Власть № 4. Желанье быть эстонцем

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Вы не находите, что на карте за спиной Полины Гагариной подозрительно много России и оскорбительно мало Эстонии?
Вы не находите, что на карте за спиной Полины Гагариной подозрительно много России и оскорбительно мало Эстонии? Фото: Михкель Марипуу

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали результаты «Евровидения» и перспективы евробеженцев, но и о местных русских не забывали.

В Eesti Päevaleht член ученического представительства тартуской гимназии Аннелинна Алекс Десятников публикует раздумья на тему «Эстонцы или все-таки русские?»: «Кем быть? Это актуальный вопрос. Довольно много русскоязычных жителей не хотят признавать себя эстонцами, потому что полагают, что все эстонцы – „рабы США”, а власть – „агент США”. Самые радикальные говорят, что эстонцы – вроде как фашисты. Эти люди горды тем, что они русские и не включены в наше общество».

Эстонец в тебе и во мне

Молодец, Алекс, далеко пойдешь! И правда, любому разумному существу ясно, что желанье быть эстонцем – естественно, то есть не безобразно. И наоборот, считать себя неэстонцем – признак плохого или больного человека. Автор свято уверен, что причин не быть эстонцем мало: или ты дурак, или радикал, или «боишься, что родные и друзья станут тебя ненавидеть». Впрочем, в мире Десятникова много интересного. Скажем, таинственная группа русских, которые «считают себя эстонцами (но публично об этом особо не говорят) и любят Эстонию, однако поддерживают не только местных лидеров, но и зарубежных (обычно Путина)». Кто тут считает себя эстонцем, но поддерживает Путина, а?

И уж совсем мало, по Десятникову, тех, кто открыто заявляют о себе как об эстонцах, являются патриотами, поддерживают только местных и евролидеров, а то и НАТО, и голосуют за все партии, кроме национал-консерваторов. Автор считает, что настоящий эстонец «любит и уважает Эстонию и ее культуру; хочет сделать Эстонию лучше, является гражданином (или хочет им стать), ходит на выборы и говорит по-эстонски либо учит этот язык». Даже если русский у такого человека родной, эстонцы должны считать его «не русским эстонцем или эстонским русским, а именно эстонцем». Тогда все будет зашибись, раскол сойдет на нет, местные русские радикалы (можно поименно?) лет за десять выйдут из доверия, ну а русские, втайне считающие себя эстонцами, выйдут из шкафа.

Обращается автор и к «русскоязычным»: «Не усложняйте себе жизнь сомнениями в стиле „я русский, у меня в Эстонии меньше прав, чем у эстонца” и т.п. Это же полная чушь... Эстоноязычные вам не враги. Вы все можете быть эстонцами и жить в общеевропейском обществе». Сам Десятников, надо думать, уже эстонец – и ему хорошо. Как герою рассказа Жванецкого: «Я о своих раздумьях во все газеты пишу. Ну какому нормальному человеку придет в голову сесть и написать, что ему хорошо? Нормальному не придет, а умному придет, потому что и адрес, и фамилия, и все знают, что ему хорошо!»

Щас спою!

С «Евровидением» вышло неловко – то есть обошлось без скандалов. Как пишет журналистка Õhtuleht Марге Силлаотс: «В этом году не на ком остановить взгляд: ни Сердючки, ни Даны Интернешнл, ни грека S.A.G.A.P.O., ни нашей песни Leto Svet. Больше всего обсуждалось, освищут ли Россию в финале и красив ли шведский исполнитель». Не освистали – а счастье было так возможно...

Символом «Евровидения» стал мост между странами, но редакторы Eesti Päevaleht сочли, что мост этот слабоват – из-за России, конечно. «Второе место РФ показывает, что многие зрители конкурса, слушая европейскую песню, даже не вспомнили о политике Путина. Немало баллов Полина Гагарина получила и от стран без большого русского или прорусского населения. По этому поводу часть эстонцев, конечно, проклинала „полезных идиотов” (в число которых Силлаотс почему-то забыла включить и саму Эстонию, поставившую Гагариной 12 баллов – прим. Н.К.), но придержите лошадей – Россия оценила эстонскую песню выше среднего... Вера идеалистов в то, что музыка помогает сгладить международные конфликты, небеспочвенна». Ну а если бы Россия нашу песню проигнорировала, вера была бы беспочвенна – как пить дать. Эй, Россия, голоса давай!

И все равно, сообщает газета, нехорошо, что организаторы заготовили технические средства на случай, если Гагарину освищут: «Иногда освистание граничит с хамством. Но в ситуации, когда певица представляет страну, проводящую политику, которая не сочетается с духом „Евровидения”, замалчивать освистание было бы нельзя». Правда, замалчивать нечего, но отчего бы не пофантазировать на досуге? С другой стороны, «было бы интересно, если бы „Евровидение” выиграла не Швеция, а Россия. Как государство, в котором власть раздувает неприятие ЕС, а православная церковь провозглашает „Евровидение” унижающим русскую культуру и русский народ, стало бы принимать разношерстных гостей конкурса? Ну а Запад эта победа заставила бы задуматься, как далеко можно заходить с попытками ублажить Россию».

Все плохо: и что Гагарина заняла не последнее место, и что она заняла не первое. Опять Россия выкрутилась! Как бы все-таки припереть ее к стенке?

Путинисты и исламисты

Другая тема, занимавшая СМИ на неделе, – беженцы, которых хочет прислать нам ЕС. «Чего этих беженцев бояться? Да и вообще иммигрантов. В 2013 году по статистике к нам въехало 4098 человек. Из них 23 процента из России, восемь процентов – с Украины. Заметил кто-то, что славян у нас прибыло? Так что и 326 пресловутых беженцев мы как-нибудь проглотим. Если они приедут по-человечески. С документами, с понятной целью, с деньгами в кармане. Без планов сесть на чью-либо шею, – то успокаивает, то иронизирует  со страниц газеты Meie Maa писатель-интеллигент Юри Пино. – Сейчас эта история с беженцами смотрится как депортация. Легко представить себе, как на Сицилии строят стадо негров, отсчитывают 326 голов, в вагоны их – и вперед!» (Пока статья была в печати, число голов возросло до 1064 .)

Или, продолжает автор, перед шеренгой раздается призыв: «Товарищи беженцы! В Северной Европе есть такая маленькая гадкая страна! Называется Эстония! У них там большие проблемы с расовым разнообразием и мультикультурностью! Вы, товарищи, будете головной отряд, первопроходцы, на ваши плечи ляжет непростая задача лишить местное население предрассудков и научить его европейским ценностям! Ура!» «Прямо „Как закалялась сталь”, – продолжает Пино. – Чем дальше, тем больше ЕС напоминает канувшую в небытие Совдепию, только снабжение продуктами улучшилось. Если сверху идет приказ или „мнение”, на местах надо брать под козырек. Вопросы „почему” и „надо ли” не допускаются, зато поощряется личная инициатива...»

На Delfi профессор криминалистики Юри Саар констатирует: тысячи мусульманских беженцев угрожают безопасности ЕС. Но и тут без русских не обошлось. Нас зажали в тиски исламисты с одной стороны и путинисты – с другой. Для Путина беженцы из Африки – «дар небес», и автор подозревает, что исламизм обострился одновременно с Украиной неслучайно: «Можно предположить, что Россия целенаправленно использует исламскую карту против западного мира – как асимметричное оружие». Цель – заставить Запад согласиться разделить мир на сферы влияния.

Под другим углом смотрит поэт (:)кивисильдник (Свен Сильдник), о чем с многочисленными экивоками и вещает в Õhtuleht: «Массовая иммиграция – это когда чужая власть желает заменить неподходящий народ более подходящим, как в этнически очищенном (видимо, от эстонцев – прим. Н.К.) Вирумаа, которое мы в социальном слабоумии называем Ида-Вирумаа; то же в Палдиски и Ласнамяэ. По статистике, в Таллинне эстонцы уже несколько лет в меньшинстве... Новый оккупационный режим (видимо, ЕС – прим. Н.К.) использует для депортации бесчеловечные экономические условия и сознательное снижение уровня образования». Эстонию расчищают для волн нелегальных иммигрантов и колонистов. Правда, бедность тормозит и иммиграцию тоже. Автор не знает, «грянет ли новая Юрьева ночь, или прежде будет новая „бронзовая ночь”, или последние лузеры и старики отсюда сбегут, а жители маленьких городков повесятся, или не случится ничего, что еще досаднее и ужаснее... В любом случае это любопытный бесчеловечный эксперимент, и я хочу видеть его результаты».

Комментарии
Copy

Ключевые слова

Наверх