«Золотая Маска» и очень разная классика

«Добрый человек из Сезуана» – постановка эклектичная и весьма темпераментная.

ФОТО: архив «Золотой Маски в Эстонии»

С 11 по 17 октября пройдет юбилейный, десятый фестиваль лучших российских спектаклей «Золотая Маска в Эстонии».

В этом году – впервые за много лет – фестиваль пройдет не только в Таллинне: «По случаю юбилея нам хотелось сделать программу особенной и, невзирая на экономическую ситуацию, вернуться к традиции проводить его не только в Таллинне, но и в других городах. Это будет Тарту, где мы были много раз, и Силламяэ, где мы никогда не были», – рассказала «ДД» руководитель фестиваля Светлана Янчек.

Пушкин наново, Толстой без слов

Программа ныне и правда особенная, хотя бы за счет количества спектаклей – восемь (против обычных пяти-шести). Если судить по названиям, заметен уклон в классику: Пушкин, Толстой, Гоголь, Шекспир, Брехт, из детских постановок – «Бармалей» и «Колобок». «На деле все спектакли очень разные, – отмечает Янчек. – Скажем, “Евгений Онегин” Театра им. Вахтангова сделан в русской психологической традиции, но это постановка Римаса Туминаса, и те, кто видел другие его спектакли, которые мы привозили в Таллинн, – «Дядя Ваня», «Ветер шумит в тополях», – знают, что режиссер делает этой традиции прививку, связанную с особенностями литовского театра: яркая метафоричность, парадоксальное соединение драматического и комического, безграничная фантазия.

В главе, где Татьяна едет в Москву, у Пушкина сказано: «Иль быстрый заяц меж полей / Перебегал дорогу ей», – и Римас Туминас создает небольшой спектакль в спектакле про этого зайца. При этом мы видим абсолютный пиетет перед пушкинским словом, желание понять и ощутить текст. В итоге зритель и понимает, и сопереживает, а этого с классическим текстом добиться трудно: мы знаем строфы «Онегина» наизусть и поневоле начинаем цитировать вслед за актерами. Но в спектакле актеры произносят фразы необычно, раскрывая их смысл по-новому...»

Стоит добавить, что Онегина в спектакле два, пожилой и молодой, роль пожилого в Таллинне исполнит Алексей Гуськов – известнейший актер, которого многие знают по фильмам «Классик», «18-14», «Граница. Таежный роман».

«Анна Каренина» того же театра (реж. Анжелика Холина) явит зрителю крайне необычное прочтение толстовского сюжета: это спектакль без слов – и Анна, и Каренин, и Вронский говорят исключительно жестами, движениями, пантомимой под музыку Альфреда Шнитке. Все роли исполняют актеры драматического театра, никто не танцует; на пуантах движется только Анна: она единственная способна оторваться от земли и взлететь. «Спектакль – эффектнейший с точки зрения оформления, – говорит Янчек. – Любой элемент декорации в нем играет. Например, обычные стулья: по ним, как цапля, ступает Каренин, во время скачек они обращаются в лошадей, в финале с их помощью имитируют звук поезда». Тех, кому ближе классический балет, в рамках фестиваля ждут три коротких философских балета Михайловского театра в постановке Начо Дуато, один из них – на музыку Арво Пярта.

Добрые люди и куклы

Совсем иная история – спектакль «Мера за меру» англичанина Деклана Доннелана, режиссера, который предпочитает ставить Шекспира и часто работает в Москве. Он уже привозил в Таллинн свою прекрасную «Двенадцатую ночь», где все роли играли мужчины, и герой Александра Феклистова пел песню про Колыму. «Если вспомнить сюжет “Меры” – либеральный герцог уезжает за границу, оставляя вместо себя якобы справедливого наместника, а потом, когда наместник показывает свое истинное лицо, возвращается, – угадываются аллюзии на современную Россию, – комментирует Янчек. – Это пьеса о смене власти, об укреплении влияния церкви, о том, насколько власть может вторгаться в частную жизнь человека. Но Доннелан никогда не ставит “в лоб” и не клеймит – он пытается разобраться, понять природу явления. “Мера за меру” – все-таки комедия, и, как и всякая шекспировская комедия у Доннелана, она оглушительно смешна. Но комедия эта с двойным дном: в воздухе витает ощущение катастрофы, и лишь по чистой случайности все заканчивается хорошо».

Спектакль «Добрый человек из Сезуана» по пьесе Бертольта Брехта поставил в Театре им. Пушкина Юрий Бутусов, режиссер не менее именитый, чем Доннелан, но другого, куда более мрачного мировоззрения. «Он взял пьесу, с которой в свое время началась слава Таганки, – о том, нужен ли добрый человек в современном мире и что такого доброго человека может ждать, – и подчеркнул ее моральный аспект, отчасти отступив от политической плакатности Брехта. Это весьма темпераментная постановка: когда сидишь в зале, кажется, будто к тебе подключили электрический провод, – говорит руководитель фестиваля. – Не в последнюю очередь это заслуга прекрасной актрисы Александры Урсуляк. Ее финальный крик – это что-то душераздирающее...»

«Вия» поставил Руслан Кудашов в Большом театре кукол, но это, отмечает Светлана Янчек, не значит, что речь идет о кукольном спектакле для детей: «Он не совсем кукольный – в нем есть живое актерский план. Вообще, у режиссера Руслана Кудашова в Большом театре кукол более 20 спектаклей не для детей – “Мы” по Замятину, “Песнь песней”, “Ромео и Джульетта”... “Вий” – полноценный двухчасовой спектакль с антрактом для взрослой аудитории. Особо стоит отметить актерскую работу Дениса Пьянова в роли Хомы Брута – за нее он был номинирован на “Золотую Маску”».

Два детских спектакля также поставлены Русланом Кудашовым. «Бармалей» – спектакль веселый и творческий: главный элемент оформления тут – огромный бумажный занавес, который становится и театром теней, и полотном для рисунков, и материалом для бумажных кукол. «Колобок» – постановка для самых маленьких: светлая и грустная история о клубочке, который постепенно разматывается и всем отдает часть себя...

В этом году фестиваль предлагает и обширную офф-программу: мастер-классы Деклана Доннелана, Евгения Писарева и хореографов Михайловского балета, лекции критика Дины Годер и открывающаяся 26 сентября в концертном зале Nordea выставка – история «Золотой Маски в Эстонии» в фотографиях.

НАВЕРХ