Канны, Берлин, Москва, Венеция... Таллинн!

Директор PÖFF Тийна Локк-Трамберг в счастливом сне не могла предвидеть того, что ее детище однажды войдет в список лучших кинофестивалей мира.

ФОТО: Пеэтер Ланговитс

18-й кинофестиваль PÖFF пройдет в Эстонии с 14 по 30 ноября. Пройдет в новом статусе, который дарит «Темным ночам» широчайшие возможности и ставит его в один ряд с кинофестивалями в Венеции, Карловых Варах, Каннах...

О том, что это за статус, как PÖFF его добился и чего стоит ждать нам, зрителям, «ДД» рассказала директор фестиваля Тийна Локк-Трамберг.

В высшей лиге кинофестивалей

– С этого года кинофестиваль «Темные ночи» вошел в число фестивалей, конкурсная программа которых сертифицирована на международном уровне организацией под названием FIAPF. Что все это означает?

– Одно уточнение: мы всегда были фестивалем, конкурсная программа которого сертифицировалась со стороны FIAPF – речь о нашей традиционной программе «Евразия». FIAPF расшифровывается как Fédération Internationale des Associations de Producteurs de Films – Международная федерация ассоциаций кинопродюсеров. Есть два типа сертифицируемых FIAPF фестивалей. Первый – так называемые тематические фестивали, ограниченные либо географически, либо тематически. Именно таким был наш фестиваль, конкурсная программа которого ограничивалась континентом Евразией.

Второй тип – это кинофестивали, у которых есть право составлять конкурсную программу без каких-либо ограничений, привлекая фильмы со всего мира. Раньше универсальных фестивалей в мире было всего четырнадцать, PÖFF стал пятнадцатым. Таким образом, мы официально стали в ряд с такими прекрасными фестивалями, как Канны, Венеция, Берлин, Монреаль, Токио, Сан-Себастьян, Москва, Карловы Вары, Каир, Шанхай... Теперь в этом ряду есть и Таллинн. На том же уровне котируются и другие знаменитые фестивали – Лондон, Торонто, Пусан, Гётеборг. К тому, что происходит на этих фестивалях, присматриваются по всей планете, именно они определяют мировые кинематографические тенденции. Это лучшие из трех тысяч кинофестивалей мира, его высшая лига. Появление среди них «Темных ночей» можно сравнить с матчем футбольных команд Эстонии и Бразилии в финале Чемпионата мира.

– Почему сертифицировали именно нас? Надо думать, мы об этом просили?

– Да и нет. Конечно, чтобы получить сертификацию, нужно о ней попросить. Нам предложили подать заявление потому, что гости прошлого фестиваля часто спрашивали, почему у нас на конкурсной программе не представлены, например, страны Латинской Америки. Мы объяснили, наш конкурс называется «Евразия» – и по правилам FIAPF география нас ограничивает. На что нам говорили:

«У вас в программе есть фильмы из самых разных стран, мы и не думали, что есть какие-то ограничения...» Правда, в той нише, где мы до этого находились, нам было вполне уютно. (Смеется.) Но на прошлом фестивале Иштван Сабо и Уберто Пазолини сказали нам, что сертификация со временем может привести нас к новым вершинам. Для нас этот статус был какой-то утопией.

Недавно в Батуми был кинофестиваль, и друг рассказал мне, что продюсеры всех бывших советских республик отпраздновали произошедшее: наконец-то фестиваль одной из этих республик, Эстонии, вышел на один уровень с московским! Тут еще надо учесть, сколь длинным был путь до этого статуса – и откуда мы стартовали...

«Темные ночи» без потолка

– Иначе говоря, мы, если не считать России, первая такая республика бывшего СССР...

– Да. Получить этот статус не так просто. Знаете, когда мы создавали фестиваль 18 лет назад, я, конечно, мечтала о многом – но и в самом счастливом сне я не видела возможности стать в один ряд с Венецией и Каннами... Если бы у нас не было фундамента – обширной качественной программы, технических возможностей, организационной структуры, – наш статус остался бы прежним. Потенциал у нас большой, вопрос в том, как мы его реализуем. Конечно, новый статус следует принимать с оговорками. О конкуренции с Каннами и Берлином речь не идет и идти не будет.

– «Темным ночам» теперь станет легче – или, наоборот, сложнее?

– Новый статус нашу жизнь совсем не осложняет. Теперь нам будет легче заполучить фильмы в общую программу фестиваля. Уровень программы, конечно, поднимется. Последний фестиваль, получивший сертификацию до нас, – Варшавский – разросся, его конкурсная программа значительно улучшилась. Зато составлять конкурсную программу «Темным ночам» теперь будет труднее. С одной стороны, мы не обязаны ничего улучшать. С другой, попросту несолидно брать в конкурс фильмы из программ, из которых мы брали их в прошлом. Раньше все было прекрасно: мы выбирали самое интересное кино из программ фестивалей высшей категории – Венецианского, Каннского, Берлинского. Теперь мы должны идти другим путем. Мы должны переориентироваться, чтобы совмещать интересное кино и премьерные показы. В конкурсной программе должны быть как минимум скандинавские и балтийские премьеры.

Для нас это в первую очередь уникальная возможность в ближайшие десять лет развить PÖFF во что-то действительно прекрасное. Конечно, одни мы это не потянем. Нам нужна поддержка – в первую очередь зрителей, но и спонсоров, государства, горуправы. К моей радости нам помогает наша киноиндустрия. В этом году мы проведем выставку дигитальной техники, изобретенной в Эстонии.

– Наверное, новый статус важен не только для кинофестиваля...

– Подобные фестивали всегда находятся в фокусе внимания журналистов со всего мира. Берлинский кинофестиваль стал синонимом Берлина, Каннский – синонимом Канн, то же произошло с Карловыми Варами и Венецией. С точки зрения международной репутации Эстонии статус «Темных ночей» очень важен. Боюсь ошибиться, но, кажется, других культурных фестивалей такого масштаба у нас нет. Сааремааские оперные дни – это прекрасное мероприятие, но у него имеются свои географические ограничения. То же с Певческим праздником: «ракушка» Певческого поля вмещает ограниченное количество певцов. У нас же такого потолка просто не существует. Ограничений у нас два – кошелек и авиалинии.

Со временем наш фестиваль мог бы приманивать в Таллинн туристов. Каждый билет на Лондонский кинофестиваль приносит экономике Великобритании сумму в семь раз больше стоимости билета.

Не ради звезд, а для зрителя

– Как изменится программа фестиваля? Станет ли в ней больше, допустим, скандинавского кино?

– Что касается Скандинавии, признаюсь, в этом году скандинавские страны впервые представлены на «Темных ночах» слабо. Мы с огромным трудом нашли хоть какие-то фильмы. Не знаю, тенденция это или какой-то сбой. В последние годы мы говорим о сильных датских телесериалах и о том сегменте кинорынка, который все чаще называют «датским болливудом», но мне кажется, что бум, наблюдавшийся в скандинавском кино сколько-то лет, сходит на нет. За год мы посмотрели почти все скандинавские кинодебюты – и картина, честно сказать, не воодушевляет. А ведь сегодняшние дебюты – это завтрашний день национального кино... Зато у нас просто астрономический выбор фильмов производства азиатских и арабских стран. Будут интересные фильмы из США и Великобритании. Мы прощупываем страны Латинской Америки – для нас это новый регион, мы открываем их, они открывают нас. То же самое с Австралией. Все это страшно увлекательно.

И в Европе, особенно в Восточной, и в России есть много интересных фильмов. Но найти хорошие картины для конкурсной програамы нам было нелегко – о новом статусе мы узнали только в сентябре.

– Нет опасности, что PÖFF станет теперь более закрытым и элитарным фестивалем – если иметь в виду доступность киносеансов для обычного зрителя?

– Нет, так не будет. Далеко не все фестивали с этим статусом элитарны. Каннский фестиваль – да, но с Берлином все совершенно по-другому. Берлин для нас – своего рода образец. С одной страны, он очень хорошо принимает профессионалов, с другой, киносеансы проходят по всему городу – это фестиваль с самой высокой посещаемостью, более 300 тысяч зрителей. Мы хотим действовать по этой модели. Наш фестиваль с самого начала был ориентирован на публику, наша миссия – рассказывать о многообразии культур и пропагандировать толерантность.

Так или иначе, мне никогда не хотелось превращать PÖFF в сверхформальное мероприятие с випами и красными дорожками. Да у нас это и не получилось бы – таких денег, чтобы приглашать суперзвезд, нет во всем эстонском государстве. Да и с авиалиниями у нас напряженка. Вы можете себе представить, как Брэд Питт ждет в аэропорту Франкфурта рейса на Таллинн? (Смеется.) У нас не «звездный» фестиваль, мы концентрируемся на авторах, такова наша репутация во всем мире. Все знают, что в Таллинн стоит ехать режиссерам, сценаристам, продюсерам, операторам, актерам. Словом, всем творческим людям.

– Повлияет ли на фестиваль мягкое противостояние России и Запада?

– На мои отношения с друзьями-киношниками политика не влияет. Творческие люди всегда найдут общий язык.

НАВЕРХ