Здравствуй, мама…

Ирина Каблукова
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Василий Михайлович Сенькин был сбит в бою 6 сентября 1941 года. О том, что он не пропал без вести, а все эти годы покоился в камнях на полуострове Нинасе, родные узнали лишь спустя 73 года.
Василий Михайлович Сенькин был сбит в бою 6 сентября 1941 года. О том, что он не пропал без вести, а все эти годы покоился в камнях на полуострове Нинасе, родные узнали лишь спустя 73 года. Фото: архив военно-исторического клуба FrontLine
  • На Сааремаа нашли останки летчика
  • Как удалось выяснить, кто он?
  • Как сложилась судьба его семьи?

Погибший в 1941 году возле острова Сааремаа летчик в воскресенье, 8 ноября, обретет покой на тартуском кладбище. Рядом с мамой.

«О том, что на полуострове Нинасе (остров Сааремаа) где-то есть могила летчика, я узнал лет восемь назад, – рассказал руководитель военно-исторического клуба FrontLine Андрей Лазурин. – Мне поведали, что некий швед, которому на тот момент принадлежала земля, со слов местных жителей рассказывал, что осенью 1941 года море прибило к берегу тело советского летчика, явно сбитого где-то неподалеку от Сааремаа. Из камней ему соорудили могилу, но где конкретно она находится, информации не было – „где-то на побережье”. Тогда у меня не было времени и возможности выяснять это, но все восемь лет я думал, как его найти и похоронить по-человечески. И вдруг он нашелся…»

Минус ЧОРТ с табакерки

Летом 2014 года на полуострове Нинасе работала поисковая экспедиция, ее участники и позвонили в клуб: «Нам сообщили, что найдены останки военного летчика. Судя по тому, что осталось от формы – прежде всего это  часть летной эмблемы, которую носили на рукаве, – тело находилось в камнях со времен начала Великой Отечественной войны. Были обнаружены  и личные вещи, которые в итоге и помогли нам в установлении личности героя».

Одну из самых главных ролей в этой истории сыграл серебряный портсигар с гравировкой: «Сенькин, Полторак и ЧОРТ». По словам Лазурина, это стало для всех потрясением: фамилия Полторак фронтлайновцам хорошо знакома. Знакома она и нам, поскольку историю этого летчика «ДД» рассказывал еще в мае 2013 года. Тогда историки поставили перед собой задачу найти родственников Владимира Полторака, останки которого покоятся в практически заброшенной могиле в Таллинне на Военном кладбище.

О Владимире Полтораке тогда удалось узнать не очень много: был молод,  поэтому не успел завести большую семью. Знали, что перед войной успел жениться, но где искать супругу? Удача пришла оттуда, откуда и не ждали. Случайность, на которую часто и полагаются добровольные поисковики, когда понимают, что архивных данных оказывается слишком мало. В День Победы поступило сообщение от людей, которые имеют определенное отношение к Полтораку.

Дело в том, что Полторак женился совсем мальчишкой – в 17 лет. Детей завести не успел, поскольку началась война. Но жену любил сильно, а уж как любила его Зоя Полторак, нам рассказали ее дочь от второго брака и внучка. Обе знали историю первой маминой и бабушкиной любви. В доме хранились  фотографии Владимира, и когда внучка на 9 Мая случайно обнаружила на сайте программы «Жди меня» объявление о том, что разыскиваются родственники Владимира Полторака, очень обрадовалась: со старого снимка на нее смотрел первый муж бабушки. К сожалению, на тот момент бабушки уже давно не было в живых, но это не означало, что любовь Зои и Владимира умерла вместе с ними. В том же году дочь и внучка Зои смогли приехать в Таллинн, и на могиле героя появилась фотография его жены.

Успел родить сына

Вот из-за всего этого историкам сразу стало понятно, что найденные на полуострове Нинасе останки могут принадлежать или Сенькину, или некоему ЧОРТу. «Последнее – вряд ли является фамилией. Это либо чье-то прозвище, либо молодые парни просто так пошутили. Мы стали пробивать по архивам Сенькина и очень скоро поняли, что среди камней было найдено именно его захоронение», – рассказал Лазурин.

В этом помогли архивы Подольска и Гатчины и документальная литература. Как минимум в двух изданиях есть сведения о том, что лейтенант Василий Михайлович Сенькин был сбит 6 сентября 1941 года в районе острова Сааремаа. В книге «Моонзунд 1941» С. Булдыгина в списке потерь есть такая строчка: «06.09.1941 – Сенькин В.М.  МиГ-3  71й иап, сбит в воздушном бою в районе о. Сааремаа. Самолёт упал в воду. Лётчик погиб». Также упоминается, о том, что Сенькин В.М. был сбит в районе острова Сааремаа в книге «Гвардейцы Балтики крылатой».

Далее, благодаря историкам, специалистам своего дела из России, удалось найти и практически полную биографию погибшего в Эстонии летчика. Оказалось, что Василий Сенькин родился 10 августа 1919 года в селе Старое Рахино Крестецкого района Ленинградской (ныне Новгородской) области. В армию он попал в 1937 году и к 1940 году закончил Ейское военно-морское авиационное училище.

22 июня 1941 года Сенькин встретил в Эстонии. С первых дней принимал активное участие в боевых действиях, нанося удары по колоннам врага, продвигавшегося к столице Эстонии, совершая боевые вылеты к Нарве и Кингисеппу, а также обеспечивая прикрытие конвоя судов, эвакуировавших людей из Таллинна, – тот самый «Таллинский прорыв».

Когда информация о личности Сенькина и истории его гибели была собрана, поисковики занялись розыском его родственников. Из учетных карточек удалось узнать, что, несмотря на свой юный возраст, летчик был женат и даже успел родить сына. Молодая семья жила в Ейске: видимо, супруги познакомились и поженились в то время, когда Василий учился в летном училище.

А дальше на помощь пришли специальные форумы, откуда благодаря помощи энтузиастов и поступила долгожданная информация: в Ейске и сейчас проживают внуки Василия Сенькина, их у него двое. Уже они рассказали, что летчик связан с Эстонией не только местом своей службы и местом гибели. После войны мама героя переехала жить в Тарту, где и была похоронена на местном кладбище, а в городе студентов до сих пор живут и здравствуют двоюродные брат и сестра Василия, а также племянница.

Лазурин говорит: «Когда завершились формальности с установлением личности и поиском родственников, мы предоставили им самим возможность решить, где же Василий Сенькин обретет свой покой. Совещание длилось долго. Российские родственники хотели похоронить его рядом с сыном, но не удалось уладить все формальности по переправке останков через границу. В итоге было принято решение, что тянуть дальше нет никакого смысла. Тело будет предано земле в Тарту, Василия похоронят рядом с его мамой».

Этим вопросом занималась племянница Василия Сенькина, Римма, которая и рассказала «ДД» о том, что сама слышала от родных о Василии, как его ждали и на что много лет надеялись. По ее словам, в семье о дяде говорилось много и всегда с большой болью. Дело в том, что официально все эти годы он числился без вести пропавшим. Кроме извещения, домой не пришло никаких бумаг, поэтому родные всю жизнь ждали его, искали и очень надеялись, что однажды он к ним вернется.

Его так ждали домой

«Бабушка, Прасковья Петровна, рассказывала, что он очень хорошо учился. После школы поступил в сельхозучилище, а после, уже перед самой войной, был направлен в Ейск, учиться на летчика», – поделилась воспоминаниями Римма.

Там же в Ейске он и встретил свою жену Нину, с которой сыграл свадьбу: сначала в городе, а после в родной деревне Старое Рахино. Своего ребенка Василий никогда не видел, даже не успел узнать, что тот родился: «Когда он уходил, Нина была беременная. Он дал наказ: девочку, мол, можешь назвать, как хочешь, а сына обязательно нужно назвать Александром. Мальчик родился в августе 1941 года, но сообщить отцу о появлении наследника и первенца тогда так и не успели».

По словам Риммы, Нина вновь замуж так никогда и не вышла. Жила вдвоем с сыном и очень ждала своего Василия: «Они приезжали к нам, мы ездили к ним. Мои мама и бабушка всегда им помогали». У Александра родились двое детей: Нина и Василий. Такое вот семейное наследие.

«Мама, бабушка и Нина по нему очень горевали. Нина даже ходила к гадалке, и та сказала, что они обязательно встретятся, но очень нескоро… Теперь вот получается, что встретиться им было суждено только на том свете. А я сейчас постоянно вспоминаю слова мамы, – говорит Римма. – Она часто ездила на Сааремаа в санаторий, расположенный в городе Курессааре, и говорила, что ее очень тянет на этот остров, и как только она выходит к морю, постоянно чувствует присутствие Василия. Будто он где-то рядом. Так ведь и вышло, что погиб он именно тут и все эти годы оставался на острове, на который так тянуло его сестру».

Понятно, что сегодня многих членов семьи уже нет в живых. Мать Василия умерла в Тарту в 1975 году. Кстати, как выяснилось, первой в Эстонию в 1947 году приехала его сестра – мама Риммы – на работу. Здесь она встретила Римминого отца, оставшегося в Эстонии после войны, а потом сюда перевезла и свою маму, Прасковью Петровну: «Поначалу большую часть времени она проводила в деревне, только на зиму переезжала к нам. А после стала жить с нами постоянно».

В 2000 году скончалась Риммина мама. Еще через год не стало жены Василия Нины, и еще через год умер его сын. Однако в России остались внуки, а в Эстонии – двоюродные сестры и брат, племянница.

«Для нас это большая радость –  найти Василия и предать его земле рядом с бабушкой, – не скрывая волнения, говорит Римма. – Вот вы спрашиваете, что я почувствовала, когда мне сообщили, что дядя найден и его можно похоронить? А я скажу, что у меня и сейчас мурашки бегают по коже. Это такое невероятное событие в жизни нашей семьи. И самое главное, что уже в это воскресенье бабушка встретится со своим сыном, и они будут покоиться рядом».

Такие вот истории происходят в наше время, когда о войне если и не стали забывать, то уж точно потеряли многих из выживших. Однако благодаря стараниям историков и поисковиков, солдаты продолжают возвращаться домой. Василий Сенькин вернулся к маме через 74 года. Теперь они навечно будут вместе. 

Ключевые слова

Наверх