Немедвежий угол Кяру

Вера Копти
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Семья – Алёна, Сергей, Тимур, Арсений, Василиса и собака Мэри во дворе своего дома в поселке Кяру.
Семья – Алёна, Сергей, Тимур, Арсений, Василиса и собака Мэри во дворе своего дома в поселке Кяру. Фото: Сергей Трофимов (1), Вера Копти (2)

Не каждый день русские люди переезжают в эстонскую глубинку! В поселок Кяру я поехала по приглашению переcелившихся туда два года назад хороших знакомых - режиссера-документалиста Алёны Суржиковой и ее мужа, фотографа и кинооператора Сергея Трофимова.

Полтора часа на вильяндиском поезде – и вот вас встречает крокодил Гена с гармошкой и в полинявшем от дождей красном пиджаке. Деревянная фигурка сидит себе на крыше навеса с надписью Käru и является одной из нескольких симпатичных деревянных достопримечательностей поселка. Талантливого резчика по дереву зовут Лембит Ээнсоо, а поселок Кяру находится в центре Эстонии: от Таллинна - 79 километров, от Тюри - 18, а от Рапла - 32.

Поселок, он же административный центр волости Кяру, cовсем небольшой – жителей всего 379 человек, но там есть замечательная красивая школа-девятилетка, в которой 45 учеников, а в первом классе их целых одиннадцать! Есть детский сад, где тридцать воспитанников, есть несколько небольших, но известных предприятий: на OÜ Piperon производят солнечные батареи и другое электрооборудование, на OÜ Traageldaja изготавливают отличные текстильные изделия для домашних нужд вполне европейского уровня – покрывала, подушки, шторы, скатерти. Есть магазин, почта, народный дом с разнообразными кружками. Теперь есть и музей, но о нем позже. Самый крупный работодатель – находящийся неподалеку центр отдыха Toosikannu, куда постоянно требуются работники разного профиля и квалификации, о чем свидетельствует и плакат на главной улице.

Природа тоже прекрасна – озеро, леса, воздух свежайший. Да и история местечка небезынтересна для склонных к краеведению людей: премилая деревянная церквушка XIX века с замечательным органом и с колокольней еще более ранней постройки – конца XVIII столетия. Но неужели сюда стоит переезжать только ради воздуха и достопримечательностей?

Музей уже есть

Алёна и Сергей давно подумывали о переезде из Таллинна: хотелось тишины и покоя, да и детей хорошо растить вдали от городской суеты. Дело оставалось за малым: найти подходящий сельский дом. Дачные поселки вроде Кийза были отвергнуты по причине их густонаселенности. Хотелось, чтобы и денег на покупку хватило, и чтобы место было живописное, и инфраструктура при этом какая-никакая имелась. Поселок Кяру понравился сразу, и покупка состоялась. Алёна очень благодарна волостному старейшине Элари Хийсу, которому удалось договориться с продавцами дома о снижении цены. Более того, поскольку дом требовал, да и продолжает требовать серьезного ремонта, семейству предоставили в аренду трехкомнатную муниципальную квартиру.

В части здания, кстати, построенного в 1935 году и ни разу толком не ремонтированного, Алёна с Сергеем устроили настоящий музей, более того, зарегистрировали некоммерческое объединение «Кяруский музей добрых дел» - Käru heade tegude muuseum.

В старом двухэтажном доме когда-то было несколько квартир, и продавали его со всем скарбом, оставшимся от прежних жильцов. Новые домовладельцы имущество не только не выбросили, но вдумчиво в нем разобрались и нашли немало интересного: домовую книгу, в которой записи начинаются с довоенных времен, частную переписку, дневники, проливающие свет на жизнь в Кяру до, во время и после Второй мировой.

Потрясла одна запись: жительница дома работала санитаркой в местной больнице и не знала ни о том, что началась война, ни о том, что территорию волости заняли немецкие войска, а просто продолжала ходить на работу... Поверить невозможно, но тем не менее это так. Судя по тому, с каким воодушевлением рассказывает об этом Алёна Суржикова, кажется, что найденные документы смогут вдохновить творческую семью на создание очередного фильма.

На полках книги и журналы 30-40-х годов прошлого века, коричневые фибровые чемоданы с металлическими уголками и кокетливые старомодные сумочки, ламповые радиоприемники и радиолы, игрушки и посуда. Одним из жильцов дома когда-то был скрипач по фамилии Кубо, и найденный в одной из комнат нотный пюпитр тоже стал экспонатом музея.

Есть в доме и помещение, в котором мама Алёны, Людмила Суржикова, регулярно наезжая в Кяру из Таллинна, проводит мастер-классы, во время которых и стар и мал плетет популярные теперь во всем мире сакральные мандалы. И не беда, что мастерица не говорит по-эстонски: она и ее разновозрастные ученики из Кяру прекрасно находят общий язык.

Семейное гнездо - главное

Дом еще не готов к постоянному проживанию, хотя печки уже приведены в рабочее состояние: хоть и дымят, но греют. Есть среди печей и одна особенная: и с духовкой, и с коптильней. На большом участке земли, принадлежащем дому, можно будет посадить много всего важного и нужного, но садоводством занимается в основном старшее поколение – родители Алёны и мама Сергея.

«Так как я выросла в семье с тремя детьми, то естественно, что и у меня их трое. Семья и дети – одна из главных тем моего творчества, - рассказывает Алёна. - Поиск любви - одна из тем фильма, над которым мы сейчас работаем. Уже в конце года зрители нашей страны смогут увидеть фильм в кинотеатре Artis, а потом на ЭТВ».

Это короткометражная документальная лента из серии «Эстонские истории». Фильм «Миша» рассказывает об учителе истории в нарвской школе, который никак не может найти свою вторую половину. Эмоциональный, милый и очень трогательный герой собирает старинные модельки машин, в его речи то и дело встречаются цитаты из разных песен и кинофильмов прошлого столетия. Герой как будто застрял в 1970-80-х годах.

«Мы старались помочь Мише найти жену или хотя бы подругу, но пока это не очень получилось. Его окружение очень переживает за доброго и веселого парня, – рассказывает о фильме Алёна. – Но мы не будем отчаиваться. Наши фильмы после выхода на экран часто помогали героям. Будем и теперь надеяться на чудо!»

Легкие на подъем супруги готовы на творческие подвиги: Алёна продолжает работать над новым фильмом и собирается на кинофестиваль в Тюмень, между прочим, вместе с дочкой Василисой, которой от роду почти пять месяцев, а Сергей живет буквально между Кяру и Таллинном, где у него много различных фотопроектов.

Они довольно быстро стали в Кяру своими. Правда, молодежь и дети поначалу смотрели косо: живя всю жизнь в самой что ни на есть эстонской глубинке и не бывая практически в столице, они русских в глаза не видели и отнеслись к многодетной семье настороженно. Сыновьям поначалу приходилось даже драться, потому что они не могли объясниться с местными пацанами.

Правда, до серьезных баталий дело не доходило – все-таки пяти-семилетние мальчишки совсем еще малыши, а кончилось дело тем, что Алёна начала давать... уроки русского языка. В местной школе русский преподают, но ведь гораздо интереснее учиться у «городской», тем более у режиссера: поселок быстро облетела новость, что переселенцы имеют отношение к кино. Средний сынишка Арсений быстро заговорил по-эстонски. Видимо, мамины гены сказались: Алёна отлично владеет языком, что, без сомнения, помогло ей очень быстро влиться в местное общество.

Для работящих – есть работа!

Считается, что творческие люди легко могут жить в стороне от цивилизации: сейчас везде есть Интернет, мобильной сетью покрыта вся Эстония, да и полтора часа до столицы – не крюк. Зато тут – и персонажи для будущих фильмов, и объекты для фотографирования... У Сергея в местном Народном доме уже прошла выставка фотографий, на которых запечатлены жители поселка. Но на какие средства могла бы жить не творческая, а обычная семья с тремя детьми, переехавшая по каким-то причинам в сельскую местность?

«Работы в деревне полно! – восклицает Алена. – То в магазин работника ищут, то на почту. Можно шить подушки, можно собирать микросхемы. А можно мыть-убирать на базе отдыха. Это только кажется, что на селе безработица. Такое впечатление складывается, потому что тут, как и везде, к сожалению, есть категория людей, которые не работают уже по многу лет и работать не собираются. Просто они тут виднее. Но все наши соседи усердно трудятся: кто в своей маленькой фирме, кто где-то за зарплату».

Чтобы прокормить семью, можно и забыть про специальность, а работать там, где работа есть. Да, в глубинке зарплаты намного меньше, чем в столице, но и жизнь гораздо дешевле. Ежемесячная плата за детский сад в Кяру, например, всего 10 евро. Секция борьбы в Тюри, в которую родители возят два раза в неделю старшего сына Тимура и которой руководит знаменитый тренер, готовящий олимпийский резерв, обходится всего в пять евро в месяц! Все кружки по интересам для детей-школьников – рисование, керамика, английский, танцы, ритмика – бесплатно.

На огороде растут все необходимые овощи. Даже одеться сельские жители могут за копейки. Как верно подметила Алёна Суржикова, жители провинции с маленьким доходом не гнушаются сэконд-хэндом, а в Тюри, по ее словам, можно найти отличные новые вещи за сущие центы, чем многие с удовольствием пользуются.

Колокол бьет два раза

Так что главное – мир в душе. Иду по усыпанной желтыми листьями дороге. Мимо проезжают редкие автомобили, навстречу попадаются еще более редкие прохожие. По фасадам домов видно: здесь живет рачительный хозяин, а тут – пьющий разгильдяй. Вот огромный дуб, охраняемый государством. Его ветви накрепко схвачены металлическими тросами, как златыми цепями в сказке, но кот ученый по этим тросам не ходит, русалка на них не сидит. Зато под дубом складывает поленницу хозяин участка. Посмотрел на меня подозрительно: что это посторонняя дамочка да еще с фотоаппаратом здесь делает?

Рядом – церковь. И только в деревне возможно такое: Алёна звонит церковной старосте и нам открывают не только здание, но и пускают на чердак и колокольню. Оттуда открываются сумасшедшие виды на реку, желтеющие леса и разбросанные вокруг деревушки. Когда мы стоим на колокольне, раздается оглушительный звон: мы совсем рядом с колоколом, который ежечасно отбивает время. Вот и сейчас – два удара. Это значит, что двадцать минут спустя через Кяру будет проходить вильяндиский поезд, на котором я и отправлюсь обратно в Таллинн.

Через несколько лет дом Алёны и Сергея обязательно превратится не только в пригодное для жилья место, но и в настоящий музей. Не думаю, что они совсем отринут от себя городскую цивилизацию, но зато своими новыми фильмами смогут громко заявить: слухи о погибающей эстонской деревне сильно преувеличены!

Наверх