Вячеслав Иванов: игра в футбол по переписке

Вячеслав Иванов.

ФОТО: Repro

Диалог двух языковых групп Эстонии напоминает матч по переписке с использованием азбуки Брайля, – считает журналист Вячеслав Иванов.

Такое сравнение пришло на ум после того, как в конце прошлого года в Таллинне, одна за другой, прошли две международные правозащитные конференции. Одну из них организовал Центр информации по правам человека (ЦИПЧ, руководитель Алексей Семёнов), вторую, спустя две недели, Эстонский Институт прав человека (председатель правления Воотеле Хансен).

Вот на этой-то второй конференции мне и довелось услышать фразу, вызывающую футбольные ассоциации. Мы с коллегой обменивались мнениями возле гардероба, когда к нам подошел председатель азербайджанской общины Ниязи Гаджиев и в ответ на нашу просьбу поделиться впечатлениями слегка раздраженно произнес: «Все это, конечно, очень важно и нужно, но хотелось бы услышать и противоположную точку зрения. А так это – игра в одни ворота!»

Казалось бы, оба мероприятия посвящены одной и той же, очень злободневной, теме. Естественно было бы ожидать, что и речь на них будет идти если не об одних и тех же, то, как минимум, близких фактах, ситуациях и событиях. На деле же ощущение было такое, будто их участники живут в двух непересекающихся пространствах.

Впрочем, один раз – по крайней мере, на моей памяти – точки зрения правозащитных организаций, представляющих две языковые общины, совпали. Весной прошлого года Эстонский Центр прав человека (не «семёновский» ЦИПЧ и не Институт прав человека; чего-чего, а профильных организаций в Эстонии хватает) опубликовал отчет за 2013 год, в котором эксперты призывают правительство и парламент страны изменить подходы к национальной политике. Один из главных выводов отчета: практика, при которой на положение русских в Эстонии обращают внимание только в момент потрясений, в том числе и за рубежом, является порочной. В этой части доклад ЭЦПЧ во многом повторял позиции ЦИПЧ, которые всегда трактовались властями и Полицией безопасности как враждебные эстонскому государству.  

Более того, руководитель ЭЦПЧ Кари Кяспер в своих комментариях к отчету подчеркивал: «Когда происходят какие-то громкие политические события за рубежом, которые связаны с Россией, то вновь поднимается вопрос о положении национального меньшинства в Эстонии. На протяжении уже более двадцати лет мы так и не смогли удачно интегрировать русских в эстонское общество. Мы можем принимать хорошие политические решения, вложить в это много денег. Но если некоторые политики, представляющие общество, позволяют себе высказывания, которые никак не способствуют интеграции, то в итоге – это выброшенные на ветер деньги и ресурсы».

Честно говоря, нечто подобное наблюдалось здесь всегда. Судя по сохранившимся в архивах газетам и журналам буржуазной республики, как на эстонском, так и на русском языках, тот период мало чем отличался от нынешнего.

Мне доводилось работать в смешанных коллективах, в которых было примерно поровну эстонцев и русских. Мы прекрасно общались и на профессиональном, и на личностном уровне.

Но едва ступали за порог, каждый становился частью своего этнического сообщества. Никакого антагонизма, никакой взаимной антипатии, напротив – полная общая доброжелательность. Просто вода и масло не смешиваются в стабильно однородную массу, и с этим нельзя не считаться.

Иногда меня посещает еретическая мысль: а может быть, именно в этом «не пересечении» и кроется залог нашей взаимной терпимости и уживчивости, которые позволяют нам сосуществовать без сколько-нибудь острых конфликтов и которые так удивляют наших зарубежных гостей – главным образом из бывших союзных республик?

НАВЕРХ