Ахто Лобьякас: радикализм в углу салона

Ахто Лобьякас

ФОТО: .

В самой обычной ситуации прохождение Эстонской консервативной народной партии (EKRE) в состав Рийгикогу было бы достойно удивления. Народонаселение Эстонии стареет, отток молодежи продолжается, провинции нищают. Каким-то образом все это должно было сказаться и на итогах голосования – в виде смеси из протеста и консерватизма. Этим оппортунистическим образом воспользовались удачливые представители семейства Хельме.

Платформа EKRE являла собой смесь из мелкобуржуазных семейных ценностей образца XIX столетия (в том виде, в каком их культивировали в свое время в Эстонии на немецкий лад), заимствованной у нацистской Германии идеи стимулировать рождаемость за счет финансовых субсидий (гасить жилищные кредиты сообразно количеству детей) и навеянной Муссолини критикой в адрес государства

В обычное время все партии ввели бы в отношении EKRE карантин, и в течение последующих четырех лет руководство партии могло бы за счет налогоплательщиков пройти в Рийгикогу дорогостоящие курсы европейской политики.

Но наши сегодняшние условия не являются обычными. В Эстонии сейчас три большие проблемы. Во-первых, партии не стали инстинктивно изолироваться от EKRE. Наоборот, Партия реформ пригласила EKRE на коалиционные переговоры. Социал-демократам потребовалось полдня, чтобы дистанцироваться от подобной коалиции. IRL, Центристская партия и Свободная партия вооб­ще не поняли, что происходит. Партия реформ показала EKRE на дверь только тогда, когда партийцы обнаружили у EKRE склонность к антисемитизму и выразили свое недовольство. Не осталось незамеченным замалчивание этой темы со стороны премьер-министра Таави Рыйваса и других видных фигур. Настолько слабыми в эстонской политике оказались европейские ценности.

Во-вторых, EKRE сделала ставку на взгляды, прямо противоположенные взглядам русскоговорящего меньшинства страны. В преддверии выборов такую же стратегию выбрала Партия реформ, стремясь извлечь внутриполитическую выгоду из кризиса на восточной границе. Данная стратегия оказалась крайне недальновидной. Не только примитивный национализм EKRE, но и свойственный ее членам расизм, тяга к нацизму и антисемитизм получили широкий резонанс в русскоязычном культурном пространстве.

Боюсь, что со временем с их стороны непременно возникнет искушение ответить на все это своим собственным радикализмом. Зыбкий национально-политический баланс между Центристской партией и Партией реформ нарушен. Кажется, в Эстонии уже не осталось политиков, отдающих себе отчет в том, насколько нам повезло с русскоязычным меньшинством, претензии которого куда более умеренны даже по сравнению с латвийскими русскими. Тех, кто понимает, на каком честном слове зиждется политическая система, при которой голоса русскоговорящих избирателей получает эстоноязычная партия, а главным политическим рупором неграждан остается горуправа Таллинна.

Третья проблема – безопасность страны. Параллели с нацизмом, бытовой расизм и заигрывание с антисемитизмом могут показаться легким дуновением свободного от политкорректности ветра над родными просторами. Но все это имеет самые непосредственные внешнеполитические последствия. Не зря же посольство США стало незамедлительно искать контакт с молодым Мадисоном. Надо полагать, что именно этот факт быстро вправил мозги Партии реформ. Пятая статья устава НАТО и без того балансирует на острие ножа, если у нас возникнет какой-то смутный гибридный инцидент с Россией. Но мы можем окончательно забыть об этом, если за помощью обратится правительство, зависящее от партии, чья приверженность нацизму, антисемитизму и расизму засвидетельствована на расстоянии нескольких запросов в Google. И речь здесь идет не только о США, но и о Германии, Франции и о европейских союзниках.

То, что может показаться одной из составляющих нормального положения – радикалы существуют везде – для Эстонии является вопросом выживания как во внутриполитическом, так и во внешнеполитическом смысле. Наряду с политиками непосредственная ответственность здесь возлагается и на журналистов. Начиная с канала ЭТВ, который в ходе предвыборных дебатов обращался с EKRE без моральной оценки, словно это такая же партия, как и остальные «нормальные» партии.

Темным импульсам коллективного подсознания не место в пуб­личном пространстве. Они не являются частью свободы. Наоборот, они часть того бремени, которое вновь тянет Эстонию в бездну.

НАВЕРХ