В момент задержания Эстона Кохвера ФСБ и КаПо находились почти рядом

Адвокат Евгений Аксенов, назначенный Россией защищать Эстона Кохвера, перед Псковским областным судом 19 августа, когда Кохвер был приговорен к длительному заключению.

ФОТО: Лийс Трейманн

Евгению Аксенову, бывшему защитнику Эстона Кохвера, впору попробовать свои силы в «Битве экстрасенсов». Почти 11 месяцев назад он точно предсказал, какая судьба ожидает Кохвера после приговора суда.

1 декабря прошлого года автор этих строк встретился в Москве с адвокатом Кохвера Аксеновым. На тот момент Кохвер уже почти три месяца находился в Лефортовской тюрьме. Во время интервью Аксенов почти открыто намекнул на то, что освобождение Кохвера после окончания судебного процесса дело решенное.

«Думаю, что после судебного процесса кто-то прилетит в Москву, а кто-то в Таллинн», – сказал тогда Аксенов, заметив, что в России Кохвер проведет не более года. «Как заключенный он России не нужен. Факт его задержания и осуждения нужен для тех, кто живет и служит здесь», – сказал он.

Примерно в то же время в Москве мне сообщили информацию о том, что Александер Тоотс, второй по значению человек в КаПо, встретился с коллегой из ФСБ, каковым, рассуждая логически, мог быть тогдашний глава контрразведки генерал армии Олег Сыромолотов, и вопрос о возвращении Кохвера был в принципе решен. Ни тогда, ни сейчас проверить это невозможно.

Эстон Кохвер, приговоренный в России в середине августа за шпионаж к 15 годам тюремного заключения, вышел на свободу 26 сентября, когда на эстонско-российской границе его обменяли на Алексея Дрессена, осужденного в Эстонии за госизмену.

На прошлой неделе я разыскал в Москве Аксенова, чтобы поздравить его со сбывшимся предсказанием и узнать, что же ему было известно в конце прошлого года. В то, что Аксенов скажет что-то новое, особо не верилось, но я был бы плохим журналистом, если бы не задал этот вопрос.

Аксенов, назначенный защищать Кохвера российской стороной, с удовольствием согласился встретиться. Впрочем, ничего принципиально нового он не сообщил, хотя и поведал любопытные детали истории с задержанием Кохвера, в которой многое так и остается непонятным.

«Конечно, меня не информировали (о переговорах – Я.П.), я не того уровня человек. Это было мое собственное предположение, сделанное с учетом предыдущих подобных случаев», – сказал Аксенов.

«Если посмотреть, в чем обвиняли Кохвера, то, на мой взгляд, это позволяло учитывать вариант обмена, – пояснил Аксенов свою логику. – Если бы он был диверсантом, что-то взорвавшим или кого-то убившим, то, скорее всего, этот вариант был бы невозможен. Но здесь была игра разведок двух стран на границе этих стран. Он не нанес значительного ущерба интересам безопасности России. Кроме того, он офицер, а не нелегал, историю которого еще нужно выяснять. Словом, были все признаки того, что история разрешится быстро, а не затянется на годы».

Четыре недоказанных эпизода

Неожиданно Аксенов похвалил Полицию безопасности Эстонии. «Сотрудники КаПо не впали в истерику, они спокойно работали и занимались техническими вопросами освобождения коллеги», – сказал адвокат.

«Они (ФСБ и КаПо – Я.П.) хорошо знакомы, знают телефоны друг друга», – заметил адвокат, по словам которого, Кохвер теоретически мог знать о том, что КаПо и ФСБ ведут переговоры. «Это вполне возможно. Поведение Кохвера на судебном процессе – то, что он делал, как держался, – указывало на то, что у него могла быть какая-то информация».

Он отказался уточнить свои слова, подчеркнув то обстоятельство, что на суде Кохвер ни в чем не признал себя виновным. Судебный процесс был закрытым, поскольку речь шла о гостайне. И все же я поинтересовался у адвоката, может ли он раскрыть какие-нибудь детали.

Аксенов заказал зеленый чай и задумался. А затем рассказал о видеокадрах, показанных российскими телеканалами в новостях, которые должны были доказать, что на эстонско-российской границе Кохвера задержали на российской территории. Они полностью противоречили тому, что утверждала КаПо.

Скорее всего, Аксенов заговорил об этих кадрах для того, чтобы убедить меня в справедливости версии

КаПо. По словам Аксенова, в суде видеокадры, снятые ФСБ, демонстрировали в течение нескольких часов. «Там прозвучали конкретные имена, адреса. Эти встречи продолжались не пять минут. Это были долгие встречи, долгие разговоры, и все они тайно записывались», – рассказал Аксенов. По версии ФСБ, Кохвер встречался со своим источником, предположительно двойным агентом ФСБ, девять раз.

«И еще, – многозначительно сказал Аксенов, – не забывайте, что у Кохвера тоже была камера, и камера работала». Уточнять эту деталь он не стал.

Аксенову, по его собственным словам (проверить это невозможно, ведь процесс был закрытым), удалось убедить суд в том, что четыре эпизода незаконного пересечения границы, вменяемые Кохверу в вину, не были доказаны.

«Мы рассматривали эти записи со всех сторон. Изучали, кто где стоял, под каким углом снимала камера, как проходит в этом месте граница, какова ее ширина и т.д. Опрашивали присутствовавших на месте свидетелей. Судьи очень внимательно отнеслись к моим доводам», – сказал Аксенов, из слов которого выходило, что ФСБ можно вот так просто загнать в угол.

Гроссмейстеры тоже проигрывают

«Где же тогда Кохвер четыре раза встречался со своим источником?» – поинтересовался я, мысленно представив, как они стоят, один по одну, второй по другую сторону границы, и ведут тайный разговор.

Аксенов не стал уточнять детали, заметив лишь, что практически Кохвер и источник стояли друг напротив друга, на расстоянии одного метра. Получается, что Кохвер находился все же на нашей стороне.

Я не мог удержаться и не задать вопрос, почему же адвокату не удалось убедить суд в том, что и остальных пяти эпизодов незаконного пересечения границы не было. «На видео видно, что они стояли у пограничного столба, и все ориентиры на местности были хорошо видны», – холодно ответил Аксенов.

«Интересно, если они каждый раз встречались у пограничного столба, и это было хорошо видно…» – не удержался я от того, чтобы не уколоть адвоката. «Там просто хорошо просматривалась разметка границы», – ответил он.

Последовавший затем небольшой монолог заслуживает внимания. «Обратите внимание на то, что все это происходило на очень небольшой территории. Все, включая тех, кто прикрывал Кохвера, находились очень недалеко друг к другу. Как мы с вами», – сказал Аксенов и пальцами на столе, за которым мы сидели, показал, насколько близко по отношению другу к другу все находились. «Такого не было, чтобы кто-то стоял за сто мет-ров, следил и охранял. Их разделяло метров пять-семь, по сути, они стояли нос к носу. Почему так произошло? Рискнет ли в следующий раз Кохвер отправиться на границу с теми, кто тогда его прикрывал?»

Очень интересно! Но нельзя сбрасывать со счетов, что утверждения Аксенова невозможно проверить, если только Полиция безопасности не решит опубликовать свои видеозаписи.

Я обратил внимание Аксенова на то, что, по версии КаПо, похитители Кохвера использовали дымовую завесу, и прикрывавшие его люди просто не успели прийти на помощь. «Возьмите карту и посмотрите на месте», – ответил на это Аксенов.

«Если исходить из версии ФСБ, то Кохвер находился на российской территории, и если бы прикрывавшие его коллеги поспешили ему на помощь, то это означало бы вооруженное вторжение на территорию России», – возразил я адвокату.

«Они должны были его защищать, в такие моменты плюют на пять метров. Они обязаны были отстаивать свою страну и своего гражданина. Почему они этого не сделали?» – резко сказал Аксенов. Как будто это было так просто!

«Может, у них был приказ ни в коем случае не пересекать границу и открывать огонь по русским?» – продолжал я провоцировать Аксенова.

«Может быть, – ответил он неожиданно примирительно. – Но еще раз замечу, что они стояли лицом к лицу». «Впрочем, это ведь не трагедия. Гроссмейстеры тоже иногда проигрывают партию, а потом побеждают. Мы же не знаем, кто сколько раз одержал победу, мы слышим только о поражениях», – сказал Аксенов. В нем опять заговорил пророк.

НАВЕРХ