История: и сотворил Бог обезьяну

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Учитель Скоупс (в белой рубашке) делает вид, что решение присяжных для него – неожиданность.
Учитель Скоупс (в белой рубашке) делает вид, что решение присяжных для него – неожиданность. Фото: wikimedia.com

В июле сторонники теории эволюции поднимали бокалы в честь американского учителя Скоупса, обвиненного в 1925 году в преподавании теории Дарвина.

Этот судебный процесс, один из самых знаменитых в мировой истории, был назван «обезьяньим». Большая советская энциклопедия писала о нем: «Проходил 10-21 июля 1925 г. в г. Дейтон (штат Теннесси, США) над учителем Д. Скоупсом, который обвинялся в том, что излагал в школе эволюционную теорию Ч. Дарвина (ее преподавание в ряде южных штатов было запрещено)... Процесс вызвал возмущение американской и международной прогрессивной общественности».

Но это – лишь половина правды, может быть, лучшая. На деле суд над Скоупсом был не преследованием инакомыслящих, а грандиозным спектаклем, организованным, кстати сказать, с согласия обвиняемого. Сегодня «обезьяний процесс» назвали бы пиар-акцией – перформансом.

Угроза дарвинизма

Перформанс этот преследовал, конечно, благие цели: к 1925 году сторонники креационизма, то есть люди, толковавшие Библию буквально («И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчиной и женщиной сотворил их»), намеревались дать идеологический бой тем, кто проповедовал научную теорию Дарвина. Креационистов, среди которых было немало умных людей, возмущало не то, что они теоретически произошли от обезьяны, а, скорее, подрыв авторитета религии. Впрочем, состоять в родстве с вульгарной обезьяной им тоже не хотелось. Более того, как заявил на суде обвинитель Уильям Дж. Брайан, «горька мысль о том, что мы произошли даже не от американских обезьян, а от мартышек Старого Света». Да и вообще: как можно внушать детям, что человек – не царь природы, а всего лишь одно из многих тысяч млекопитающих?

Именно Уильям Дж. Брайан был, по сути, героем этого процесса: лидер Демократической партии, многократный кандидат в президенты, блестящий оратор, социальный реформатор и вместе с тем непримиримый противник теории эволюции желал оградить школьников от вредного влияния атеизма и научного мышления, опасаясь за моральный облик американской нации. Автор памфлета «Угроза дарвинизма» (1921) призывал не допустить в учебники дарвинизм как единственно возможное объяснение происхождения человека. В качестве гипотезы – почему бы и нет, но не более того. При этом Брайан, будучи человеком разумным, был против судебного преследования учителей-дарвинистов.

Усилия креационистов особым успехом не увенчались: законопроекты о запрете преподавания дарвинизма появились к 1925 году всего в 15 штатах, до закона дело дошло лишь в Оклахоме и Флориде, и если оклахомцы лишились учебников с теорией Дарвина, то флоридцы ограничились декларацией о ее «неуместности». В год «обезьяньего процесса» к этим штатам добавился Теннесси, где был принят закон, запрещавший «преподавание любой теории, отрицающей учение Библии о божественном творении и утверждающей, что человек произошел от животных». Нарушители закона карались штрафом от 100 до 500 долларов.

Человечий заговор

Брайан, между прочим, выступил против штрафов, но теннессийские законодатели решили по-иному. Закон критиковали не только сторонники гражданских свобод, но и священники, считавшие, что уж в такой защите христианство точно не нуждается. Закон, тем не менее, был принят – невзирая даже на то, что в одобренных местными законодателями учебниках теория Дарвина присутствовала, то есть все учителя штата автоматически становили преступниками.

Союз в защиту гражданских прав не дремал: 3 мая 1925 года он объявил, что компенсирует расходы на юридическую защиту любого учителя, которого штат Теннесси привлечет к ответственности. Ни одного такого учителя не нашлось ни до, ни после Скоупса, но и его никто не арестовывал на уроке, как это показано в созданной позже пьесе «Пожнешь бурю» и снятом по ней знаменитом фильме Стэнли Крамера.

4 мая, когда о новости сообщили теннессийские газеты, в крохотном городке Дейтон (население – 2000 человек) в аптеку Фреда Робинсона, бывшего также президентом местного школьного совета, зашли двое – инженер Джордж Рэпплие и глава школьной системы округа Уолтер Уайт. Дарвинист Рэпплие предложил Уайту и Робинсону сделку: организовать на деньги Союза показательный судебный процесс и убить сразу двух зайцев. Во-первых, чтобы посмотреть, кто выиграет – креационисты или дарвинисты, – и, если повезет, отменить закон. Во-вторых, привлечь внимание общественности: заработать городку не помешает.

Роль жертвы предложили 24-летнему Джону Скоупсу, учителю математики и естествознания, а также тренеру школьной футбольной команды. Заговорщики вызвали Скоупса в аптеку с теннисного корта и прямо спросили, преподавал ли он теорию Дарвина. Выяснилось, что нет: пару раз Скоупсу довелось замещать учителя биологии, он вроде бы показывал ученикам график, иллюстрирующий положения дарвинизма, но не более того. Было решено, что для суда этого хватит – особенно если подговорить учеников сказать, что теорию Дарвина учитель им все-таки излагал. Скоупс пожал плечами, согласился и ушел доигрывать теннисный сет.

Дальше все пошло как по маслу. 25 мая дело передали в суд, причем обвинение против Скоупса выдвинул дейтонский прокурор Сью Хикс, его друг. Формально учителя арестовали, но в тюрьме он, само собой, не провел ни дня.

Обезьяний пиар

Дейтонский «обезьяний процесс» оправдал ожидания заговорщиков и благодаря умелому пиару стал международной сенсацией. В глубинку съехались две сотни американских журналистов, два репортера прибыли из Лондона, который был тогда мировой столицей новостей. Ежедневно 22 телеграфиста передавали по специально проложенным проводам по 165 тысяч слов. Ведущие газеты Америки вроде «Нью-Йорк Таймс» посвящали процессу первые страницы. Суд над Скоупсом стал первым процессом, который освещался по радио в прямом эфире. Каждый день над Дейтоном взлетал маленький самолет с кинооператорами на борту, причем взлетная полоса тоже была построена по случаю суда. На лужайке перед зданием суда выступали мартышки в костюмах, призванные иллюстрировать возможность – или, наоборот, невозможность – превращения обезьяны в человека...

Сам процесс шел по заранее сочиненному сценарию. Обвинителем стал Уильям Дж. Брайан, команду защитников возглавил Клэренс Дарроу, прославившийся во время суда над убийцами Леопольдом и Лёбом. Опасаясь разоблачения учителя, Дарроу запретил Скоупсу давать показания и намеревался контратаковать, вызвав в качестве свидетелей известных ученых, однако судья, сам склонявшийся к креационизму, неожиданно воспротивился. Тогда Дарроу пошел на нестандартный ход – он вызвал в качестве свидетеля самого Брайана и принялся расспрашивать его о Библии. Брайан запутался в показаниях, и всем стало ясно, что буквально Библию понимать нельзя. Один из репортеров написал по этому поводу, что Уильям Дж. Брайан – «фигляр», его речи – «богословская брехня», а жители Дейтона – «деревенщины и придурки».

Как и планировалось, присяжные признали Скоупса виновным, судья назначил ему минимальный штраф в размере 100 долларов, и Дарроу сразу опротестовал решение в Верховном суде Теннесси. Тут процесс заглох – судьи отменили штраф, вспомнив о том, что штрафы суммой более 50 долларов могут назначаться только присяжными. Довести дело до Верховного суда США не удалось, и в итоге закон, запрещающий преподавание теории Дарвина, отменили в штате Теннесси лишь в 1967 году. На практике после «обезьяньего процесса» его не применяли никогда.

Ключевые слова

Наверх