Сад, бизнес-центр или опять фонтан?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Так сейчас выглядит городская достопримечательность, на месте которой хотят возвести здание высотой 18 метров.

ФОТО: Михкель Марипуу

В четверг в «Postimees на русском языке» был опубликован репортаж «Страсти вокруг Котла», в котором рассказывалось о том, что планируется построить в районе столичного Горхолла, а что снести.  Статья вызвала большой резонанс, но многое осталось, так сказать, за кадром. Поэтому продолжаем тему.  

В зале Пыхья-Таллиннской управы яблоку негде было упасть: архитекторы, активисты, чиновники, политики обсуждали монстра под названием «детальная планировка». И не могли найти общего языка, хотя говорили на одном – на эстонском. Но начну с рекогносцировки местности, потому что, как выяснил импровизированный экспресс-опрос, 90% жителей Таллинна, говорящих по-русски, не представляют, о чем пойдет речь.

Как у нас в садочке

Рядом с Горхоллом, на территории бывшей электростанции, с одной стороны в которой находится замечательный интерактивный музей Energia avastuskeskus, продолжается строительство Архитектурного котла, который призван пропагандировать среди нас с вами современную архитектуру. Этот Архитектурный котел является частью котла культурного. Их в городе целых два.

Первый – фонд «Таллиннский котел культуры», который уже в течение нескольких лет финансируется городом, и второй – некоммерческое объединение «Котел культуры», который в отличие от первого сам платит за аренду помещений и пользуется небольшим внутренним двориком, уже получившим в народе название Кultuurikatla aed – сад культурного котла. Этот двор-сад для своих, тоже культурных, нужд использует Музей современного эстонского искусства EKKM (не путать с KUMU), находящийся тут же. В общем, в котлах и садиках сам черт ногу сломит, почти как в стихотворении Маршака про дом, который построил Джек.

Городская управа инициировала детальную планировку земельных участков, расположенных как раз между электростанцией и ее задним двором, где находится бывшее подсобное помещение, занимаемое сейчас музеем. Между ними должна быть расширена дорога, организованы парковки и открыт доступ к морю. Эта же дорога каким-то образом должна соединить ставший популярным  «Культурный километр» и строящуюся улицу Каларанна.

Между музеем и котлом, перпендикулярно дороге, пролегает эстакада, которая частично считается памятником архитектуры, а частично – не считается. Ту, которая «не считается», планируется снести, отобрав у котла с музеем участок земли и лишив тем самым оба культурные учреждения возможности в будущем расти вширь. Вместо «культурного» сада, согласно детальной планировке, хотят возвести здание коммерческого назначения высотой ни много ни мало 18 метров – а это пять-шесть этажей.

Мы говорим на разных языках

Деятели культуры, пришедшие на обсуждение в Пыхья-Таллиннскую управу, отметили: раз детальная планировка принципиально меняет функциональное назначение земельных участков, и они из общественных превращаются в коммерческие, то теперь здесь начнут строить с размахом. И возведут в районе горхолла, которым по-прежнему некому заняться, универмаги, офисные здания с видами на море и прочие сооружения в том же духе.

Главный архитектор города Эндрик Мянд, в одиночку державший оборону, поскольку дамы из отдела городского планирования по большей части помалкивали, парировал: дескать, у этих участков назначение комбинированное – и коммерческое, и общественно-полезное, так что не волнуйтесь, господа и коллеги, универмагов здесь не будет. Представитель Эстонского музея современного искусства Андерс Хярм и архитектор из общества «Теллискиви» Тоомас Паавер все равно волновались и предлагали сесть за стол переговоров.

Выступавшие представители различных творческих союзов и просто горожане приводили в пример Хельсинки, открытый к морю со всех сторон, и Копенгаген, где Христиания была захвачена без всяких там детальных планировок, и вот уже много лет этот лакомый кусок земли не застраивается коммерческими зданиями, а приносит немалый доход благодаря туристам.

Нам, конечно, ни Хельсинки, ни Копенгаген не указ, но что-то я не припомню подобного бурного обсуждения других детальных планировок. И то, что подобное обсуждение состоялось, в общем, хорошо.

«Здесь собрались и потребители культуры, и производители культуры. Городские власти должны прислушаться к нам и пересмотреть эту детальную планировку», – настаивали Паавер и Хярм. «Есть ли у нас действующий план развития столицы? Почему детальные планировки неожиданно меняют перед самым утверждением?» – вопрошали активисты. Самые острые высказывания поддерживались аплодисментами. То и дело раздавались реплики: вы нас не понимаете!

Баба-яга против

Найти общий язык, говоря на одном языке, не так сложно: для этого есть стол переговоров, за который, как я надеюсь, все-таки усядутся стороны и решат, наконец: оставят городские власти культурный сад в покое или нет? Беспокоило другое: в Каламая живет немало русских. Среди них и творческая молодежь, которая отлично владеет госязыком. Но в зале, где шло обсуждение, таковых не было. Автор этих строк да Мария Дерлыш из Linnalabor не в счет, мы на работе были.

Виктор Вестеринен оказался единственным (!) горожанином, говорящим по-русски, который пришел на обсуждение. Активный человек, ветеран фотожурналистики, он хотел было выступить, но по ряду причин предпочел поговорить со мной на следующий день. К его словам, как мне кажется, присоединятся не только его соседи по дому в Каламая, где он живет много лет, но и многие русскоязычные жители столицы. 

«Я очень заинтересован в развитии этого района, и мне больно смотреть на облезлые здания возле бывшей электростанции! – восклицает Вестеринен. – Назвать бывшие гаражи и подсобные помещения электростанции музеем тяжело: это место выглядит как пристанище асоциалов – там грязь, запустение. У молодежи, пропагандирующей современное искусство, было достаточно времени, чтобы облагородить территорию, цветы хотя бы посадить: какой же сад без цветов? В управу части города на обсуждение детальной планировки пришли молодые люди, но они – всего лишь ядро объединения, которое гордо называет себя Музеем современного эстонского искусства, но никоим образом не представители жителей района. Мне даже показалось, что некоторые из них использовали дискуссию исключительно для самопиара. Я за то, чтобы улучшить инфраструктуру, облагородить  территорию, а строящуюся улицу Каларанна продлить до бензозаправки и соединить с Пыхьяпуйестеэ. Так что я за то, чтобы снести ветхие строения и возвести новые красивые здания».

А может быть, истина как раз в золотой середине: детальную планировку уточнить, благоустройство и ремонт имеющихся строений вменить в обязанность их пользователям, с чем, кстати, согласен Андерс Хярм. Эстакаду сохранить. К зданию высотой 18 метров применить требования: никаких шлагбаумов, закрытых дверей, никакой торговли и бетона, а много стекла, внутренних двориков и мест для прогулок.

А если договориться не удастся – так строем и прямиком в управу Харьюмаа. У старейшины уезда есть право наложить вето на детальные планировки. Помните, печальную судьбу рынка Кристийне? Старейшина Юлле Раясалу запретила рынок, и его снесли, а фонтан поставили. Может, и тут все фонтаном закончится? Но пока архитекторы и деятели культуры фонтанируют по поводу сада Котла культуры, продолжает разваливаться находящийся рядом Горхолл. А с ним-то что?

НАВЕРХ