Власть № 4. В одной баньке с империей зла

Депутат Грязин считает, что если мы подпишем пограничный договор с РФ, то признаем Крым российским, и сдаваться не собирается.

ФОТО: Сандер Ильвест

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали войну в Сирии и пограничный договор с РФ, но и о русских не забывали.

На фоне ИГИЛ и прочего здешние русские освещались СМИ скупо и без фанатизма. Eesti Päevaleht опубликовал репортаж Рийн Альяс из пярнуского детсада «Тралль», где есть двуязычная (без дураков!) группа «Нёпсик». Дети – половина эстонцев, половина русских –  полдня занимаются с русской воспитательницей и полдня с эстонской. Результаты всех устраивают. Равноправию и интеграции –  да, да, да, дискриминации и ассимиляции – нет, нет, нет!

Настораживает одно: «“Ребенок подходит ко мне и просит помочь. Я говорю медленно: “Pažaaluista pamagi adeet šarf”. И он уже сам говорит мне: “Pažaaluista. Pamagi. Adeet...” Замолкает и ждет. Слово “шарф” он забыл”. Так, по словам воспитательницы Кристины Пащенко, русские и эстонские трехлетки с осени учатся по модели двуязычного погружения». Все отлично, но по-русски одевают Надежду, а одежду – надевают. Более того, особо грамотные знают, что и богатое слово «надеть» не слишком подходит к слову «шарф», есть для него другие глаголы. Тут можно бы позубоскалить над тем, что дети рискуют толком не выучить ни русского, ни эстонского, но – не хочется. Мы ведь и сами сплошь и рядом говорим «одеть пальто». Лучше пусть так, чем никак.

Цигарки в общем окопе

Сбитый турками самолет спутал карты, в том числе и нам. Эстонии-то что делать? Куды бечь и с кем? Редакция Postimees предлагает «сосредоточить внимание на крупномасштабном стратегическом раскладе» и посмотреть на поведение Кремля, который «после терактов в Париже буквально сидит за общим столом с Европой».

Редакция Eesti Päevaleht солидаризуется с турецкой версией событий: «Турция наконец перешла от слов к делу... В конце октября НАТО предупредило Москву, что если ее самолеты и дальше будут нарушать границы Турции, РФ сильно рискует... Другой вопрос, какой урок извлечет РФ. Если рассуждать рационально, в интересах обеих сторон поскорее забыть об инциденте. России нужен в том числе проход через Дарданеллы, Турция заинтересована в газопроводе, который должен быть запущен через год». Что до нас, в Багдаде все спокойно: «Один аналитик предположил, что в качестве мести Россия начнет устраивать проблемы, например, в Прибалтике, но, к счастью, Третья мировая из-за самолета начнется вряд ли».

Журналист Арво Уусталу пишет в Õhtuleht: «Путин ставит Запад перед выбором, причем выбирать надо из плохого и очень плохого. Но из страха перед одним преступником нельзя брататься с другим. Страны Восточной Европы помнят, как у них обманом отняли свободу, и знают, каково это – договариваться с идущей по трупам диктатурой, а французы и немцы забыли тактику выжженной земли русской армии в 1812-м и изнасилованных освободителями женщин в 1945-м».

И далее: «Если Эстония ответит на приглашение Франции и пошлет маленький отряд в Сирию, станут ли эстонский и российский солдаты дружески смолить цигарки в общем окопе? Друзья надерутся и в подворотне всадят друг другу нож в спину, а вечером все равно пойдут в баньку париться и хлестаться веником. Можно надеяться, что рядышком с русским, немцем и Депардье найдется на скамейке местечко и для эстонца».

Так может, лучше воздержаться от баньки-то, особенно после ножевого ранения? Мало ли кому что там в голову придет. Подружатся еще...

Ну очень реальная политика

Угораздило же нас на эдаком фоне обсуждать пограничный договор с РФ! Причем руководствуются политики опять же сиюминутными интересами. Редакторы Õhtuleht недоумевают: «Если противостояние договору оппозиции – EKRE и Свободной партии – понятно, пожелание IRL дополнить его отсылкой к Тартускому миру и требованием компенсации за оккупацию исходит из намерения одновременно и повысить рейтинг партии, и остаться в коалиции». Понятно, продолжает газета, что цена, которую мы заплатим за договор, высока: «Эстония должна отказаться от принадлежавших нам территорий, кроме того, в будущем РФ может истолковать отказ от отсылки к Тартускому миру невыгодно для нас».

В той же газете о договоре высказываются Яак Мадисон (EKRE) и реформист Игорь Грязин. Мадисон напирает на 5,2 процента «оккупированной территории» – размером почти с Сааремаа, это вам не фунт изюму, – причем местных жителей в расчет брать не хочет: «Вопрос не в людях, живуших в Яанилинне (Ивангород - Н.К.) и Печорах, а в реальной политике. Выгодно ли нам просто так отказываться от природных ресурсов и земель, которые отстояли эстонцы в войне за независимость?» А что, есть вариант не отказаться, выбить из России «компенсацию за леса и земли», а то и вернуть их себе? Вот ты какая, реальная политика!

Вторит Мадисону и Грязин, парадоксов друг: «Сегодня граница между ЭР и РФ есть, и точно известно, где она проходит... После заключения договора ясность исчезнет». Подписав договор, мы, по Грязину, одобрим присоединение к России Крыма! Мотивируется этот довод так: «Что было, то было, но это изменение границы верное, и мы одобряем его подписанием нового договора». Интеллектуальная игра «Отыщи логику»!

Далее, пишет Грязин, войны сегодня ведутся гибридные, граница между войной и миром расплывчатая, военные действия – вроде как не военные: и похищение Эстона Кохвера, и беспорядки во время «бронзовой ночи», и временное вторжение самолетов РФ на нашу территорию, и «Северный поток 2». Из всего этого парадоксальным образом выходит, что, подписав договор, мы одобрим последствия гибридной войны – и «нам не поможет даже НАТО». Отчего? Почему? Что происходит вообще?..

Страдания юного Сутропа

Не утихают СМИ и по поводу писателя Яна Каплинского, считающего, что ничего страшного не было бы, если бы Эстония вошла в сферу влияния России. В Postimees на эту тему высказались писатель Олев Ремсу и директор Литературного музея Урмас Сутроп. Ремсу во многом с Каплинским согласен – скажем, в том, что русофобия у нас зашкаливает:

«На мой взгляд, русофобия у нас от неотесанности. Понятно, что возникла она не вдруг, у всего есть своя причина. История есть история... Но, естественно, все трагические события не дают нам ни малейшего права относиться к здешним русским как-то иначе, чем как к уважаемым соотечественникам. Тот, кто считает по-другому, по сути путинист».

По Ремсу выходит, что причина кроется в СССР, который врал в учебниках и газетах о превосходстве всего русского, вот эстонцы и решили, что воспринимать надо все наоборот: если хвалят – значит, гадость; если ругают – о’кей. «Социализм, о котором нам рассказывали только хорошее, мы испытали на своей шкуре (страшно!), хлебнуть капитализма нам не довелось, а когда социализм кончился, мы решили, что правая политика – это идеал. Чем правее, тем идеальнее! Ныне мы поняли, что о капитализме местами говорили правду».

Сутроп полагает, что Каплинский мечтает о какой-то другой России – демократической, пережившей Февральскую революцию без Октябрьской. «Он хочет жить рядом с любящим свободу большим соседом, уважающим наших граждан и все остальные народы мира. Кто из нас не хотел бы жить рядом с такой Россией?.. Но Россия всегда хотела другие народы подчинить, уничтожить и ассимилировать». Сутроп вспоминает о том, как русские притесняли эстов в 997 году, сожгли Тарту в 1030 году и так далее. Нашлось в его пламенной речи место и «ордам оккупантов», и «годам страданий эстонского народа», которые закончились лишь в 1991-м. Так страдал эстонский народ в 1960-е, 1970-е и 1980-е, что даже рожал детей в огромных количествах. Потом страдания закончились – и демография сразу просела. Логично.

Финал мнения неутешителен: «ИГИЛ вскоре сметут с лица земли, а империя зла у нас под боком останется». Тут Шехерезаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи. Уж если и сам Сутроп не знает, что делать...

НАВЕРХ