Молочному концерну Tere грозят банкротство или продажа

Банки уже не верят, что вернут кредит в полном объеме, но надеются, что собственник Tere Оливер Крууда сможет самостоятельно продать производство и выручить какую-то сумму.

ФОТО: Янус лесмент

У некогда самого крупного эстонского молочного концерна Tere два пути: либо в ближайшее время собственник Оливер Крууда под давлением банков продает предприятие, либо кредиторы настоят на банкротстве концерна.

Срок погашения кредита в размере более 30 миллионов евро истек еще 20 октября прошлого года, но, по данным Postimees, банки предоставили Крууда три месяца отсрочки, которые тоже истекли.

DNB Pank и банк Nordea, предоставившие синдицированный кредит, еще не решили, что делать с Tere.

Банки уже не лелеют надежду вернуть кредит в полном объеме, но надеются, что Крууда сможет самостоятельно продать производство и выручить какую-то сумму.

Банки могли бы в покрытие долга стать держателями акций Tere и начать их продавать, но им трудно себя представить в качестве хотя бы временных руководителей молочного производства.

Представление о финансовом положении концерна дают отчеты за 2014 хозяйственный год: по состоянию на конец декабря долги предприятия превышали 53 миллиона евро, из них кредиты составляли более 36 миллионов евро, долги и предоплата – свыше 17 миллионов евро. В 2014 году доходы от продаж составили более 85 миллионов евро и прибыль – около 900 000 евро. По состоянию на 1 января 2016 года долг Tere по налогам согласно графику погашения задолженности превысил 800 000 евро.

Просроченные кредиты

В августе 2014 года, когда Россия ввела ограничения на импорт, молочный рынок Эстонии оказался в труднейшем положении. Если до этого закупочная цена на сырое молоко была примерно на уровне средней цены по ЕС, то после введения ограничений упала на 20 процентов.

В отчетах Tere за 2014 хозяйственный год говорится о рефинансировании синдицированного кредита, но, по данным Postimees, этого пока не сделано.

В феврале 2015 года аудиторы, указав в отчете, что срок погашения кредита в полном объеме истекает 20 октября, отметили, что концерн Tere хотя и ведет переговоры с кредитными учреждениями об изменении условий договора, к моменту составления аудиторского отчета переговоры не завершены, что ставит под сомнение способность предприятия выполнить свои обязательства.

Таково было финансовое положение предприятия Tere около года назад.

В настоящее время акции Tere размещены на представительском счете эстонского филиала банка Nordea, т.е. они переданы банку в качестве залога и продать их без одобрения банка невозможно.

По неподтвержденным данным, было сделано предложение продать предприятие, но собственник запросил запредельную цену, и сделка не состоялась. Дешевле было бы построить новый завод с нуля.

Информация о том, кто мог бы купить Tere, крайне противоречива. По словам анонимного источника, есть три возможных покупателя Tere, один из них из Литвы. Потенциальные покупатели ждут, когда собственник снизит цену.

У Tere два производственных подразделения – в Виль­янди и Пыльва, при этом пыльваский цех производит также сухое молоко.

Снижены объемы продаж

Концерн Tere мог бы перерабатывать намного больше молока, но из-за задолженностей производители сырого молока предпочитают во­зить товар в Латвию и Литву. Пыльваское подразделение еще до того, как вошло в Tere, способно было перерабатывать около 500–700 тонн сырого молока в день, сейчас цех получает менее ста тонн молока в день.

Еще в 2011 года в концерне Tere трудились 615 работников, в 2014 году – 427 человек. В 2011 году предприятие сообщило о закрытии производства в Таллинне, в 2012 году был закрыт Пайдеский комбинат.

Как сказал Юллас Хунт, возглавляющий коммерческую ассоциацию Epiko, которая объединяет производителей молока, у Tere есть обязательства, срок погашения которых превышен.

По данным Хунта, в лучшие времена Tere перерабатывал более 300 тонн сырого молока в день, но сейчас объемы производства недотягивают до 200 тонн.

«Многие фермеры снизили объемы продаж молока Tere», – сказал Хунт, по словам которого, концерн пользуется у производителей молока недоброй славой.

«Честно говоря, ситуация удручающая. Закупочная цена на молоко и без того низкая, меньше себестоимости, а когда еще и выплаты задерживают, фермерам не остается ничего другого, как продавать молоко по дешевке тем, кто платит, главное, чтобы как можно быстрее получить деньги», – добавил он.

По мнению Хунта, перекупать отдельно Пыльваское подразделение экономически невыгодно: «В условиях нынешней конкуренции неразумно одному иметь такое производство, следует думать шире, чем только о Tere. Для того чтобы быть конкурентоспособными на внутреннем и внешнем рынках, нужна серьезная стратегия».

По словам еще одного источника, пожелавшего остаться неназванным, банки слишком либеральны по отношению к концерну Tere. «Ведь можно повернуть дело таким образом, что предоставленная банком информация о предприятии нанесла вред хозяйственной деятельности, и потребовать штраф», – предположил источник.

Он также считает, что банки потому и не решаются действовать более решительно по отношению к Крууда, что опасаются судебных разбирательств.

«Положение ухудшается с каждым днем. Банки могли бы со дня получить имущество и товарные знаки и начать переговоры с потенциальными покупателями. Все закончится банкротством», – сказал источник, отметив при этом, что банкротство – не самое хорошее решение, а Пыльваский цех мог бы производить сухое молоко в большем количестве, чем сейчас.

«Вместо того чтобы возить молоко в Литву, можно было бы выпускать молочный порошок, это позволило бы фермерам пережить ближайшие три месяца, которые обещают быть очень нелегкими. В Пыльва в сутки можно перерабатывать 300–400 тонн сырого молока», – предположил  источник.

Без комментариев

Как считает этот человек, одной из причин того, что молочное хозяйство Эстонии испытывает серьезные трудности, стала ситуация с концерном Tere, который был ведущим производителем молочной продукции: «Когда у лидера рынка было четыре производственных подразделения, небольшие переработчики наращивали производство. Но лидер постоянно терял свои позиции, и сегодня сельские производители ему не доверяют».

В разговоре с Postimees собственник Tere Оливер Крууда был немногословен.

В ответ на вопрос, каковы перспективы Tere, если учесть, что синдицированный кредит следовало погасить к 20 октября прошлого года, а срок предоставленной банками отсрочки истек в январе, Крууда поинтересовался, откуда журналист получил информацию.

«Откуда такая ошибочная информация, из каких источников? Насколько мне представляется, это сфера отношений между предприятием и банком, и банк не вправе предоставлять такую информацию», – заявил Крууда, добавив, что в хозяйственных отчетах за 2014 год отмечено, что предприятие ищет дополнительный капитал для реализации инвестиционных программ.

Попросив прислать вопросы по электронной почте, Крууда ответил, что не считает возможным комментировать сотрудничество с финансовыми партнерами.

Комментарий концерна TERE AS

3 февраля в Postimees (на эстонском языке) была опубликована статья, большая часть аргументации которой, по мнению TERE AS, построена на анонимных источниках, а факты в большинстве своем не соответствуют действительности. Журналистская этика исключает причинение умышленного вреда путем публикации непроверенных фактов. Предположение о том, что предприятие стоит на пороге банкротства, сделано на основании финансовых показателей годичной давности, а также необоснованных слухов. Никто из финансовых партнеров TERE AS не выражал позицию, приводимую в статье, для этого нет оснований.

TERE AS является концерном по переработке сырого молока и специализируется на выпуске различной пищевой продукции, адресованной потребителям всех возрастов. Предприятие, на котором трудятся более 400 человек, выпускает свежую молочную продукцию для местного и экспортных рынков. Производственные подразделения TERE AS находятся в Пыльва и Вильянди. TERE AS продолжит свою деятельность в соответствии со стоящими перед предприятием задачами.

НАВЕРХ