Встреча экс-сослуживцев на мосту

Эстон Кохвер

ФОТО: Маргус Ансу

Когда молодой, свободно владеющий русским языком курсант Академии внутренних дел Эстон Кохвер (44) в 1995 году пришел на практику в Полицию безопасности, его направили на самый сложный участок – в отделение КаПо Вируского уезда. В этом же отделении работал и бывший милиционер Алексей Дрессен.

Алексей Дрессен

ФОТО: vesti.ru

Одноклассники Эстона Кохвера вспоминают, что он всегда, сколько они его помнят, хотел служить в правоохранительных органах. Кохвер, родившийся в Ида-Вирумаа в Йыхви, отучился восемь лет в Йыхвиской гимназии, которая тогда носила название Кохтла-Ярвеская 5-я средняя школа имени Адольфа Кеслера. Отец у Кохвера был эстонец, мать – неэстонка, но дома семья разговаривала на эстонском языке. Несмотря на это, Кохвер выучил русский язык и владеет им в совершенстве. В изучении языка ему помогло общение и в школе, и вне ее стен, на спортивных площадках, где ему порой приходилось выяснять отношения с русскими парнями.

После школы будущий сотрудник КаПо некоторое время учился в одном из проф-техучилищ Вируского уезда, которого сегодня уже нет, но затем, в 1989 году, решил переехать в Таллинн. В столице он поступил в Ныммескую милицейскую школу, в которой отучился два года. Спустя семь лет окончил другое учебное заведение – Академию внутренних дел (тогда она называлась Академией государственной обороны), где изучал организацию тюремной системы.

В то время Полиция безопасности искала сотрудников, и молодой, активный Кохвер подходил как нельзя лучше. Так он оказался в числе пятерки курсантов, которые в 1995 году первыми пришли на практику в КаПо. Коллеги рассказывали, что кроме отличного владения русским языком в глаза бросалась и хорошая физическая форма Кохвера. Он приступил к работе в Ида-Вируском уезде. По воле случая в это время ведущим сотрудником отделения был как раз Алексей Дрессен. Без сомнений, они тесно общались и хорошо узнали друг друга.  

Характеры мужчин были диаметрально противоположными. Трудолюбивый Кохвер не был склонен хвастаться в компаниях своими успехами на работе. В отличие от Дрессена, коллеги не считали Кохвера карьеристом. Продвижение по службе в КаПо стало результатом его трудолюбия и дотошности в работе.

Кохвера перевели из Вируского уезда в Таллинн, а затем он был назначен главой Выруского отделения КаПо и занял пост заместителя руководителя Южного региона.

«Кохвер мог бы занять очень высокую должность и сидеть себе в красивом кабинете, если бы он только этого захотел», – поделился один из его бывших коллег. Однако Кохвера эта перспектива не привлекала. Ему нравилась оперативная работа. Именно этим и можно объяснить, почему высокопоставленный сотрудник КаПо, доставлявший россиянам головную боль, решил самолично встретиться с информатором 5 сентября прошлого года около деревни Мийксе.

Кохвер был хорошо известен сотрудникам ФСБ. В 2010 году он получил из рук президента Эстонии Тоомаса Хенд-рика Ильвеса государственную награду – Орден Орлиного креста 5-го класса. За что именно Кохвер был удостоен награды, неизвестно – информация об этом не разглашается.

Ясно одно: в последние годы Кохвер был в КаПо на очень хорошем счету. Например, в 2011 году Кохвер был одним из представителей

КаПо, которые вместе с чиновниками МИДа занимались освобождением эстонских велосипедистов, попавших в плен в Ливане.

В минувшую субботу, проведя год в российских тюрьмах, Кохвер вернулся домой. Теперь перед ним стоит непростая дилемма. Если он решит продолжить работу в

КаПо, то из-за постоянного внимания к нему на протяжении последнего года ему будет крайне сложно заниматься любимой оперативной работой. Альтернативой может быть кабинетная работа и вероятное повышение в должности. Однако пока не известно, подойдет ли такая работа самому Кохверу. «Я бы не сказал, что для работы в КаПо он стал слишком узнаваем. Все в первую очередь зависит от самого Эстона», – считает бывший гендиректор Полиции безопасности Райво Аэг.

Без работы Кохвер точно не останется, при необходимости ему подыщут должность в каком-либо другом учреждении, связанном с внутренней безопасностью.  

Алексей Дрессен

Сотрудники Полиции безопасности своему бывшему коллеге Алексею Дрессену (48), который признан виновным в государственной измене и обменен недавно на Эстона Кохвера, дают весьма нелицеприятную оценку: типичный бездельник. Впрочем, это не помешало Дрессену в 2000-х годах подняться по карьерной лестнице и занять солидную должность в штаб-квартире КаПо на Тоомпуйестеэ.

Карьера Алексея Дрессена, родившегося в Риге в русской семье, началась в правоохранительных органах в 1988 году, когда он, отслужив в армии, устроился в Вильянди на работу в милицию. Несколько лет спустя Дрессен был уже известным в городе криминалистом. При этом он оказался одним из немногих, кто не был ранее связан с КГБ. Поэтому не удивительно, что Полиция безопасности обратила на него внимание.

Он был переведен на службу в отделение КаПо в Вируском уезде. Именно там начался стремительный подъем Дрессена по карьерной лестнице: в 1993 году он читал лекцию студентам Таллиннского технического университета уже в должности начальника отделения.

Работы было много: сотрудники отделения должны были заниматься контрразведкой, борьбой с коррупцией, а также преступлениями, связанными с незаконными пересечениями границы. Когда в сентябре 1998 года правительство создало комиссию по контролю за экспортом-импортом товаров и транзитом, то советником в ней наряду с Херманом Симмом стал и Дрессен.   

Похоже, что Дрессен перегорел на службе, и руководство КаПо решило перевести Дрессена, которому явно требовалось сменить обстановку, в Таллинн в штаб-квартиру на Тоомпуйестеэ. К плюсам мужчины относили очень хороший эстонский язык. К тому же он зарекомендовал себя как хороший следователь. В конце 1990-х он сначала возглавил административно-правовой отдел КаПо, а затем и отдел криминальных расследований, в котором, среди прочего, соприкасался и с информацией об интересах российской контрразведки.

Затем у Дрессена начались проблемы. Сначала в 2001 году он попал в немилость к тогдашнему главе КаПо Юри Пихлу, после того как во время одной из операций самовольно потратил большую сумму денег. За это он был понижен в должности и из директора полиции был переведен в комиссары, в сферу его ответственности входил отдел, занимавшийся тогда неприоритетным направлением – экстремистской дея-тельностью. Дрессен должен был наблюдать за скинхедами и пророссийски настроенными жителями страны.

Дрессен впал в депрессию. В довершение всех несчастий во время одной из поездок в Россию мужчина попал в аварию. О своих проблемах он молчал. В итоге Дрессен стал легкой добычей. Именно в 2001 году мужчина дал окончательное согласие на сотрудничество с ФСБ.

Работа в КаПо продолжалась, моральное состояние Дрессена ухудшалось, и в

КаПо у него сложилась репутация бездельника. О том, что из себя представлял тогда сотрудник КаПо Дрессен, наглядно говорит его поведение во время «бронзовых ночей», когда он не явился вовремя на работу. В ходе дисциплинарного расследования выяснилось, что он не выполнил целый ряд обязанностей. Дрессен вновь был понижен в должности – до ведущего инспектора.

22 февраля 2012 года рано утром КаПо задержала Дрессена в Таллиннском аэропорту после того, как он посадил на самолет в Москву жену Викторию. У женщины был с собой накопитель с секретными материалами. Большая часть информации была получена Дрессеном во время службы на прежних должностях. Кроме этого, он собирал информацию, общаясь с коллегами и делая свои выводы. К гостайне относилась информация, касающаяся методов работы КаПо и персонала, а также контрразведывательной деятельности в отношении России.

Суд приговорил Дрессена за государственную измену и передачу секретной информации к 16 годам тюрьмы. Из них он до обмена на Эстона Кохвера успел отбыть за решеткой чуть больше трех лет. Имущества у Дрессена в Эстонии нет – оно было конфисковано как доход, полученный вследствие госизмены, стоимость его составляла 143 000 евро. В ближайшее время будет решен вопрос о лишении мужчины эстонского гражданства. У Дрессена двое детей, Аллен и Даниэль. Оба учатся в университете в Великобритании, в Ньюкасле.

НАВЕРХ