Врачи из Эстонии две недели бесплатно лечили жителей Индии

Доктор Юрий Оганян, анестезиолог-реаниматолог Северо-Эстонской региональной больницы, был одним из четырех эстонских врачей, в течение двух недель оказывавших безвозмездную медицинскую помощь жителям Индии.

ФОТО: Тайро Луттер

В начале октября четыре врача из Эстонии – хирург, анестезиолог и два врача-резидента, специализирующиеся на хирургии, – в рамках международной миссии отправились в маленькую больницу «Бабе Ке», расположенную в индийской деревне провинции Пенджаб. За две недели они провели в там 88 операций.

Визит европейских специалистов широко освещался в местной прессе – шутка ли сказать: врачи из Эстонии и Великобритании (кроме наших докторов в клинике работали два английских хирурга) приехали, чтобы оказать квалифицированную медицинскую помощь местным жителям, наличием качественных медицинских услуг не избалованным. Это, естественно, спровоцировало настоящий ажиотаж вокруг больницы, в которую старались попасть сотни нуждающихся в лечении жителей окрестных населенных пунктов.

Можешь помочь – помоги

«Нельзя сказать, что медицины в Индии нет совсем. Напротив, есть отличные клиники, а страна ориентирована на медицинский туризм. Но ситуация там во многом схожа с нашей: в крупных городах есть и большие больницы, и высококлассные специалисты, а в регионах трудно найти даже младший и средний персонал, не говоря уже о врачах. Можно пригласить врача из большого города, но его требования к оплате труда не всем по карману. Особенно в таких небольших и отдаленных регионах, где в основном живут бедные фермеры. Наша же миссия во многом носит гуманитарный характер, – определенные расходы взял на себя местный религиозный фонд – а мы работали бесплатно, в свое свободное время», – рассказал «ДД», вернувшись из Индии, старший врач Клиники анестезиологии Северо-Эстонской региональной больницы Юрий Оганян.

В Эстонии организацией поездок врачей в рамках международной миссии занимается руководитель Клиники общей хирургии и онкологии Северо-Эстонской региональной больницы Юри Терас. Он же возглавляет гуманитарную организацию «Эстонские врачи помогают миру» и на его плечах лежит обязанность поиска третьих стран, нуждающихся в помощи квалифицированных врачей, составление плана работы, поиск источников финансирования, комплектация группы и согласование деталей поездки с Министерством иностранных дел.

Этим благородным трудом эстонские врачи занимаются уже не первый год. Причем работа действительно не приносит им никакого дополнительного дохода. «Я понимаю ваш вопрос: зачем это нужно, если не зарабатываешь и не повышаешь квалификацию? Лично мне хотелось посмотреть, в каких условиях работают врачи больниц стран третьего мира, хотелось испытать себя и попытаться научить чему-то коллег. Я никогда не был в достаточно длительных рабочих командировках, сейчас такая возможность появилась, и я решил ею воспользоваться. Кстати, этот вопрос я задавал и моим коллегам, которые были со мной или ездили в подобные командировки. Причины у всех разные, но самая главная – это чувство миссии. Если ты можешь помочь, это нужно сделать», – говорит Оганян.

Понятно, что в бедные и лишенные хороших врачей регионы наши врачи едут, прежде всего, чтобы лечить. Однако такая практическая работа на месте дает возможность научить местных медицинских работников чему-то новому для них и важному. А учить приходится даже самым простым, но необходимым вещам: как правильно надевать перчатки, как готовить стол с инструментами перед операцией, как ввозить, а после вывозить пациента: «Никаких лекций мы, конечно, не читали, рассказывали и показывали все во время подготовки и проведения операций».

Все эти знания останутся у работников клиники, и уже им решать, воспользуются они советами квалифицированных специалистов или будут действовать по старинке. А еще останется аппаратура, которую привезли в подарок англичане: технику подарила фирма, занимающаяся производством медицинского оборудования, а медицинский инвентарь – наша Северо-Эстонская региональная больница.

Операция за операцией

И все же, отправляясь в зарубежную миссию, на первое место врачи ставят пациента. Поскольку в индийскую больницу ехали хирурги и анестезиолог, то речь, конечно же, шла об оперативном вмешательстве. Все, конечно, понимали, что организовать на месте проведение сложных операций не удастся: для этого нужны хорошо и правильно оснащенные медицинские центры, да и вопрос финансирования имел свои пределы, поскольку операция – дело достаточно дорогое, даже если сам врач за свою работу денег не берет. Поэтому заранее был оговорен перечень заболеваний, с которыми наши специалисты были готовы работать.

По словам Юрия Оганяна, в этот раз остановились на грыжах, маммологических и кишечных заболеваниях, таких, как геморрои, трещины и прочее. Основную логистику пациентов – отбор историй болезни, заказ на проведение анализов – осуществляли английские коллеги. Наши врачи уточнили, что работать будут только под местной анестезией, а также попросили включить в обязательный перечень анализов исследования на выявление ВИЧ и гепатита.

Юрий объясняет, почему не работали с общей анестезией: «В ситуации, когда не понятно, в каких условиях хранились препараты, таков ли их состав, как указано на упаковке, кто и при каких условиях проверял медикаменты и аппаратуру, рисковать жизнями никто не решится». Впрочем, желающих получить медицинскую помощь от этого меньше не стало.

Рабочее утро наших врачей начиналось с традиционного врачебного обхода и изучения историй болезни, результатов анализов и общения с самими больными. «Вот с общением были свои трудности. Понятно, что никто из больных английского языка не знал. Нам помогал переводчик, но часто его возможностей оказывалось недостаточно. Через пару дней мне это надоело, и я попросил написать мне ключевые слова и фразы, которые нужны для работы: кашель, тошнота, да, нет. Так и общался».

И работа шла. 88 операций! «Вы были там всего две недели, по сколько же операций в день вы делали?» – спросили мы. «У меня выходило по десять-двенадцать операций в рабочий день. Но столов было три, и одновременно работали несколько хирургов. Я как анестезиолог должен был находиться с каждым, однако основная работа, конечно же, была на них. Пациентов много, мы старались помочь максимальному количеству из них. Естественно, делали перерывы, это же не может быть конвейером... Но работы было достаточно. В Эстонии у меня так много операций было только в то время, когда я проходил часть резидентуры в Тарту. В Таллинне обычно бывает от одной до трех операций в день».

Экстремально? Юрий признался, что очень экстремально. И хотя индийская деревня – это не горячая точка, куда эстонские врачи тоже постоянно ездят и работают на войне в самых сложных условиях, от напряжения все равно никуда не деться. Это и неясности с препаратами и аппаратурой, и легкомысленное отношение местных эскулапов к стерильности: «Нам приходилось останавливать их и объяснять, что людям в верхней одежде в операционной делать нечего. А однажды во время операции я видел, как по стене пробежала ящерица. У нас такое невозможно. И не потому, что ящериц в Эстонии мало, а потому, что они просто не проскочат через наши фильтры и системы защиты».

Еще одна трудность, с которой Оганяну пришлось мириться, заключалась в постоянном осознании того, что врач находится один на один с пациентом и теми сложностями, которые могут возникнуть во время операции. По словам Юрия, в Таллинне он спокоен: одновременно в больнице находятся как минимум три анестезиолога, которые в случае возникновения сложной или нештатной ситуации тут же придут на выручку. В Индии рассчитывать пришлось только на себя: ждать совета и помощи было просто неоткуда.

«Это, конечно, здорово напрягало. Я постоянно думал о том, что будет, если вдруг что-то пойдет не так. Люди разные. Например, не знаю, дело ли тут в препаратах, или религиозные, непьющие и не едящие мяса индусы так на них реагируют, но мне пришлось снижать дозы вводимого наркоза. То количество веществ, которое требуется нашим, местным пациентам, для них оказывалось чрезмерным».

К счастью, никаких осложнений не возникло. Все операции прошли по плану, многих прооперированных пациентов удалось осмотреть и понаблюдать, как идет процесс выздоровления. Сегодня эстонские врачи еще  ждут информации от оставшихся в Индии англичан и местных врачей, чтобы получить более полную картину, но уже хорошо то, что экстренных сообщений о появившихся осложнениях до сих пор не поступало. И это не может не радовать.

Но, к сожалению, не каждый пациент смог попасть в руки наших врачей, и на то были свои причины. По словам Юрия, наши врачи не согласились оперировать четырехлетнего мальчика: «Операция – это только полдела. После ее проведения нужен особый уход за пациентом, обеспечить который в этой больнице было невозможно. Мы не могли пойти на то, чтобы положить прооперированного ребенка в огромную палату вместе со взрослыми, где кроме двадцати больных топчется еще целая армия их родственников».

Ну и еще одна особенность, на которую наши врачи не могли не обращать внимания: местные традиции. Индия – очень религиозная страна. Тут действуют свои правила, нарушать которые нельзя. В какой-то степени это накладывает ограничения и на медицинских работников. В данном случае врачи заранее знали, что их командировку оплачивает религиозный фонд, и основная масса пациентов – члены религиозной общины.

«А знаете, никаких ограничений не было. Скорее, это мы перестраховывались», – отвечает на мой вопрос доктор Оганян. Улыбаясь, он вспоминает, как в течение всей первой недели постоянно спрашивал у местных, что можно, а чего нельзя делать, например, можно ли ему, мужчине, находиться рядом с женщиной-пациенткой, дотрагиваться до нее: «Я не знаю, представителям конкретно этой конфессии все такое дозволено, или для нас были сделаны какие-то исключения, но обошлось без эксцессов. Через неделю я успокоился и мог работать так, как привык».

Врача есть за что уважать

Доктор Оганян считает, что две недели для таких миссий – оптимальный срок. Он доволен результатами, а больше всего сейчас вспоминает то отношение к себе как к врачу, с которым столкнулся, можно сказать, впервые за свою практику. «Меня пора-зило то, с каким трепетом там относятся к врачу. Для индуса доктор – почти Бог, к нему питают уважение, граничащее с поклонением. К нам потом приходили и сами пациенты, и их родственники, так что мы все это испытали на себе. Врач чувствует себя в Индии по-настоящему уважаемым человеком, что очень помогает в работе. Никто не ругается, не спорит. У нас такого уже не осталось. К медицине, к сожалению, стали относиться достаточно негативно».

Нет, он не жалуется. Он отлично понимает, что сегодня работает не в самой простой ситуации. Впрочем, перед его глазами разворачиваются не только трагедии. В жизни современных врачей в Эстонии остается место подвигу – когда они приходят в свои выходные, за час-два до начала рабочего времени, чтобы увидеть своих пациентов, проверить, как идет процесс выздоровления. Профессия врача – это призвание, и именно так к ней относится сам Юрий Оганян.

Ему всего 35 лет, он молодой врач, осознанно выбравший дело, которому решил посвятить свою жизнь. Самостоятельной практикой он занимается восемь лет и не понаслышке знает, чего стоит труд врача. Работу в профессии начинал в таллиннской Портовой больнице, потом перешел в Северо-Эстонскую региональную (Мустамяэскую). Анестезиолог-реаниматолог не только трудится в операционных, но и дежурит в отделении неотложной помощи, выезжая на вызовы в службе реанимобиля.

Есть и дежурства, когда не только во время плановых операций, но и в экстренных случаях требуется помощь анестезиолога. «Я не зря заговорил об уважении к врачам. Я вижу по-настоящему увлеченных своим делом людей, для которых чувство миссии – не пустой звук».

«А в подобные миссии еще поедете?» – задаем мы последний, но важный вопрос. «Конечно. Это снова может быть Индия или другие регионы. Помощь нужна повсюду».

НАВЕРХ