Здравствуйте, я ваш шпион

Уно Пуусепп в декабре 2011 года за рулем электромобиля Mitsubishi I-MiEV. Несмотря на 50-процентное субсидирование Kredex, ему пришлось выложить за эту машину 18 000 евро. Других излишеств он себе не позволял.

ФОТО: Андрес Хаабу

Вполне возможно, что сын сержанта Советской армии Уно Пуусепп (63), работая в Полиции безопасности, много лет передавал российским службам информацию, предназначавшуюся для внутреннего пользования. Но совершенно невозможно, чтобы Пуусепп стоял за провалом всех агентов КаПо в России.

Почему? Пуусепп был в КаПо техническим работником самого мелкого калибра и имел весьма ограниченный доступ к техническим данным. Он не мог располагать сведениями ни об одном из показанных в передаче провалившихся агентов, а их показали несколько. «У этого долговязого Пуусеппа всегда был какой-то простоватый вид», – вспоминает его бывший коллега из КаПо.

Технический работник

Если верить показанному по российскому телеканалу НТВ тенденциозному фильму «Наш человек в Таллине» из серии «ЧП: Расследования», последние два десятка лет Пуусепп являлся для российской разведки самым важным источником информации об Эстонии. Уже одно это полный абсурд.

Во-первых, на российскую разведку работал Херман Симм, хранитель секретов НАТО в Эстонии. Во-вторых, в то время, когда в РФ были задержаны большинство агентов КаПо, информацию России поставлял Алексей Дрессен, руководивший операциями контрразведки и занимавший в КаПо довольно высокое положение.

В-третьих, был еще Владимир Вейтман, который, в отличие от Пуусеппа, в подразделении технической поддержки КаПо выполнял по крайней мере хоть какие-то руководящие функции и имел доступ к секретным документам. Так, он передал российским спецслужбам информацию обо всех известных ему в Эстонии конспиративных квартирах КаПо.

Все эти трое, к удивлению России, были изобличены. Если бы Пуусепп действительно сидел у «информационного насоса», как утверждалось в передаче, то российские спецслужбы не позволили бы взять ни одного из трех вышеназванных агентов. Но они не сделали для этого ничего. Даже и не пытались.

Из этой четверки государственных изменников Пуусепп был самой мелкой сошкой. С Вейтманом он был связан по работе, и, если верить пропагандистской передаче НТВ, то выходит, что у них был общий связной – бывший коллега по КГБ Николай Ермаков, позже державший в Таллинне небольшую пекарню. Поэтому становится понятным утверждение НТВ, что эстонское правосудие допустило большую ошибку, осудив Вейтмана на 15 лет. Мол, настоящим «кротом» был вовсе не он, а Пуусепп.

Между тем, бывший технический сотрудник КГБ Вейтман признался в государственной измене и согласился с 15-летним тюремным наказанием. «Невинный человек не станет брать на себя такое», – сказал бывший коллега Вейтмана по работе в КаПо.

В передаче НТВ Пуусепп предстает перед зрителями как ключевая фигура российской разведки, огорченная тем, что вместо него посадили невиновного Вейтмана. «За свою информацию он не хотел ни копейки», – говорит в передаче о Пуу­сеппе связной Ермаков.

Секретная операция

И все же далеко не все, показанное по НТВ, является блефом. Так, частично соответствует действительности рассказанная Пуусеппом история о том, как служба внешней разведки США пыталась из созданного в Аэгвийду центра с помощью КаПо добывать информацию, передаваемую из российского посольства в Таллинне по оптоволоконному кабелю, и организовало для этого спец­операцию, обошедшуюся в миллионы долларов.

Лет десять назад одно из звеньев этой операции привлекло внимание и эстонских СМИ. Это было, когда увлекающиеся полетами энтузиасты сняли, как на богом забытом пярнуском аэродроме приземлился самолет правительства США.

В прессе этот самолет связали с возможной переправкой заключенных американских тюрем, подозреваемых в терроризме. Как выяснилось задним числом, частично это соответствовало действительности. Но в Пярну самолет прибыл по иной причине: американцы предположительно доставили на нем большое количество спецтехники, необходимой для проведения операции в Аэгвийду.

В КаПо об этой сверхсекретной операции знал очень узкий круг лиц, но не исключено, что Пуусепп имел отношение к секретной информации в связи с решением вопросов транспортировки.

О том, что российский телеканал и Пуу­сепп попытались сыграть в основном на эмоциях зрителей, говорит тот факт, что, кроме истории о центре в Аэгвийду, в передаче ни слова не было сказано о других совместных операциях КаПо и ЦРУ или британской разведки. А ведь, как утверждают, были десятки таких операций, и Пуссепп, имевший, по его словам, доступ к информации, должен был о них знать.

Пуусеппа, работавшего в годы советской власти в КГБ, и его коллегу Вейтмана в КаПо в 1991 году принял первый руководитель этой организации Юри Пихль, объяснявший это тем, что бывшие сотрудники КГБ, занимавшиеся организацией прослушивания, были единственными, умевшими работать со спецтехникой.

Оба бывших сотрудника КГБ задержались в КаПо на двадцать лет, продолжая работать и тогда, когда этой организацией руководили Алдис Алус и Райво Аэг. И это при том, что оба могли выйти в отставку по выслуге лет.

Спустя несколько лет Пуусепп и Вейтман прошли обязательную аттестацию, причем в круг лиц, от которых зависело решение, продолжат ли они работу, входили и высокопоставленные политики. Юри Пихль, долгое время возглавлявший КаПо, не отрицает, что знал Пуусеппа, но отказывается давать комментарии. «Я не буду комментировать информацию об операциях российских спецслужб», – сказал он.

А эксперты по вопросам безопасности, с которыми мы говорили, объясняют, что конкретно стоит за признанием Пуусеппа и какую цель преследует показанный по НТВ фильм, следующим образом: «Вряд ли это продиктовано желанием российских спецслужб отвлечь внимание от какой-то их деятельности у нас, это слишком банально, – предположил один из экспертов. – Все это скорее предназначено для „внутреннего использования”: показать, как враждебна России и в то же время беспомощна эстонская Полиция безопасности».

Внезапное бегство

Пуусепп стал терять почву под ногами после того, когда КаПо 7 августа 2013 года взяло под стражу его товарища по отделу Вейтмана, до этого у него не было особых причин для опасений.

Пуусепп вышел на пенсию в 2011 году, отработав на два года дольше положенного. Особым достатком он не отличался: единственным достойным упоминания имуществом был дом в деревне Пеэтри площадью 150 квадратных метров, который Пуусепп и его жена Валентина – она старше супруга на семь лет – приобрели в 2004 году. В то время они были первыми поселенцами в своем квартале, там не было даже дорог и уличного освещения.

То, что Пуусепп, окончивший в 1975 году Таллиннское мореходное училище рыбной промышленности по специальности радист, когда-то работал в КГБ, не было тайной для его соседей. Бросался в глаза и его интерес к технике.

Для поездок в магазин у Пуусеппа имелся мопед, а на доме было установлено несколько спутниковых тарелок. До 2011 года он разъезжал на автомобиле ВАЗ 2109 цвета мяты, а позже стал первым эстонцем, приобретшим электромобиль при помощи субсидии Kredex.

«Знакомые по-разному относятся к моей покупке, – рассказывал тогда Postimees восхищенный своим приобретением Пуусепп. – Некоторые говорят, что я дурак, и не понимают, зачем я трачу деньги, когда на миллионера совсем не похож». В то время он, видимо, чувствовал себя в безопасности, поскольку лизинг на электромобиль был долгосрочным, да и в Россию такую машину с собой не возьмешь.

Сосед Пуусеппов, член Рийгикогу Тынис Кыйв вспоминает, что Валентина понимала по-эстонски всего несколько слов и Пуусеппы общались между собой на русском. Семья, в которой был и нуждавшийся в особом уходе взрослый сын Андрей, держалась преимущественно особняком, а Пуусепп где-то работал и после ухода из Полиции безопасности.

2014 год Пуусеппы еще встречали все вместе, а в феврале Уно исчез. «Объяснения его супруги звучали странно: то она говорила, что муж работает в Норвегии, то – что в Болгарии. Потом объявила, что вообще не знает, где он и чем занимается», – вспоминает Кыйв.

В начале лета в почтовых ящиках жителей деревни Пеэтри появились объявления, предлагающие приобрести электромобиль Пуусеппа. Сразу после этого на продажу был выставлен и дом со всей обстановкой. Когда в июне этого года дом купила молодая семья, оформлять сделку у нотариуса пришла только Валентина. А утром 5 августа соседи могли наблюдать, как она грузила вещи в автомобиль фирмы, занимающейся международными перевозками. Семья оставила только кота, о судьбе которого пришлось позаботиться новым владельцам дома.

«Возникла мысль, что старого кагэбэшника „расконсервировали” и перебросили куда-то для выполнения задания», – говорит Кыйв. И тут же добавляет: «Невозможно было и предположить, что он мог здесь, живя рядом с нами, предать эстонское государство, о чем и объявил в телепередаче. Крайне прискорбно, что на нашей улице проживал такой человек».

Судьба – в руках ФСБ

Возглавлявший КаПо в 2008-2013 гг. Райво Аэг признает, что сообщение о деятельности Пуусеппа стало для него сюрпризом. По его словам, Пуусепп был незаметным и скромным человеком.

Аэг признает, что часть того, чем Пуу­сепп хвастается на видеозаписи в эфире НТВ, соответствует действительности: видимо, он имел доступ к подобным данным. «Это неизбежно, что когда оперативники КаПо собирают данные и составляют документы, их приходится где-то обрабатывать и увязывать друг с другом, – констатирует он. – И если кто-то целенаправленно стремится раздобыть информацию, то часть ее он может получить».

Вместе с тем, по словам Аэга, ясно, что часть «достижений», которые Пуусепп в фильме приписал себе, принадлежит кому-то другому или же просто является выдумкой, цель которой – вбить клин между Эстонией и ее партнерами. О связях Валентины с Россией КаПо была осведомлена, однако сам Пуусепп как минимум в течение десяти последних лет пребывания на занимаемой должности не мог ездить в Россию. То, что в феврале нынешнего года он перебрался в Мос­кву, должно было заставить КаПо задуматься.

«Судьба Пуусеппа сейчас в руках ФСБ. Если их сотрудничество не продолжится, его жизнь может сделаться исключительно неприятной. Он ведь полностью зависит от Российской Федерации и ее доброй воли – в вопросах работы, доходов, жилья», – говорит Аэг.

По словам бывшего генерального директора КаПо, нельзя из-за двух предателей подозревать всех бывших сотрудников Полиции безопасности, пришедших туда из КГБ. В начале 1990-х их приняли на работу за неимением альтернативы, а их увольнение могло бы иметь отрицательные последствия.

«Выбрасывая человека за борт, уже одним этим мы мотивируем его перейти на другую сторону. Нельзя рисковать такими вещами! С человеком надо обращаться по-человечески до тех пор, пока не будет доказано, что он совершил преступление», – подчеркнул Аэг.

Пресс-секретарь КаПо Харрис Пуусепп заявил Postimees, что департамент был осведомлен о родственниках супруги Пуусеппа Валентины в России и о поездках туда. Но до того как Пуусепп сделал в эфире российского телеканала свое заявление, оснований подозревать его в государственной измене не было.

Точно известно, что как технический специалист Пуусепп имел доступ к государственным тайнам Эстонии, но никак не к секретной информации НАТО и Европейского союза.

«В передаче использованы обычные приемы российских спецслужб, когда полуправда чередуется с полнейшей ложью. Необычным, конечно, было то, что они для этого разоблачили своего же сотрудника», – прокомментировал ситуацию пресс-секретарь КаПо.

НАВЕРХ