пыхья-Таллинне, переезжая из одного дома в другой: потому и друзей много. Теперь вот осел тут, и иногда к нему приходят гости. С женой разошелся уже давно, но поддерживает отношения с сыном, которым, как и дочкой, живущей на Украине, очень гордится.

«Так ведь ваши друзья с ночевкой не один раз зашли, а все девять лет ходят!» – говорим мы. «Ну как, они заходят, я не против… Но не всегда же со скандалом. Вот как-то раз шумели: так это я пытался им сказать, чтобы они шли домой. А у меня голос сильный, звучный. Наверное, для соседки это было громко. Признаю, виноват». – «А зачем нижнюю соседку фекалиями  заливаете?» – «Так это они в туалет пошли, а я не проследил. Сорвали бачок, вот все и потекло. Все признаю и извинения свои приношу».

Спрашиваем, говорила ли с ним полиция или представители управы. «Да, приходили женщины из управы. А по телевизору тогда шел концерт. Такой душевный! Там пели – ну и я им на аккордеоне подыграл, – Петро скромно отводит глаза и улыбается в ответ на наш смех. – Ну да, я хорошо играю, но когда мне сказали прекратить, я прекратил. Они ничего особенного не сказали. Видели, что у меня чисто. Потом еще в полицию вызывали и сделали предупреждение».

Понимаем, что Петро включил дурака, смеемся и движемся к выходу. «Я больше их никого не пущу. У меня же предупреждение от полиции. Но я все признаю и перед всеми извиняюсь», – продолжает тараторить Петро нам в спины.

План избавления от дебошира

«Он вообще-то мирный, когда без гостей, и жить рядом с ним можно. Но вот эти друзья – просто наказание какое-то. Правда, мы кое-что уже придумали, – вздыхает председатель. – Когда стало понятно, что полиция  приструнить Петра не может, а соцработникам его везти как бы и некуда, мы решили перекрыть для его друзей доступ в подъезд».

Как и во многих других домах, здесь установлены домофоны. И вот, квартиру Петра просто отключили от пульта. Теперь звони не звони, Петро не слышит и открыть общие двери из дома не может. Саарму говорит: «С другими жильцами мы условились, что никому чужому они открывать не будут. Показала им, как убирать звук, если станут доставать звонками. И знаете, вот уже месяц мы живем спокойно».

Идея отличная, но так можно решить проблему разве что со скромным и вежливым, пока трезвый, Петром, которому в силу болезни ног тяжеловато бегать и открывать двери своим дружкам-приятелям. В других домах ситуации оказываются куда как хуже, поскольку некоторые соседи оказываются не только излишне гостеприимными аккордеонистами, но и весьма агрессивными.

Поговорив с руководством таллиннского и тартуского отделений Союза квартирных товариществ, а также посоветовавшись с владельцем юридического бюро Invictus Юри Асари, мы выяснили, что бороться с наглыми и шумными соседями можно только при помощи полиции и судов.

Руководитель таллиннского бюро союза Раймо Йыгева объяснил, что КТ всегда может принять общее решение и начать процесс принудительного отчуждения имущества.

Его тартуская коллега Дагмар Маттийзен добавила, что это действительно единственный способ, однако, увы, редко какое товарищество доводит дело до конца, поскольку процесс этот трудоемкий, а люди не хотят ссориться, поэтому и терпят годами все неудобства соседства с дебоширом: «Я знаю, что несколько квартирных товариществ принимали на своих собраниях решение о начале процесса отчуждения и извещали об этом собственника, но до суда дело не доходило: после такой новости человек или менял свое поведение, или, если сдает квартиру, находил способ повлиять на поведение своих жильцов».

***

План действий против буйного соседа:

Опираясь на рекомендации Союза квартирных товариществ и юриста Юри Асари, начинаем составлять план действий.

Первое: если в доме есть буйный сосед, на которого не действуют замечания остальных жильцов, во время пирушек нужно вызывать полицию. По словам Маттийзен, важно не забывать просить, чтобы полиция составила протокол, который можно было бы приобщить к общему исковому заявлению как доказательство.

Второе: когда полиция в доме побывала и протоколы имеются, правление товарищества (по собственной инициативе или по настоянию жильцов) должно созвать собрание, на которое следует пригласить буйного жильца или собственника квартиры, если дебоширит не он, а его постояльцы. «Независимо от того, кто проживает в квартире, ответственность за происходящее в ней несет собственник. Если собственник квартиры регулярно нарушает свои обязанности по отношению к собственникам других квартир, нужно начинать процесс отчуждения имущества», – сказал Асари.

Третье: если после разговора с правлением жилец или собственник ничего в своем поведении не меняет, созывается общее собрание квартирного товарищества. Вопрос о начале процесса отчуждения ставится на голосование: буяну дают разумные сроки на исправление, но, если он не внял, составляется исковое заявление в суд.

Редко какой нарушитель ходит на собрания, поэтому, по закону, его нужно оповестить о принятом решении. Как? Во-первых, направить ему заказное письмо, которое он может не забрать, поэтому есть «во-вторых»: вывесить решение общего собрания на инфостендах дома. Это должно быть принято судом как реальное оповещение, и проблем возникнуть не должно.

И четвертое: если и после этого ничего не меняется и сосед продолжает «морально разлагаться», отравляя жизнь остальным, составляется исковое заявление в суд. Юри Асари уточнил, что такое заявление может подать как правление дома, так и один жилец, который сможет в одиночку доказать, что ему не дают нормально пользоваться своим имуществом, то есть спокойно жить у себя дома.

Маттийзен объяснила, что, к сожалению, такие процессы потому и не доводятся до конца, что нужно соблюсти все процедуры, а это занимает время, да и судебные расходы придется оплатить. Но если речь идет о покое и безопасности в доме, разве игра не стоит свеч?

Поскольку подобные жалобы в газету поступают из разных концов Эстонии и им нет конца и края, мы постарались подробно изложить всю процедуру избавления от дебошира. Да, кстати, по словам полицейских, сегодня у них появилась возможность отправлять вечно нарушающего покой бытового наглеца под арест. Этим тоже нужно пользоваться и требовать от полицейских действий, а не сухого «взято на контроль».

НАВЕРХ