Яна Фельдман: Давайте замечать краски жизни!

ФОТО: из личного архива Яны Фельдман

Выставка дала Яне Фельдман возможность в очередной раз побывать в Таллинне, который ей очень нравится.

Фотохудожник из Санкт-Петербурга Яна Фельдман, которая привезла в Таллинн выставку, посвященную детству и культурным ценностям, побеседовала с «ДД» о своем творчестве. В Музее фотографии в Старом городе с 5 декабря по 6 января открыта выставка «Санкт-Петербург. Многоликое детство». Герои фоторабот – маленькие петербуржцы, растущие в семьях, в которых сохраняются культурные традиции.

Фотохудожник из Санкт-Петербурга Яна Фельдман, которая привезла в Таллинн выставку, посвященную детству и культурным ценностям, побеседовала с «ДД» о своем творчестве. В Музее фотографии в Старом городе с 5 декабря по 6 января открыта выставка «Санкт-Петербург. Многоликое детство». Герои фоторабот – маленькие петербуржцы, растущие в семьях, в которых сохраняются культурные традиции.

Автор проекта – 26-летняя Яна Фельд-ман. Фотографией она занимается около восьми лет, для нее это и пламенная страсть, и основная профессия. Яна родилась и выросла в городе на Неве, в 2012 году окончила Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств (кафедра кино- и фотоискусства).  

От диплома до Тенерифе

«Санкт-Петербург. Многоликое детство» – это ее первый, самый крупный некоммерческий проект. Изначально он задумывался как часть дипломной работы, но затем перерос в самостоятельное творение.   Двухнедельная выставка прошла в Северной столице в январе 2013 года. А в марте-апреле фотоработы оказались в Минске. Отдельные работы побывали на выставках и фестивалях в Берлине, Киеве, Маршано, Копенгагене, Плоешти и на Тенерифе. Персонажей петербурженка искала через общих друзей и знакомых, национальные центры и общины, школы.

Живой щит

«Детей люли (одна из восточных ветвей цыган, живущих в Таджикистане, Узбекистане, Казахстане и Киргизии, а также в России и Афганистане – прим О. Т.) я случайно сняла на улице, – рассказывает Фельдман. – Когда фотографируешь людей без спроса, к тебе часто относятся настороженно, даже враждебно. И я снимала из-за плеча моего будущего мужа.  Чувствовала себя папарацци. В какой-то момент меня все же заметили, и семейство люли окружило нас. Правда, они оказались вполне дружелюбными и согласились нам позировать».    

Фельдман уверяет, что работать с детьми совсем не сложно: «Они очень любопытные и любят быть в центре внимания. Я просила их быть естественными, сама старалась слиться с фоном. Да, я порой режиссирую свои съемки, но стремлюсь к натуральности. Вот почему мои герои практически не смотрят в камеру. Что же касается, например, цыган и канатоходцев – тут уж в принципе ничего нельзя было срежиссировать. Я просто ловила момент и нажимала кнопку „пуск”».

Несмотря на то, что проект повествует о людях разных национальностей, его цель вовсе не в том, чтобы в очередной раз поднять тему толерантности.

Борщ как доказательство

«Мне важно было показать именно семейные и культурные ценности, которые впитывает ребенок. И часто получалось так, что они очень сильно переплетались с национальными характерами семей, – объясняет фотохудожник. – Например, в одной грузинской семье на протяжении нескольких поколений от матери к дочери бережно передается особенный рецепт хачапури, который был придуман в начале XX века.

Есть русско-суданская семья, в которой сохранилась традиция воскресных обедов с национальными блюдами  Судана, а маленькая Инас изучает танцы далекой родины отца. Или юные корейцы и дагестанец, которые учатся игре на национальных музыкальных инструментах».

Иногда же, отмечает Фельдман, ей встречались семьи, которые не сумели сохранить какие-либо традиции: «Я разговаривала с родителями: „Вот вы говорите, что вы украинцы. А в чем это проявляется? – Мы любим борщ. И у нас родственники живут в Киеве. – И это все? – Ну да“. Увы, но подобные семьи были мне не очень интересны».

В Таллинне, куда петербурженка приехала 5 декабря на открытие своей выставки, она бывала и раньше, в последний раз – в ноябре 2012 года. Именно тогда наткнулась на Музей фотографии.

«В конце 2013 года я отправила им свой проект, и через некоторое время мне предложили провести персональную выставку», – вспоминает Фельдман.      

Проекты, подобные выставке «Санкт-Петербург. Многоликое детство» Яна Фельдман планирует создавать и впредь – ее привлекает социальная тематика. «При этом хочется избежать чернухи, крови и грязи, которыми порой изобилует современное искусство, – делает уточнение фотохудожник. – Я не засыпаю с мыслью выиграть награду World Press Photo или стать лучшим фотографом в мире. Но мне будет очень приятно, если мои работы найдут отклик в сердцах людей и заставят их улыбнуться и оглянуться вокруг».

НАВЕРХ