Тийт Вяхи: Евросоюз не должен думать за Эстонию

  • За что Тийт Вяхи получил премию
  • Взгляд Вяхи на судьбу Центристской партии и Эдгара Сависаара
  • Государство наступает на одни и те же грабли

Тийт Вяхи

ФОТО: личный архив

Один из крупнейших работодателей Северо-Востока Эстонии, руководитель Силламяэского порта и концерна Silmet grupp, бывший премьер-министр Тийт Вяхи недавно был удостоен премии «За дело всей жизни». 

Награда вручается компанией EY в рамках ежегодного конкурса «Предприниматель года», который проводится более чем в 145 городах 60 стран мира. Лауреат признался, что престижный титул стал для него неожиданностью: «Не скрою, было приятно, потому что я человек тщеславный. Иначе бы я не был политиком». Событие примечательно еще и тем, что до недавнего времени Тийта Вяхи старались держать подальше от наград и вообще излишним вниманием не баловали. «Абсолютно так. Если надо было нанести по мне превентивный удар, то он наносился, потом все опять дистанцировались», – подтвердил он.

Сила льва

Восемнадцать лет назад Тийт Вяхи, на тот момент уже трижды побывавший главой правительства, ушел из политики в бизнес. Ушел безвозвратно, став влиятельным, но крайне неудобным для политиков бизнесменом. Свое мнение, нередко идущее вразрез с официальным видением ситуации, Вяхи выражает без оглядки на тех, кому оно может не понравиться. Не жалеет ли он, что ушел из политики в бизнес?

«Политический этап был самым ярким периодом в моей жизни. В то время мы боролись за восстановление независимости Эстонии, строили молодое государство в условиях рыночной экономики и налаживали новые контакты. Это было напряженное, но интересное время, – отвечает Вяхи. – Рядом со мной были люди с блеском в глазах и правильными идеями. А потом пошла в ход грязная политика, мы стали воевать друг с другом, прекратив обсуждать проблемы за круглым столом. Помнится, я даже сказал, что если пост премьер-министра Эстонии превратился в пепельницу, куда каждый мог плюнуть, то такая работа мне больше не нужна. В Эстонии уже не была нужна сила льва, более востребованной оказалась гибкость змеи, поэтому я ушел».

– Но сейчас в политике почти не осталось тяжеловесов...

– Я бы сказал, что кое-кто еще есть… он хоть и на одной ноге, но в политике прочно стоит на двух.

– Чем закончится противостояние Эдгара Сависаара с более молодым поколением?

– Это внутренний вопрос Центристской партии, и мне бы не хотелось в это вмешиваться. 18 лет назад я принял для себя решение уйти из политики. С тех пор и по сей день работаю в Силламяэ, обеспечивая людям нормальную зарплату и стабильность.

– Не хотите ли вы сказать, что Сависаар в какой-то момент все же должен будет назначить преемника?

– Сависаар – опытный политик, который хоть и спрашивает совета у других, всегда делает только то, что считает нужным. Не возьмусь советовать ему, он сам себе советчик.

– А вы не думали вернуться в политику? Если бы такое произошло, пришлось бы перетасовать политическую колоду...

– Мне нравится заниматься бизнесом. Суть современной политики заключается в том, чтобы лить воду на чью-то мельницу, а потом усесться за стол с хорошим вином. Это не для меня.

Плохие хозяева

Тийт Вяхи уверен, что бизнес должен быть социально ответственен. Когда-то в программу созданной им Коалиционной партии была вписана глава о социально-рыночной экономике, за что Вяхи не раз подвергался критике со стороны правых партий. «Социально-рыночная экономика – это очень важный вопрос. Когда Эстония восстановила независимость, наша страна с честью справилась с данной ответственностью, а Украина нет. Почему? Потому что в Эстонии как раз присутствовал момент социально-рыночной экономики, а на Украине вся власть перешла к олигархам», – подчеркивает экс-премьер. Эстония, по его словам, достаточно продуманно провела приватизацию: за счет жилищных ваучеров и живых денег, что повлекло за собой приток инвестиций и технологий ноу-хау, стимулировало к изучению рынков для сбыта продукции.

В политике приватизации был и другой принципиальный момент, связанный с запретом на продажу стратегически важных предприятий, таких как Eesti Raudtee, Eesti Energia, Eesti Põlevkivi, Tallinna Sadam, Eesti Post. «Это было хорошо продуманное решение, иначе какой-нибудь Ахметов сейчас владел бы эстонскими компаниями», – говорит Вяхи. Бизнесмен сетует на то, что Эстония сначала продала свою железную дорогу, а потом выкупила ее в два раза дороже, но при этом не извлекла из прошлого урок: «Сегодня уже вовсю гуляют разговоры о том, что государство плохой хозяин, что нужно продать и Таллиннский порт, и Eesti Energia, и Эстонскую железную дорогу. Почему мы на ошибках не учимся? Зачем второй раз наступать на те же грабли?»

Он приводит несколько аргументов. В той же Германии железная дорога Deutsche Bahn является государственным предприятием. Инфраструктура порта Гамбурга принадлежит федеральному округу, и там никто не собирается ее никому продавать. Схема «государственная инфраструктура – частные терминалы» отлично работает во многих странах. Кстати, в Таллиннском порту действует тот же самый принцип, внедренный еще при Вяхи:

«Неужели теперь не подобрать в совет и правление предприятия таких людей, которые справились бы с текущими проблемами? Нам говорят, что их не найти, мол, государству трудно управлять такими предприятиями. В таком случае давайте сделаем как Украина: продадим все, чтобы стало еще хуже. У нас совершается очень много глупостей. Совсем недавний пример – подписанный министром юстиции меморандум трех Балтийских стран о намерении предъявить России требование о возмещении ущерба за период „советской оккупации“. Рейнсалу умудрился поставить свою подпись под документом, который уполномочены подписывать только три человека в государстве: президент, премьер-министр и министр иностранных дел». 

Вяхи напоминает, что глава МИДа вообще была не в курсе намерений Рейнсалу: «В итоге получилось, что одна рука не знает, что делает другая, а голова вообще ни о чем не думает. Тогда проблема не в том, что государство плохой хозяин, а в том, что в государстве плохие хозяева».

Немного о личном

Тийт Вяхи говорит, что он человек деятельный. Сидеть без дела не может, но при наличии выбора предпочитает оставаться дома с внуком и внучками. Есть такая пословица – «мы работаем для того, чтобы жить, а не живем для того, чтобы работать». Вяхи четко разделяет три своих роли – менеджер, государственный деятель и семьянин: «Дома все основные вопросы решает моя супруга, я всегда очень рад, когда к нам в гости приходят дети и внуки. У меня двое детей и трое внуков. Могло бы быть больше, тогда и радости было бы больше».

Из своих внуков он не пытается воспитывать будущих бизнесменов и политиков: «У меня хорошие отношения с детьми и внуками, но я не собираюсь им указывать, какой выбор они должны сделать. Они и сами этого мне не позволили бы. Если у меня и есть для них дельные советы, то я стараюсь их преподносить в завуалированном виде, потому что, если сказать об этом прямо, то в ответ получишь негатив».

Вяхи-менеджер уверен в том, что ни один даже самый хороший руководитель не справится без команды: «Мне повезло, что на разных этапах моей жизни рядом со мной были хорошие, инициативные и деятельные люди».

ФОТО: личный архив

В те редкие часы, когда Вяхи – не менеджер, не государственный деятель и даже не семьянин, он отправляется играть в гольф. «Иногда в восемь утра. Меня даже не смущает то, что на улице может быть всего пара градусов тепла. Здорово, что в Эстонии почти семь месяцев в году можно играть в гольф», – говорит он. В молодости Вяхи увлекался разными видами спорта. В университетские годы довольно серьезно занимался боксом, затем принимал участие в авторалли и бегал на лыжах. К гольфу пристрастился в последние годы: «Это интересно и полезно – прогуляться одиннадцать километров, потратив четыре с половиной часа. Играю со своим бизнес-партнером Яаком Раудсеппом. По его подсчетам, мы сыграли в этом году раз тридцать, преодолев около трехсот километров пешком, провели полторы тысячи часов на свежем воздухе и в хорошей компании. В этом и есть прелесть гольфа. Рекомендую!»

Отходить от дел Тийт Вяхи не намерен. Получая награду «За дело всей жизни», бизнесмен вскользь обронил, что премия – словно намек. Мол, дело сделано, не пора ли задуматься об отдыхе? Однако уходить на покой – не в характере Вяхи: «Сейчас я пока не готов отдыхать. Сегодня в Эстонии для бизнеса настал довольно сложный период, это коснулось многих предпринимателей и многих отраслей – сельского хозяйства, строительства, транзита. Я привык не уходить, когда есть трудности. Если трудности окажутся позади, я начну готовить преемников, которые смогут продолжить мое и наше общее дело».

Тийт Вяхи не скрывает, что он человек толстокожий, другому в политике и бизнесе не место: «От чтения комментариев в свой адрес адреналин у меня не убывает и не прибывает, отношусь к выпадам против себя спокойно».

Санкции и антисанкции

– Вы в свое время спасли от закрытия завод Silmet. Не было бы этого предприятия, возможно, не было бы сегодня и Силламяэ. Вопрос ведь остро стоял в девяностые, нет?

– В ту пору в Силламяэ и на заводе Silmet было сложное положение, производство уже по сути остановилось: не было денег и сырья, соответственно – не было продаж и продукции. Если бы мы тогда не смогли вытащить Silmet, то следующим на очереди был бы Силламяэ. Если кто-то скажет, что город вымереть не может, я им отвечу: будьте добры, поезжайте в Вайвара и Вийвиконна, взгляните на них, и сразу поймете, что могло бы ожидать Силламяэ.

– Silmet и Силламяэский порт дают региону полторы тысячи рабочих мест. Вы боретесь за их сохранение, несмотря на все попытки «запретить Россию», от сотрудничества с которой зависят экономические показатели. Не сдадитесь?

– Мы делаем, что возможно. Думаю, что самые плохие времена позади. Я оптимист и уверен, что лучшие времена для Силламяэ, порта и завода Silmet еще только наступят.

– В экономике продолжается застой. Как из него выходить?

– В первую очередь нужно рассчитывать на свои предприятия и предпринимателей. Они сделают все от них зависящее. При этом бизнес не сможет прыгнуть выше того, что позволяет система. Поэтому требуются совместные усилия бизнесменов и экономистов в нашем правительстве. Кроме того, нужно делать ставки и на внешние связи.

Политики помогают эстонскому бизнесу?

– Они не должны помогать в прямом смысле этого слова. Политики не должны вмешиваться напрямую, потому что это может закончиться коррупцией, но они обязаны создавать благоприятный климат для бизнеса, чтобы предприниматели могли работать и производить продукцию. Иначе инвесторы со своими ресурсами уйдут из Эстонии, а новые не придут.

– Какой же у нас сейчас бизнес-климат?

– При вполне благоприятном климате Эстония превратилась в тупиковую страну. Это означает, что многого мы сейчас не можем делать. Сегодня большой популярностью пользуются санкции, наши политики первыми предлагают продлить санкции. Однако, поступая таким образом, всегда надо думать о том, чем это аукнется Эстонии – сельскому хозяйству, транзиту, строительству и так далее. Санкциями мы провоцируем антисанкции, что означает, что мы не сможем продать в Россию свое мясо и молоко.

В свое время именно я подписал ходатайство о вступлении Эстонии в ЕС. Подчеркну, что вступление не освобождает эстонских политиков от обязанности думать об Эстонии и бороться за Эстонию. Сейчас у меня складывается впечатление, что для наших политиков гораздо важнее, что о них подумают в Европе или США, чем бороться за свою страну.

Зона повышенной опасности

– Почему мы оказались в тупике?

– Это не вина только эстонской политики. Здесь смотреть нужно глобально. После арабской весны случилась арабская осень. Впереди нас ждет арабская зима. Все произошедшее там пошло не на пользу, а в ущерб региону. Европу захлестнула волна беженцев, которые не плывут через Атлантический океан в Америку, а направляются туда, где ближе и лучше. Мы видим в Европе тысячи, а, может, и миллионы беженцев. Их встречают заборами и колючей проволокой, через которую прорываются женщины, старики и дети. В такой ситуации они не будут любить свой новый дом. И это очень сложный вопрос.

Более того, по нашему региону провели линию фронта. Президент Ильвес в прошлом году умудрился сказать, что пусть латыши готовятся к выборам, а Эстония будет готовиться к войне. Он же заявил, что соседство с Россией опасно, поскольку она может захватить нас за четыре часа. Что это значит? Это означает, что мы, бизнесмены, работаем в очень опасной зоне. Если здесь устанавливать базы, ракеты и танки, то и на другой стороне их установят.

Когда я жил со своими детьми в Валга, в тридцати километрах от нас, неподалеку от Нурси, была расположена советская военная база с нацеленными на противника ракетами. А что мы имеем сейчас? То же самое, только наоборот. Есть натовские базы и ракеты, есть российские. Мне все равно, какая ракета полетит в меня – натовская или российская. Я хотел бы, чтобы мы не делали ставку только на силу. Вопросы со своим соседом можно решать, используя политические меры. Как сказала недавно Ангела Меркель, даже в самое сложное время мы должны сохранять контакты. Я согласен с теми, кто считает, что Путин должен участвовать во встречах Большой восьмерки.

– А что вы думаете о заоблачных рейтингах президента соседней страны?

– По-моему, это означает, что его политика удовлетворяет народ России. Я бы пожелал президенту Ильвесу таких же высоких рейтингов, как у соседа.

– Вы все время рассуждаете скорее как политик, чем бизнесмен. Так все-таки, не жалеете, что ушли из политики в бизнес?

– Прошу прощения, но я забыл, что был приглашен на интервью как бизнесмен. Поверьте, я начал говорить о политике потому, что это очень важно для бизнеса. Если есть угроза и мы готовимся к войне, то зачем строить гостиницы и спа-центры? Надо рыть окопы.

НАВЕРХ