«Если только ты умен…»

ФОТО: ДД архив

Новость о том, что родившегося в Перми мальчика назвали Люцифером, облетела все СМИ.

Как сообщается, работники загса пытались переубедить родителей, но те на уговоры не поддались. И правда, что тут такого, если родители хотят назвать малыша в честь падшего ангела, имеющего еще и массу других, менее благозвучных имен? Ведь в демократическом обществе каждый имеет право дать собственному ребенку такое имя, какое хочет. Другое дело,  как в дальнейшем ребенок будет жить с этим именем и относиться к нему сам.

Я не думаю, и, судя по общественной реакции, большинство тоже не думает, что Люцифер – это удачная находка. А раз большинство так не думает, то и реагировать  будет соответствующим образом – задразнят пацана. Но с другой стороны, ситуация, когда  родители пытаются выделить своего ребенка хотя бы с помощью имени, не редкость.

На ум приходит недавно прочитанный анекдот: «Вышла во двор с сыном, а вокруг Афродита, Беладонна, Аэлита, Виолетта, Дионис, Елисей… И только я одна, как дура, вывела гулять Андрюшу».

Мода на необычные – заграничные  или до того и вовсе не существовавшие – имена началась в советские годы, когда были отменены крестины и, соответственно, обычай называть детей по святцам или хоть в каком-то соответствии с ними. И народ решил: раз нет обязательного списка имен, можно разгуляться. И если кто-то незамысловато польстился на заморских Альбертов, Робертов и прочих Розалинд или, назвав близнецов Ванадием и Вольфрамом, отдал дань уважения таблице Менделеева, то сознательный контингент ударился в словообразование, посвященное политическим, экономическим и прочим завоеваниям молодой Страны Советов. 

И ничего еще, если это были простые Спартакиады и Выдвиженцы или довольно благозвучные Нинели, Владлены, Дамиры, Октябрины и – прости господи – Сталины, но голь на выдумку богата, и богатством своим она щедро поделилась с другими, придумав такие имена, как Даздраперма (да здравствуем Первое мая), Больжедор (большевистская железная дорога), Выдезнар (выше держи знамя революции) и многие другие.

Тенденция эта продолжалась до 1960-х годов, когда начало космической эры спровоцировало появление имен вроде Урюрвкос (ура, Юрий в космосе) и Валтерперженка (Валентина Терешкова – первая женщина-космонавт)… И что, много ли мы знаем взрослых людей, которых так зовут? Подавляющее большинство, настрадавшись от насмешек в детстве, выросло и имена сменило или хотя бы видоизменило до относительно нормальных.  Но сколько они до этого пережили, знают только они.

А родители, пусть и не в прежних масштабах, продолжают стараться, и неведомы им стихи Маршака, заканчивающиеся  словами:

«Пусть поймут отец и мать,

Что с прозваньем этим

Век придется вековать

Злополучным детям».

Век не век, а помучиться придется. 

НАВЕРХ