С психическим здоровьем работников серьезные проблемы

ФОТО: Pm

Население Эстонии в среднем с большим предубеждением относится к людям с расстройствами душевного здоровья, чем жители Европы.

По оценке аналитиков центра Praxis, реформа трудоспособности затронет не только тех, кто получает пенсию по нетрудоспособности, но также тех людей, кто рискует заболеть или у кого наблюдаются первые признаки ухудшения здоровья.

Опубликованные недавно результаты исследования, проведенного центром Praxis, свидетельствуют о том, что 32 000 человек, т.е. каждый третий, признанный нетрудоспособным, страдает от расстройств психики.

«Это люди, которым нельзя помочь, построив пандус. Условия работы таких людей могла бы улучшить гибкая организация трудового процесса, а также возможность снять стресс на рабочем месте и оптимальная рабочая нагрузка», – сказал аналитик Воотеле Вилдре, перечислив рекомендации, с которыми центр Praxis поделился со специалистами, готовившими реформу трудоспособности.

В реальности в Эстонии проблемы с психическим здоровьем наблюдаются не только у 32 000 человек, а у значительно большего числа людей. По данным Больничной кассы, в прошлом году свыше 87 000 человек трудоспособного возраста обращались за медицинской помощью в связи с проблемами душевного здоровья. В течение года более 50 000 пациентов трудоспособного возраста приобретали лекарства для лечения психических и поведенческих расстройств.

Аналитики пришли к выводу, что подготавливаемая реформа трудоспособности затронет значительно больше людей, чем нынешних пенсионеров по нетрудоспособности. «На наш взгляд, вопрос не только в них, но и в тех людях, здоровье которых сейчас в порядке, но оно может ухудшиться, и в результате болезни человек может утратить трудоспособность», – пояснил Велдре.

Связь с рабочей средой

Как считают аналитики Praxis, в выявлении временных психических расстройств более значительную роль должны играть врачи по гигиене труда.

«Организация трудового процесса у нас оставляет желать лучшего, – отметил Велдре. – Неудовлетворенность выражают не только врачи, но и работники, и работодатели. При этом работодатели, заказывая соответствующие услуги, руководствуются принципом «кто меньше запросит», а те специалисты, которые могли бы предложить работодателям качественные услуги по снижению профзаболеваний и общего уровня заболеваемости, не могут конкурировать с теми, кто дешево ценит свою работу».

По словам аналитика, врачи в основном интересуются физическим здоровьем, а вопросу стресса на работе не уделяется достаточного внимания. Фигурально выражаясь, врачи ограничиваются измерением кровяного давления и проверкой костно-мышечной системы.

«Даже если врач поинтересуется, не испытывает ли человек стресс на рабочем месте и с каким настроением он  идет на работу, то эти вопросы могут показаться второстепенными, и пациент, проходя оплачиваемый работодателем контроль здоровья, вряд ли будет откровенным», – отметил Велдре.

По словам главврача медицинского центра Qvalitas Тоомаса Пыльда, за десять лет в медицине многое изменилось – и работодатели, и работники все больше понимают, что исследование трудовой среды необходимо. Пыльд отметил, что во время проверки  состояния здоровья пациента врач может определить, есть ли недостатки в организации рабочей среды и как они влияют на здоровье людей.

Люди скрывают проблемы

«Семейный врач видит пациента и лечит симптомы заболевания, мы же видим работников конкретного предприятия, и если у них схожие жалобы, то мы можем сделать вывод, что это связано с рабочей средой, – сказал Пыльд. – Как правило, у двух пациентов из десяти мы обнаруживаем симптомы, требующие дополнительной медицинской проверки, и обычно хотя бы в одном случае наши подозрения оправдываются».

Центр Qvalitas, услуги которого не относятся к числу дешевых, проводит и психологическое тестирование. Как сказал Пыльд, проводится оно не для всех (по некоторым специальностям является обязательным), но в случае подоз­рений врач предлагает ответить на вопросы теста. Врач по гигиене труда, как любой другой медицинский работник, не вправе сообщать работодателю сведения о состоянии здоровья работника, но может сделать предложения по изменению условий труда.

Если о том, что касается физического здоровья, люди готовы сообщать работодателям, то о проблемах, связанных с душевным здоровьем и психикой, не хотят распространяться. Так, например, был случай, когда врач обнаружил, что у человека имеется тяжелый диагноз, касающийся психического расстройства, а он при этом работал с другими душевнобольными людьми.

В таком случае врач может выдвинуть работодателю требования, ограничивающие работу больного сотрудника. Для врача – это сложное решение, так как человек может в итоге лишиться работы. Этим  объясняется и то, почему работники не хотят сообщать работодателям о проблемах со здоровьем.

«Если работодатель не захочет лишиться опытного работника, то он будет готов к тому, чтобы изменить условия труда и сохранить рабочее место на то время, пока человек будет проходить длительное лечение и находиться на больничном», – сказал Пыльд,  побуждая работников говорить о проблемах своего здоровья.

Как отметил Мярт Массо, аналитик центра Praxis по вопросам труда и социальной политики, зачастую такое психическое расстройство, как депрессия, трудно распознать. «Человек может быть отличным специалистом, и только иногда его поведение может отличаться от обычного. Если знать причину и вовремя поддержать его, то можно избежать серьезных проблем», – добавил он.

Не только в Эстонии, но и в других странах вопрос психического здоровья тесно связан с социальной стигмой – навешиванием ярлыков, неверным представлением о людях. «Принято считать, что эти люди отличаются нестабильным поведением, агрессивностью. Этот стереотип подталкивает работодателя и других сотрудников относиться к таким людям с преду­беждением и ведет к проблемам на работе», – сказал Массо.

Как рассказала одна женщина, перенесшая инфаркт мозга (инсульт), во время собеседования потенциальный работодатель отметил, что хотя последствия заболевания не видны, он все равно не примет ее на работу.

Низкий уровень занятости

Когда говорят о реформе трудоспособности, которая стартует в середине следующего года, то подразумевается, что она затронет главным образом людей, передвигающихся на инвалидных колясках, с плохим зрением или слухом. На самом деле у лиц, получающих пенсию по нетрудоспособности, психические расстройства стоят в одном ряду с заболеваниями костно-мышечной и сердечно-кровеносных систем.

«Мы знаем, что среди пенсионеров по нетрудоспособности люди с душевными расстройствами составляют одну из самых многочисленных групп, поэтому методика оценки их трудоспособности будет иметь большое значение», – сказал министр социальной защиты Маргус Цахкна (Союз Отечества и Res Publica).

«Если при выраженном физическом недостатке понятно, что нужно делать, чтобы человек мог работать, когда речь идет о душевном здоровье, то следует проявлять деликатность. Мы не знаем, будет ли человек готов сообщить работодателю о состоянии здоровья, чтобы получить помощь», – добавил Цахкна.

Как сказал аналитик центра Praxis Велдре, в Эстонии и других странах прослеживается общая тенденция: для людей с проблемами психического здоровья характерен низкий уровень трудовой занятости и образования.

«Из 32 000 пенсионеров по нетрудоспособности с нарушениями душевного здоровья работали менее трети, из них только половина получала хотя бы минимальную зарплату, – сказал Велдре. – Остальные, очевидно, перебиваются случайными заработками, их трудовые доходы составляют подчас лишь несколько десятков евро или того меньше».

НАВЕРХ