Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Марина Васильева: путь начинающей актрисы

В Таллинне Марина Васильева представляла фильм «Как меня зовут» зрителям. ФОТО: Пеэтер Ланговитс

Молодая российская актриса Марина Васильева, дебютировавшая в фильме

Нигины Сайфуллаевой «Как меня зовут», ждет премьеры фильма в РФ и надеется на светлое актерское будущее.

Одной из самых ярких российских картин, показанных в этом году в рамках кинофестиваля «Темные ночи», стала дебютная лента Нигины Сайфуллаевой «Как меня зовут». Это фильм о двух девочках-подростках, Саше и Оле, которые приезжают в Алупку, где живет Олин отец. Поскольку Оля его никогда не видела (ее мать забеременела по итогам «курортного романа»), встречаться с отцом ей страшно, и девочки решают поменяться именами: хулиганка Саша выдаст себя за тихоню Олю, и наоборот...

На фестивале «Кинотавр» лента «Как меня зовут» получила особую награду жюри «За легкое дыхание и целостность художественного высказывания». Дебютом этот фильм стал не только для режиссера, но и для актрисы Марины Васильевой, сыгравшей Олю. Вместе с оператором Марком Цисельсоном Марина посетила PÖFF и ответила на вопросы «Postimees на русском языке».

На просьбу рассказать о себе Марина говорит: «Я родилась во Пскове. Сейчас – студентка четвертого курса Школы-студии МХАТ, учусь в мастерской Дмитрия Брусникина. Что еще?.. Я не могу так – мне сложно сказать: «Я – актриса!» Все люди как люди: архитектор, продавец. А я – актриса...»

В актеры идут либо те, кто хотел стать актером с детства, либо – пусть и редко – те, кого в театр или кино занесло случайно. Как это произошло с вами?

Марина Васильева: У меня никогда не возникало вопроса, куда пойти учиться после школы. Маме в детском саду все время говорили: «Ой, какая у вас дочка актриса!» Стихи так больше никто не читал, «березку» никто так не танцевал... Дальше все получилось само собой. Экзамены я сдавала только те, которые нужны для поступления в Школу-студию МХАТ, и даже не думала, что будет, если я не поступлю. Все сложилось просто чудесно.

Чего вы хотите больше – сниматься в кино или играть в театре?

М.В.: Обожаю, когда задают этот вопрос! (Смеется.) Это же совершенно разные вещи. На первом и втором курсах педагоги нас пугали: «Вам придется сниматься в кино, на телевидении, потому что вам нужно будет зарабатывать деньги, кормить семью и себя... Кино – это фабрика, там будут использовать ваш талант, а сами вы там никому не нужны... Таких, как вы, много...» Снявшись в «Как меня зовут», я поняла: если кино и правда фабрика, внутри этой фабрики есть отдельные маленькие производства, которые не используют твой талант, а воспринимают тебя как личность, как человека. Я научилась на съемках фильма очень многому такому, чему не могла научиться за два года в Школе-студии.

Нас на курсе – 25 человек, и уделить время каждому, раскрыть каждого, показать, как ты можешь что-то сделать, – довольно сложно. А Нигина Сайфуллаева работала со мной, помогла мне себя проявить, и это мне потом очень помогло в учебе – я стала куда увереннее чувствовать себя на сцене. Кинокамера, мне кажется, видит куда больше, чем зритель с первого ряда.

Как вас нашли?

М.В.: Самым банальным образом – через кастинг. Я пришла, как потом выяснилось, в первый день. Нигина рассказывала, что когда она меня увидела, то решила никого больше на эту роль не рассматривать. Но директор по кастингу сказал: «Так нельзя, столько девочек ждут, надо всех посмотреть...» Долго не могли найти девушку на роль Саши – Саша Бортич пришла на кастинг в последний день.

Вы сразу согласились?

М.В.: Это моя первая работа в кино, мне было жутко интересно, поэтому, да, я согласилась сразу. Кроме прочего, фильм рассказывает очень интересную историю. Интересную лично мне...

Чем именно?

М.В.: Это в каком-то смысле моя личная история. Как выяснилось, у 90 процентов девушек, которые проходили кастинг, есть та же проблема, что и у моей героини, – проблема общения с отцом. Для меня это очень актуальная история. Более того, благодаря «Как меня зовут» я наладила отношения с моим папой – после фильма мы стали общаться.

Я слышал, что педагоги театральных вузов косо смотрят на то, что студенты снимаются в кино...

М.В.: Косо... (Усмехается.) А вы слышали о том, что после кино запрещают выходить на сцену? У нас с мастером курса возник конфликт из-за технического недосмотра – мы не полностью согласовали графики, – и поскольку фильм снимался в Крыму, а учусь я в Москве, я должна была летать на спектакли. В конце концов в наказание меня сняли со всех ролей. Как оказалось, к лучшему, – сейчас ребята играют спектакль, а меня отпустили на ваш фестиваль.

И вы, и Александра Бортич – дебютантки в большом кино. Как вы поладили?

М.В.: Очень хорошо. Так вышло, что наши отношения в жизни с первой встречи полностью совпали с отношениями героинь в фильме. Саша всегда была готова меня поддержать, если надо, растрясти... На первой нашей совместной пробе она брала меня на руки, качала, облизывала, щупала, трогала – а я стояла вся красная: «Саша, что ты делаешь?!.»

Как принимали фильм на фестивале «Кинотавр»?

Марк Цисельсон: Отлично принимали. На «Кинотавре» на следующее утро после показов проводятся пресс-конференции, на которых журналисты обычно разносят фильм в пух и прах, критикуют, задают неудобные вопросы... А мы услышали череду комплиментов, в том числе от журналистов, от которых доб­рого слова обычно не дож­дешься. Для меня это был основной показатель. Отрицательных эмоций фильм почти ни у кого не вызвал.

Давайте и я задам неудобный вопрос: зачем в фильме так много эротики? Не слишком ли много внимания уделяется половой жизни героев?

М.Ц.: Эротики было еще больше. Нигина считала, что она нужна, но потом что-то вырезала, что-то сократила до минимума, и это, я считаю, правильно. Эротики ради эротики в фильме нет. Она обслуживает сценарий, обслуживает сам фильм...

Но зачем? Понятно, что лето, солнце, пляж, голоногие девушки, но...

М.Ц.: Это правда жизни. Если взять нашу историю и представить, что она и в самом деле произошла, эротики в ней было бы ровно столько. Так люди живут. Можно это показывать, можно не показывать, но нельзя сказать, что это неправда, что это, извините, сиськи ради сисек. В фильме нет ничего неестественного. У Нигины была задумка снять историю пусть выдуманную, но максимально приближенную к реальности, а эротика – часть реальности.

Марина, это ваша первая работа в кино, в дальнейшем вас могут оценивать именно по этому фильму. Не опасно ли такое количество эротики для начинающей актрисы?

М.В.: Я не вижу тут ничего неестественного. У меня как у актрисы есть голос, лицо, ноги, руки, есть тело, которым я могу пользоваться. И хорошо, что могу. Тело – мой инструмент в числе других. Мне кажется, это круто, когда хватает смелости обнажиться перед камерой, если это нужно.

После премьеры фильмы для вас как для актрисы что-то изменилось?

М.В.: Фильм показывали только на фестивалях, премьера в Москве будет 27 ноября. Пока – нет, не изменилось. Какие-то предложения поступали, но они для меня недостаточно хороши. Может, я слишком разборчива, – но я ни разу не пожалела, что от чего-то отказалась. У Саши Бортич после нашего фильма карьера очень круто пошла вверх: у нее все время съемки – «Духлесс 2», «Неуловимые», «Про Любовь»... Мне говорили, мол, покажут фильм на «Кинотавре» – и ты станешь звездой. Я в это особо не верила – и правильно делала: после кинофестиваля предложения поступают примерно такие же, как и до него.

Вы уже знаете, что будете делать дальше?

М.В.: Да, я остаюсь со своим курсом – мы создаем собственный театр. Кстати, часть нашего курса играет в спектакле Юрия Квятковского «Норманск» по повести Стругацких «Гадкие лебеди», и этот спектакль номинирован на «Золотую Маску»... Надеюсь, с нашим театром все получится. У нас есть козырь – мы молодые!

НАВЕРХ
Back