Эксперты: Путин одержал тактическую победу

Владимир Путин посетил США впервые за восемь лет. Последний раз российский лидер проводил полноценные переговоры с Бараком Обамой в июне 2013 года.

ФОТО: AP/Scanpix

После встречи Барака Обамы и Владимира Путина мировые масс-медиа сошлись в том, что в Нью-Йорке не случилось ни заметного потепления, ни полномасштабной конфронтации. При этом ряд эстонских экспертов отметил тактическую победу президента России.

Историк и бывший военный Игорь Копытин считает, что встреча глав США и России представляет важность, поскольку за то время, пока они не встречались, в мире произошли существенные перемены, в результате которых изменилась роль России. «Несмотря на то, что конкретных договоренностей достигнуто не было, можно считать, что Путин одержал тактическую победу, поскольку ему удалось подтвердить прежний внешнеполитический курс России как в украинском, так и в сирийском вопросе. Обама, наоборот, все больше становится объектом критики республиканцев, прежде всего сенатора Джона Маккейна, считающего, что нынешний президент США проводит внешнюю политику недостаточно жестко, существенно проигрывая в этом России», – отметил Копытин.

Эксперт Института внешней политики Кармо Тюйр напоминает, что мнения сторон кардинально разошлись относительно Асада: США считают его частью проблемы, а Россия – частью решения проблемы в борьбе с Исламским государством. И все же разногласия, по оценке Тюйра, не исключают тактического сотрудничества: «Несмотря на риторические противоречия, реальное сотрудничество между Москвой и Вашингтоном вполне возможно, как это уже происходит с операцией НАТО в Афганистане. На словах Москва всегда относилась к этому очень негативно, а на деле страны сотрудничали, например, в части логистики». Эксперт пояснил, что Западу нужны информационные каналы по Ближнему Востоку, которые может предоставить Россия. Немаловажно и техническое сотрудничество.

Столкновение интересов

Британский журналист и публицист Эдвард Лукас по итогам встреч «на полях» ООН констатировал : «Россия победила. Таков мрачный вывод, с которым нам приходится согласиться, пока Владимир Путин на этой неделе обращается к Генеральной ассамблее ООН. Кремль вновь утвердил себя в качестве незаменимой силы, с которой Запад должен иметь дело на российских условиях. Подобную манеру поведения узнал бы любой вымогатель. Прежде всего создай проблему (или дай ей возникнуть). Затем за определенную цену предложи помощь. Пользуйся угрозами и ставь препятствия, чтобы исключить другие варианты».

Если взглянуть на происходящее шире, то, по оценке Тюйра, становится ясно другое: «На политическом уровне для Америки важно заручиться поддержкой и сотрудничать с Россией. Но если посмотреть, насколько важна Россия в нынешней мировой системе, то, увы (для официальной Москвы), придется признать, что российская сторона не может быть решающей стороной ни в одном конфликте. Да, Россия всегда будет партнером, но вопрос каким – стратегическим или тактическим? Думаю, что сейчас речь идет о тактическом сотрудничестве».

Игорь Копытин предлагает вникнуть в суть проблемы: «Выбирать приходится, по сути, между диктаторским режимом Асада, поддерживаемым шиитами, террористической исламистской группировкой "Фронт Ан-Нусра" и суннитским ИГИЛ. В этом вопросе Путин имеет определенный успех, поскольку на текущей сессии Генеральной ассамблеи ООН все больше мнений высказывается в пользу Асада как "последнего препятствия Исламского государства". В то же время остается нерешенным вопрос курдов, воюющих против ИГИЛ и одновременно оказавшихся под ударами члена НАТО – турецкой армии. Иными словами, США, обвиняемые Владимиром Путиным в развязывании Арабской весны, оказываются в Сирии в патовом состоянии».

Ввиду отсутствия подвижек в украинском вопросе эксперт полагает, что в скором времени конфликт будет заморожен по примеру Приднестровья и Южной Осетии, оставаясь бомбой замедленного действия или камнем на шее украинской политики. В итоге, можно сказать, что прошедшая встреча завершилась лишь декларацией столкновения интересов двух стран и пока еще без альтернативы её решения, а отношения между Обамой и Путиным остались такими же холодными.

Ослабления санкций не предвидится

Перспективы снятия санкций собеседники Postimees оценили сдержанно.

Кармо Тюйр: «Это хороший вопрос. Честно говоря, не знаю. Мне кажется, что санкции сниматься не будут, потому что первопричина – в Крыму. Поскольку он вряд ли будет возвращен Украине, то и санкции сохранятся. В ближайшее время нет причин для их снятия».

Владимир Юшкин, директор Балтийского центра исследований России: «Крым становится сегодня "новой Прибалтикой" с международно-правовой точки зрения. То есть Крым не будет признан США, Великобританией, может быть, и другими странами, как и не была признана аннексия Балтийских стран. Когда-то этот вопрос все равно встанет в международную повестку. И если даже в Сирии все уладится и будет признана роль России, и в Украине все уладится и роль России будет оценена, европейские санкции, скорее всего, будут с России сняты, американские – никогда!»

Игорь Копытин: «Как заметили оппоненты действующего президента США от республиканцев, Обама, согласившись на встречу с Путиным, "снял эмбарго на контакты с Кремлем". И это несмотря на регулярные заявления, что именно санкции и дипломатическая изоляция России принудят ее быть более сговорчивой, либо вытеснят ее из большой политики. На самом деле по результатам встречи ожидать ослаблений санкций очевидно не приходится. Наоборот, возможны их ужесточения».

Что дальше – покажет время

По итогам встречи министров иностранных дел Эстонии Марины Кальюранд и России Сергея Лаврова вновь стало очевидно, что иллюзий относительно потепления отношений между двумя странами строить не стоит. Причин тому несколько. Такие болезненные для обеих стран темы, вопросы соотечественников и права нацменьшинств, а также искажение истории – до сих пор не снимаются с повестки дня. «Встреча – это один из шагов со стороны России, направленных на то, чтобы изобразить улыбку на своем лице, представить себя как "хорошего полицейского". Но от этого большие стратегические цели ни Эстонии, ни России не меняются», – подытожил Тюйр.

Аналитики отмечают, что взаимный обмен шпионами-разведчиками и назначение русского по происхождению дипломата министром иностранных дел Эстонии внешне может говорить о некоторой готовности Эстонии на конструктивный диалог с Россией. Не осталось незамеченным и внешне теплое отношение Лаврова к Кальюранд в Нью-Йорке. «Однако на основании произошедших в мировой политике событий, связанных с нашей страной, в числе которых участие эстонских войск в военных операциях в Ираке и Афганистане, позиция Эстонии по косовскому вопросу и, наконец, прошлогодний визит Обамы в Таллинн, можно сделать один вывод – Эстония твердо идет в кильватере внешней политики США. Поэтому совсем неудивительно, что в вопросе санкций против России Кальюранд лишь подтвердила их четкое выполнение. Следовательно, Эстония не будет делать резких перемен во внешней политике в отношении России», – заключил Копытин.

По-прежнему туманным выглядит и будущее Пограничного договора с Россией, рассмотреть который правительство Эстонии намерено уже 8 октября. Ратификацию этого документа в парламенте, по мнению Кармо Тюйра, нельзя отнести к стратегическим целям. «Если будет дан приказ, то Госдума России его ратифицирует, если нет – то нет. Наш парламент может вести себя непредсказуемо, в ходе внутренних разборок депутаты могут голосовать не так, как прогнозировалось, могут "припаять" преамбулу или что-то другое», – пояснил эксперт. По его словам, «неожиданности» нельзя исключать, в угоду сиюминутной политической конъюнктуре парламентарии могут сделать что-то назло партнеру.

Случай с Эстоном Кохвером хоть и показал, что граница должна быть неприступной, но вряд ли до конца убедил политиков в необходимости ратификации договора. «С одной стороны – техническое оснащение границы, с другой стороны – политическая подоплека. Если, например, российская, латвийская или израильская спецслужбы получат приказ выкрасть кого-то из нашего парламента, это произойдет независимо от того, есть у нас Пограничный договор или нет», – подытожил эксперт Института внешней политики Кармо Тюйр.

Министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд по просьбе Postimees лаконично подвела итог нью-йоркских встреч. По ее словам, пока рано говорить, возникли ли предпосылки для развития эстонско-российских взаимоотношений, но в любом случае встреча прошла в рабочей атмосфере, министры коснулись всех главных тем двухстронних отношений. «Разумеется, встречи на столь высоком уровне способствуют развитию отношений. Но время покажет, что будет дальше», – отметила Кальюранд. Глава эстонской дипломатии добавила, что на встрече с Сергеем Лавровым стороны выразили желание двигаться дальше в вопросе ратификации пограничных договоров. «Но, как вы сами понимаете, никаких гарантий в отношении парламентских процедур члены правительства дать не могут», – заключила она.

НАВЕРХ