Кругом вода

Вера Копти
, veera.kopti@dzd.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Фото: Вера Копти

Тот факт, что вокруг Эстонии много воды, в комментариях не нуждается: писано не раз и про море наше, и про пограничные озера с реками. А мы опять в центр, в серединку. И опять с Центром развития туризма ЕАS. Посмотрим, что там делается, среди озер и болот.

Там, на границе Тартуского и Вильяндиского уездов, находится Выртсъярв – крупнейшее озеро Эстонии после Чудского. Площадью около 270 квадратных километров, оно совсем как маленькое море: берегов не видно. И по нему, занятые повседневными своими делами – ловлей рыбы, снуют рыбацкие лодки.

Старшая сестра плывет в деревню

Три из них – совершенно уникальны. Это парусные рыбацкие лодки, построенные традиционным способом по старинным чертежам местными мастерами. Они, как три сестры, названы женскими именами: самая старшая из них – «Паула», затем идет «Лийзи», наконец, младшая, «Лаура», спущенная на воду только в этом году. Нам досталась старшенькая, уже битая озерными штормами «Паула», которая не спеша везет нас на другой берег Выртсъярв, в деревню Вильма.

Эти парусные рыбацкие лодки, которые по-эстонски называются kale­purje­kad, народным голосованием не просто включены в список «100 сокровищ Эстонии», но и стоят там на первом месте как самое ценное из сокровищ, опередив все наши средневековые развалины, мызы, церкви и природные объекты.

Везут нас местные жители, строители лодок и потомственные рыбаки до мозга костей, Антс Лейару и Марко Вахер. Они себе на уме, молчат-молчат, а потом отпустят соленую шуточку. «Паула» бежит себе под парусом, а мы сидим на скамейках, расположенных по периметру лодки в ее глубоком корпусе, и то и дело вертим головами: то с восхищением дилетантов, и к тому же еще горожан, смотрим, как бородатый боцман Антс ловко управляется с парусом, то вдруг замечаем, как работает на публику Марко, нарочито небрежно управляя рулем с помощью... ноги. Марко, конечно, рисуется, но ему, похоже, все можно: он – местная знаменитость.

Бюст Герасимова

Дело в том, что Марко – не просто рыбак и житель деревни Вильма. Он – точная копия знаменитого «Вильмаского человека». Не знаете, кто это такой? Правильно, и я не знала, пока не побывала в Вильма.

В начале пятидесятых годов прошлого века, то есть более шестидесяти лет назад, здесь были проведены обширные археологические раскопки, в ходе которых кроме богатого культурного слоя, относящегося к каменному веку, и различных осколков древней керамики, каменных ножей, наконечников стрел и многого другого, была обнаружена парная могила, а в ней – два скелета: мужчины средних лет и молодой женщины. По заключению археологов, это было древнейшее захоронение, найденное на берегах Выртсъярв.

Череп мужчины был раздроблен, но советский скульптор-антрополог Михаил Герасимов собрал кусочки и реконструировал облик древнего жителя этих мест, который вошел в историю антропологии как «Вильмаский человек». Подлинный бюст древнего праэстонца работы Герасимова хранится в таллиннском Историческом музее, а для Дома рыбака в Вильма сделали точную копию.

Позволю себе маленькое отступление. Как выяснилось, молодому поколению имя Герасимова ничего не говорит, поэтому на всякий случай уточню: Михаил Герасимов – автор уникальной методики восстановления внешнего облика человека по его черепу. Герасимовым выполнено более 200 скульптурных портретов-реконструкций исторических личностей и древних людей: от кроманьонца с неандертальцем до Ивана Грозного и Тамерлана. В один ряд с этими творениями встает и наш человек из Вильма.

Но самое интересное в этой истории даже не археологическая находка и не ее гениальное скульптурное перевоплощение, а то, что наш знакомец Марко Вахер и бронзовый гость из каменного века похожи как две капли воды! Марко – житель здешних мест во многих поколениях, так что все может быть... Но пока разбитной рыбак с удовольствием позирует рядом с бюстом и несказанно гордится этим сходством.

Оказывается, она длинная

Это я о реке нашей, о Ягала. Трудно себе представить, что бурная, с водопадом в нижнем своем течении, Ягала берет начало на возвышенности Пандивере, а ее длина – 97 километров! В верховьях она довольно мелкая, узкая и очень живописная. Нам довелось пройти по ней несколько километров на большом каяке.

Да-да, веселая команда журналистов женского пола под руководством опытного гида Герта из фирмы 360 kraadi matkad сначала с опаской, а потом все более уверенно и слаженно гребла красными и желтыми веслами. Берега Ягала заросли камышом, а бобры, которые, как оказалось, живут здесь в изобилии, не только вырыли в крутых берегах множество нор, но и подгрызли и свалили в реку деревца, которые очень мешали нашему каяку двигаться к цели.

Приходилось даже вылезать, карабкаясь и держась за ветки, на крутой берег, чтобы Герт мог перетащить пустую лодку через препятствие. Между прочим, такой групповой сплав – отличное приключение, а неглубоких живописных речек в Эстонии более чем достаточно. Плывешь себе, помахивая веслом, и любуешься пейзажем: вот семейка маслят на полянке, вот заросли дикой малины, а вот – хорошая заводь, удобная для того, чтобы пристать к берегу. И ни хуторка, ни деревушки. В маленькой Эстонии полно совсем необитаемых мест. Рядом с рекой – болота, и это тоже – достояние республики. Помните название старого кинофильма?

Оказывается, иностранцы гораздо больше знают и любят наши дикие места, чем мы с вами. По крайней мере, на болотах чаще гуляют жители Мюнхена и Бирмингема, чем таллиннцы. А ведь красота необыкновенная!

Держитесь поближе к торфяным болотам

Видимо, настала пора перефразировать знаменитое выражение из конандойловской «Собаки Баскервилей»! Тянущиеся до самого горизонта болотные пейзажи и желто-красные осенние оттенки, небольшие прозрачные озерца и топкие места, чередующиеся с упругими зелеными кочками – это для Западной Европы абсолютная экзотика. А у нас болота и трясины покрывают одну пятую часть территории Эстонии. В нашей стране больше всего болот в мире после Канады и Финляндии.

Много у нас и торфяных болот: в некоторых болотах Южной Эстонии слой торфа достигает 17 метров. Да и обычных трех-шести метров толщины – вполне хватает. По статистическим данным, на каждого жителя Эстонии приходится 1600 тонн (!) торфа. Интересно, есть ли нечто похожее в книге рекордов Гиннесса? На европейском рынке Эстония как экспортер торфа вполне себе заметна.

Походы по торфяным болотам интересны в любой сезон, но особенно красивы они осенью: разноцветный мох, карликовые сосны, солнце отражается в воде... Герт рассказал, как однажды он водил по болотам японских туристов. Нас до слез насмешил вопрос пришедшего от ландшафта в восторг японца: сколько же садовников у вас в штате? А туристы из Германии как-то поинтересовались, сколько времени ушло на то, чтобы все это вырастить. Странные они, однако, эти иностранцы.

По поверхности самых популярных болот проложены прогулочные мостки, гати в новом поколении, но по другим приходится передвигаться на специальных болотоступах. Мы примерили эти пластмассовые, но крепкие, ажурные и короткие лыжи, которые держались на резиновых сапогах с помощью надежных креплений. Передвигаться на них по мелкому болоту безопасно: вода вытекает через отверстия, нога немного проваливается вниз и упирается в более-менее твердую почву. Нужно только делать частые мелкие шажки и назад резко не поворачиваться, а переступать по кругу, как на настоящих лыжах, иначе упадешь и уткнешься носом в болотную жижу.

***

Подходит к концу серия рассказов о Центральной Эстонии. Осталось поведать вам об уникальном музее велосипедов, который находится в волости Вяэтса Ярваского уезда.

Наверх