Часть кабинетов в МИД слабо защищена от прослушивания (1)

, журналист
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
иллюстрация: Pm

Прошло уже без малого два года, как в Интернете появилась запись подслушанного телефонного разговора о снайперах Майдана, который состоялся между тогдашним министром иностранных дел Урмасом Паэтом и верховным представителем ЕС по иностранным делам Кэт­рин Эштон, но часть помещений руководства МИД Эстонии по-прежнему уязвимы для прослушивания иностранными спецслужбами.

«Мы занимаемся этим воп­росом», – сказал гендиректор отдела дипломатической безопасности Министерства иностранных дел Андрес Кангур, уточнив, что в ведомстве создаются специальные зоны безопасности, в которых стены покрыты защитными материалами. В Министерстве внутренних дел и Министерстве обороны, которые также имеют дело с деликатной информацией, такие зоны существуют много лет.

Ситуация меняется к лучшему

Кангур, который долгое время имел отношение к спецслужбам, хорошо знаком с рисками, связанными со шпионажем. В МИД он пришел около двух лет назад из Полиции безопасности после того, как его предшественник Павел Коткин, также имевший опыт работы в КаПо и внешней разведке, оставил свой пост из-за коррупционного скандала.

До прихода Кангура, по словам одного специалиста в области разведки, в МИД в вопросах защиты информации царил полный хаос. Несмотря на то что руководству МИД сведущие люди не раз говорили о том, что следует защитить рабочие помещения министерства от прослушивания, работников ведомства не особенно интересовал этот вопрос.

Сейчас ситуация меняется к лучшему. И дело даже не в том, что должность канцлера занял бывший глава внешней разведки Райнер Сакс. За последние полтора года в главном здании МИД зона безопасности увеличилась на 40 процентов, частично она охватывает и служебные помещения руководства.

Беседы, в ходе которых обсуждаются вопросы, требующие конфиденциальности, министр иностранных дел Марина Кальюранд проводит в одном из двух смежных кабинетов. С той частью служебного кабинета министра, которая не входит в зону без-опасности, связаны определенные риски, т.к. при желании и возможности спецслужбы других государств могут организовать прослушку.

Когда говорят о рисках безопасности, имеют в виду не только прослушивание разговоров по мобильному телефону, но и обычные беседы в кабинете с глазу на глаз. Для спецслужб государства, враждебно относящегося к Эстонии, они могут иметь куда большее значение, чем иные документы, содержащие государственную тайну.

С этим согласен и директор координационного бюро по безопасности Госканцелярии Кристьян Прикк.

«Информация, официально проходящая как секретная, далеко не всегда представляет интерес для спецслужб, их больше интересует, кто с кем встречается и о чем идет разговор. Информация о неформальных контактах очень важна, и наши чиновники должны понимать это», – отметил он.

Если бы Марина Кальюранд, занявшая пост министра иностранных дел семь месяцев назад, провела бы в своем кабинете беседу деликатного содержания и она была бы записана иностранными спецслужбами, то эта запись, учитывая тот факт, что Кальюранд может баллотироваться на пост президента, могла бы навредить Эстонии.

В данном случае ключевое слово «могла бы». Во-первых, неизвестно, ведутся ли сейчас в кабинете беседы деликатного содержания, какие велись в нем между экс-министром иностранных дел Кристийной Оюланд и Индреком Тарандом, занимавшим в свое время пост канцлера МИД. Во-вторых, большую часть рабочего времени Кальюранд проводит не в своем служебном кабинете. Так что опасность прослушивания существует скорее теоретически.

Регулярно проводится профилактика

Кроме того, даже отлично оснащенной спецслужбе непросто организовать прослушивание кабинета главы МИД. Кабинет расположен высоко, и организовать стационарную прослушку невозможно. Гостиница «Radisson Blu Olümpia», хоть и не уступает по высоте зданию МИД, находится слишком далеко.

Теоретически прослушивание можно было бы организовать из расположенного позади МИД парка Лембиту, но для этого потребуется микроавтобус со специальной аппаратурой, которому никто не позволит долго находиться в парке. Да и внешнеполитического скандала в случае поимки шпионов не миновать.

Отдел дипломатической безопасности, по словам его руководителя Андреса Кангура, совместно с Полицией безопасности регулярно занимается в министерстве профилактикой шпионажа.

Она включает в себя не только меры по обнаружению прослушивающих устройств, сотрудникам министерства постоянно напоминают, что жалюзи на окнах должны быть опущены – они блокируют в том числе прослушку.

Безопасность должна быть обеспечена не только Министерству иностранных дел, но и посольствам Эстонии за рубежом, которым приходится работать с секретными материалами и в которых ранее отсутствовали безопасные помещения.

Сейчас такие помещения имеются. В этих помещениях, стены которых защищены специальной сеткой, находятся компьютеры, телефоны подключены к линии безопасности. Работать с материалами, которые содержат государственную тайну, и говорить о них можно только в таких помещениях.

Как сказал директор координационного бюро по безопасности Госканцелярии Кристьян Прикк, в свете того, что в 2018 году, когда Эстония будет председательствовать в ЕС, принимаемые МИД меры имеют большое значение, т.к. именно на Министерство иностранных дел и Министерство внутренних дел ляжет наибольшая нагрузка по обмену секретной информацией. Прикк, за плечами которого имеется опыт работы в

МИД, сравнивая нынешнее положение дел с тем, что было раньше, отметил, что ситуа­ция намного улучшилась.

Наверх